Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Октябрь 2016, 12

ЗАПЛЫВ

Стихи

Документ без названия


По сложившейся традиции мы публикуем стихи победителей заплыва поэтов на приз журнала «Октябрь»

Маруся Гуляева родилась и живет в Москве. Поэт, музыкальный критик. Автор поэтического сборника.

 

***
Слово меняет судьбу, как светофор – цвет.
И если мы берем ситуацию на перекрестке,
То всегда нужно помнить, что есть и помеха справа.
Но сколько таких, что, не замечая дорожных,
Думают, что несутся по главной?

Слово страдает от брака, как дерево от урагана.
И если мы берем ситуацию в поле,
То всегда есть вероятность удара
Молнии, что попадает туда,
Где по определению выше.
Слово меняет судьбу,
Скажем больше: оно ее пишет.


***
Издалека поле кажется сплошной зеленью;
Подойдешь ближе, увидишь, что был не прав:
Оно, как и лист мой, уже засеяно
Через интервал.

На вкус рано пробовать, да и на вид – смех один.
Не определить: сорняки или семена.
И вот ты стоишь, этим полем дышишь,
Понимая одно: всему свое время.

Час придет – оно цвет изменит.
Слова настоятся как Writer’s drops,
И кто-нибудь так же, как ты,
издалека их заметит, но через год…


***

Гонишь треки, как индексы финансист,
Будто поезд, что идет по пути биссектрис,
Но громкость медленно катится вниз.

Давай распускай, что ли, этот трек-лист.
Разве не слышишь, не держат бис.
И двухмесячный твой repeat
Ни о чем уже не говорит,

Молчит.

Разбирай не боясь этот сложный паттерн.
Он затерт до пигментных пятен.
Бас да и только внятен.
Сколько в памяти от него вмятин?

Delete.

 


Валерий Поланд родился в городе Волжский Волгоградской области. Окончил Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики.

 

***
На прогулку иду без трости,
в телефоне прижился гугл,
мне неважно, что будет в росте:
то ли доллары, то ли рубль.

Потому что сегодня вторник,
и поэтому все не ново:
повстречается старый дворник –
выпускник института слова.

Колесо от велосипеда
в середине разрежет лужу,
что хотелось сказать соседу,
моментально уйдет наружу.

И добавлю я силы взглядом
убегающим вслед собакам,
а художник, сидящий рядом,
скоро всех нас покроет лаком.

И потомок – богатый денди,
своему доверяя вкусу,
купит нас за большие деньги...
Только вот по какому курсу?


Поплавок

Который день река и облака,
Катамаран, шиверы и пороги,
И смотрят на меня речные боги,
А я впервые в роли поплавка.

Здесь все не так, и летом холода,
И небо – лишь источник непогоды,
Река со мною водит хороводы,
А я хочу домой как никогда.

Но тянется неведомый маршрут,
Отмеченный на старой карте где-то,
Где эхо не имеет права вето
И посылает, если позовут...

И не понять заросшим берегам
Немного облысевшего нахала,
Что молится заоблачным богам,
Чтоб у речных сегодня не клевало.


Облако

Это облако, как от костра отлетевший дым,
очень скоро смогу прикоснуться к нему крылом,
я не ангел, а просто лечу послезавтра в Рим,
ну а Питер... А Питер меня приютит потом.

Очень странное чувство: идешь, а потом летишь,
и в такие минуты всегда как-то ближе Бог,
в октябре мое сердце чуть-чуть не украл Париж,
ну а Питер тогда меня ждал и привычно мок.

Жизнь идет, но все чаще мне кажется, что бежит,
и я даже не помню, когда перешел на кросс...
Ну а Питер все так же влюбляет в себя Лолит,
иногда проверяя, надежно ли я прирос.

 

Версия для печати