Опубликовано в журнале:
«Октябрь» 2015, №8

Переводы Геннадия КАНЕВСКОГО и Ольги СУЛЬЧИНСКОЙ

 

Эльнар Байназаров родился в 1994 году в деревне Сунарчи Оренбургской области. Студент третьего курса двух учебных заведений – Института международных отношений Казанского федерального университета и Казанского музыкального училища им. И. В. Аухадеева. Владеет шестью иностранными языками, увлекается хоровым пением. Циклы стихов регулярно публикуются в республиканской печати.

 

 

Шаткий этюд

Это город, знающий себе цену.
Больная зима городская, спутавшая все судьбы.
Понимаешь, не просто тоска, это образ жизни,
крик ребенка, на которого упали часы и сутки.
То ли фа-диез на клавишах застывает,
то ли случайный знакомый пить до дна брат до дна призывает.
То, что я обещал вечерам несчастным,
я, кажется, выполняю –
нынче две недели, как я тебя не видел.

От отсутствия мыслей моя голова – пузырь.
Если б не снежный вихрь, то что бы окну было нынче делать?
В город Казань пришел настоящий степной буран,
людей и улицы накрывает белым.

Может быть, умереть?
Может, это – концовка данного текста?
Персонаж, которого я играю,
что-то узнав, выходит в окно на четырнадцатом этаже.
Неплохой вариант, но слишком банальный.
К тому же пугает,
что ты будешь и после смерти.

Перевод Геннадия КАНЕВСКОГО

 

***

Холодно. Окна потрескались от степного ветра,
скоро утро, и в них отразится неокрепшее, слабое небо,
эта заря, как ты, не нова,
но она – впервые.
Эта заря, как ты, заставляет забыть остальные,
бывшие до нее.
Ты не жалеешь, ты жалишь меня
в раненое крыло
С
нова небесный шов
того и гляди разойдется.
Наверно, ты чувствуешь, в нашей пустыне
дни густые,

рассветы жидкие. Зори красней вина.
Тебе тоже холодно? Здешняя тишина –
это ее вина.
Точки нет – тебя это тоже тревожит?
Умирая сегодня, мы, быть может,
оживем еще – скажем, летом, –
давай поклянемся друг другу в этом.
А до июля в одной домовине
вместе будем лежать отныне
в глубоком сне, в вековой тишине.
Но не
для нас ключ в дверях зазвенит.
Костер погас, пепел его хранит
нашу любовь. Она
обожжена.
Порохом пахнет твой воротник до сих пор.
Кто из нас двоих запалил этот костер?
Кто погасил? Мы сами? Или же тишина?
Она-то уж нам верна.
Из моего письма любые слова
вычеркнуть ты вольна.
Оставь только пароль на случай, если прийти
захочешь, все тот же, что был и в начале пути,
он неизменен: мне
холодно.

Перевод Ольги СУЛЬЧИНСКОЙ

 



© 1996 - 2017 Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал" | Адрес для писем: zhz@russ.ru
По всем вопросам обращаться к Сергею Костырко | О проекте