Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Октябрь 2015, 12

Вечный вопрос

ДИПЛОМАНТ Ася Датнова, Москва

 

Светлана Волкова – переводчик, писатель, публицист. Лауреат литературной премии Куприна (2013), золотой лауреат международного литературного конкурса «Русский стиль» (2014). Публикуется в журналах «Нева», «Крым», «Прогресс» и других. Лауреат премии «Рукопись года» (2015). Дипломант Международного Волошинского конкурса в номинации журнала «Октябрь» (2015). Живет в Санкт-Петербурге.

 

 

У дракона Ануфрия было три головы. Две обыкновенные – ноздри, брови, пупырышки, а третьей казалось, что она еврей. Откровение это пришло после чтения газет – сжечь бы их, да у Ануфрия лапы не доходили.

Долго вглядывалась третья голова в зеркало: и так посмотрит, и эдак. И вроде горбинку на носу уже обнаружила, и грустные глаза с чуть опущенными уголками, и лоб – умный такой, большой. Точно ведь!

И началось! Кошерную еду ей подавай, цаце такой! Ануфрий, получается, на два стола готовит: привычную пищу первым двум головам, а третьей отдельно.

Комиксы листать перестала, глянец тоже. Засядет с постмодернистской заумью и вздыхает, выдувая пар из ноздрей.

В субботу еврейская голова вообще бунт устраивала – работать отказывалась. И даже думать. Наденет, бывало, ермолку на лысину, шею в воротник утопит и дремлет, всхрапывая непонятными словами, на немецкие похожие.

Критиковать ее стало невозможно. Ни матерком, ни интеллигентным лаем. Обижается. Оттявкивается в ответ, что притесняют, мол, ее, бедную, а всё по национальному вопросу. Сбежать бы в Израиль, да только как туда всего Ануфрия-то затащишь?

Две другие головы уж и покусывали еврейскую голову, и плевали в ее уши, а всё без толку.

И вот однажды, когда она заснула, пошептались две головы и решили извести третью смрадным зельем. Не до смерти, нет, а так – чтоб спала все время, перед глазами не маячила. Она ведь, когда спит, тихая такая, не скажешь, что дурная.

Задумали – сделали, подмешали утром зелье в кофе.

Только недооценили они третью голову. Видно, и впрямь поумнела за книжками. Она ведь еще с вечера заговор тот подслушала. И на ус намотала. Сделала вид, что кофе пьет, а сама потихоньку высморкала отравушку через левую ноздрю.

Ждали-ждали две вредные головы, когда третью сон сморит, не дождались, сами закемарили. А еврейская голова взяла маникюрные ножницы, похихикала, сплюнула да и сделала Ануфрию обрезание.

И споры на том прекратились. Ладно теперь живут. Таки да.

Версия для печати