Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Октябрь 2015, 8

Перевод Алексея САЛОМАТИНА

 

 

Булат Ибрагим родился в 1990 году в селе Атабаево Лаишевского района РТ. Аспирант Института филологии и искусств Казанского федерального университета. Стихи появляются на страницах республиканской печати, недавно вышла книга стихов. Победитель республиканских поэтических конкурсов и фестивалей; стипендиат литературной премии им. Сажиды Сулеймановой.

 

 

Рыбий язык

А дождь идет,
На улице – гроза,
На улице – глаза
И
– без конца – ряды немых.
Меж ними – я, один из них,
Но не из их числа.
Творцу хвала!
Да не попустит мне
Стать с ними наравне.
А дождь идет…
Наречья рыбьего толмач
П
о лужам, рад,
Спешит назад – все шлеп да шлеп, –
Послушным счет малькам
Ведет, не морща лоб.
Мы разной крови с ним,
Набит чужим умом, подлец,
Он зрел, родным
П
резрел он языком, подлец,
В наш дом он рыбий внес.
Наречье рыб,
Нет проще языка:
Ни азбуки с грамматикой тебе,
Откуда он – забыл бы, да не знал,
Ведь ни к чему – ни зубрежа тебе,
Все ни к чему – ни даже книг тебе,
Все ни к чему
А
освоишь его –
Сладчайший сон
Подарит он уму.
За грань шагнешь – поймешь ты что к чему:
Обретшему счастливый путь
И
ные – ни к чему…
А дождь идет,
И в глубине, гляди-ка, рыбий бал,
Почти как у людей…
Наречье рыб – в семье,
Из рода в род змеей ползет, знай, в наш язык себе,
И рвешь язык себе.
А рыбий-то, смекнешь в уме,
Вполне себе,
И обрастаешь чешуей,
Ни бе ни ме.

 

Когда ушли друзья, или Чаепитие со стихами

1

Ба, друг мой милый, это ты ль?
Проходи.
Дверь запри на засов
О
т незваных гостей.
И – прошу.
Как поется тебе?
Звонкий смех, горький вздох –
Что принес ты с собой?
Как живется тебе,
Что сегодняшний день
В
предстоящем сулит?
Ну, пожалуй к столу,
Не уснем за чайком:
Расспросить, рассказать,
Праздных слов – пруд пруди.
Про засов не забыл?
Уж проверь еще раз,
Как там дверь
Н
у и жизнь –
Полу ли, потолку,
Даже двери – не верь.
Заперта?
За тебя!
Ну, еще кипятку,
И грядущему дню
Оттостуем чайком!
Чья там тень? – видишь? – чья?
Что, твоя?!
Ох, трухнул я, Аллах…
Новый день, говоришь?
Все одно…
Лето – глянь – на земле,
Кроны всклянь зелены.
Не хандрить, говоришь?
Желтым, знаю, мазнет
Осень лету вослед.
Что с того, говоришь?
Да, ты прав:
Испоконный устав
И
зменить не дано.
Не нальется само!
Подсласти,
Не жалей.
Да, порою, каков ни крикун –
Рот возьми да зашей.
Полу ли, потолку,
Даже двери – не верь.
Мыслей рой в голове.
Не уймешь их теперь…

 

2

Новой, слышал, зари
Недалек уж восход.
Дети прежних ночей – за дела:
Подаянья раздать да излить
Покаянья – от зла
Ч
ают души свои отскоблить
Добела,
Чтоб опять беспросветная ночь
Обуять их смогла.
Да, опять…
Многословен я стал.
Что поведаешь сам?
Как там в мире твоем, расскажи.
Вешних дней ли свежей,
Или в нем – тот же мрак, каждый – враг,
И в друзьях там друзей не найти?
И за прах золотой
П
латят жизнью своей?
Все, как здесь
И
отмерен любви
Век росы полевой
В душах, камня черствей?
Нет ведь, друг,
Нет, ведь так?
В небесах – свет, ведь так?
Не молчи!..
Дверь давно на замке,
Не молчи!..
…Нынче гость у меня –
Неприкаянный стих.
Мы втроем:
Я, мой стих, крепкий чай.
И следят неусыпно, в дозоре – чуть свет,
Каждый шаг потолок, пол и дверь.

Переводы Алексея САЛОМАТИНА

Версия для печати