Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Октябрь 2015, 8

Переводы Виктора КУЛЛЭ и Вадима МУРАТХАНОВА

 

Рузаль Ахмадиев родился в 1989 году в деревне Щербень Аксубаевского района ТАССР. Окончил юридический факультет Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета. Стихи печатаются в региональных литературных журналах.

 

 

Тишина

День, крадучись, торопится к концу,
и ночь на смену время тайн несет.
Мгла, щекоча, стекает по лицу.
Вселенной улей состоит из сот.

Я все еще мгновением живу,
но тишину запечатлеть – нет сил.
Волшебных слов, звучащих наяву,
не надобно.
Мне всякий звук постыл.

Дыханья шелест вроде ярлыка.
Луна ярка, но боль еще сильней.
Жизнь – время от звонка и до звонка.
Я задыхаюсь от любви своей.

Безумье незаразно – не страшись
и положи на ноты тишину.
Прекрасней слов ее ночная жизнь.
В ее глазах я сызнова тону.

Прискучило терзаться от обид,
изустных фраз смешон автопилот.
Порядок слов души не исцелит –
пусть лучше тишина меня убьет.

Я ожиданье длить всю жизнь готов,
но без тебя и тишина мертва.
И все же, вновь на твой воспрянув зов,
скажу:
«Мне опостылели слова».

Вольнолюбив, свободен и упрям,
я проклят, хоть другим не делал зла.
Готов лететь к неведомым мирам,
да слишком клетка тела тяжела.

Смирился сердцем, головой поник,
а все пытаюсь жить не хуже всех.
В душе нарос бесчувствия ледник.
Остался только смех.

 

***

Напоследок влюбиться в былую любовь...
Эльвира Хадиева

Не предав себя, умерли струны души...
Сердце мечется и не находит ответ.
Гляну в небо: по разным маршрутам спешим.
Нынче ночи двуличны, надежды в них нет.

Оправдай сам себя, поведясь на вранье,
гордость дрогнувшую уплатив как калым.
Вновь пленен красотой, но не веришь в нее.
Недоверчива осень к безумствам былым.

Все же дар или пытка? Печали ночной
ни к чему скучный перечень давних обид.
Это небо слезой поделилось со мной,
и она на холодных ресницах дрожит.

Только взгляда достаточно, чтобы все вновь
пробудилось в душе, завертелось навзрыд.
Напоследок влюбиться в былую любовь –
мысль дурацкая. Что же так сердце сбоит?

Полюбить – смех и грех, вдохновенье и срам.
Вновь, как в юности, грезить тобой наяву...
Знать, любовь, что когда-то дарована нам,
никуда не исчезнет, покуда живу.

Переводы Виктора КУЛЛЭ

 

 

***

Вернулся в дом, как во вчерашний день,
Без цели, без надежды, без причин.
Он был вселенной для меня – теперь
П
о комнатам пустым брожу один.

Теперь я в этом доме только гость,
Позвали – и откликнулся на зов.
Так передышку делает в пути
Усталый странник посреди песков.

Похоже, полдень. Но разлита тень
П
о комнате. Не раздвигая штор,
Прислушиваюсь. Дом меня забыл –
Я слишком много помню до сих пор.

Вот стол – за ним писал тебе стихи.
По комнатам брожу – и не пойму:
Тебя ли здесь сейчас недостает,
Мне ль не пристало быть здесь одному?

А вот окно, в котором на луне
Я профиль твой заметил в первый раз.
Оно покрыто каплями дождя,
Как будто бы оплакивает нас.

На стенах белоснежные цветы,
Покрыт седым туманом горный склон.
Наверное, я ночью не усну:
Здесь все и так напоминает сон.

Цветы кивают, узнают меня.
Но в каждом взгляде вижу я упрек,
Что слишком поздно я вернулся в дом,
Что я любовь твою не уберег.

Перевод Вадима МУРАТХАНОВА

Версия для печати