Опубликовано в журнале:
«Октябрь» 2014, №8

Windows-упанишада

Рассказ

Windows-упанишада

 

Герман Садулаев родился в 1973 году в Чеченской республике (тогда ЧИАССР). Окончил юридический факультет СПбГУ. Первые публикации состоялись в литературных журналах «Знамя» и «Континент» в 2005 году. Автор нескольких книг художественной прозы и публицистики, финалист премий «Русский Букер», «Национальный бестселлер», «Большая книга». Живет и работает в Санкт-Петербурге.

 

 

 

1. И вот человек приходит в мир, человек встречается с миром. Хуже того, человек встречает в мире самого себя.

2. Кто этот человек? Этот человек – Шветакету. Он приходит в мир и встречает самого себя.

3. Человек приходит в мир голым. У него нет ни одного приложения. Но операционная система уже есть. Она предустановлена.

4. Операционная система предустановлена. Поэтому у Шветакету возникает много вопросов: кто предустановил, что и зачем? И как теперь быть?

5. Операционная система предустановлена. Поэтому можно сразу, еще ничего не умея, включиться и работать. То есть страдать. Потому что работа Шветакету состоит в переживании себя как субъекта и континуума, то есть как поля и знающего поле. А любое переживание в основе своей есть страдание, даже если внешне оно переживается как экстаз.

6. Соприкосновение интерфейса с манипуляторами нарушает гомеостаз. Счастья нет, но есть покой и воля – то есть спящее состояние и чистая потенциальность. Все остальное – самсара и майя.

7. Что является причиной страданий Шветакету? Причиной страданий является сам Шветакету.

8. Когда человек встречает мир и самого себя, то происходят события. Человек совершает поступки. Чаще всего человеку не нравится ни то, что он совершает, ни то, как с ним происходит. И то и другое остается в памяти. Память становится хранилищем неврозов.

9. Память не только является источником и способом хранения неврозов, память является единственным способом их существования. Память – это и есть невроз. Никакое событие и никакой поступок не могут запечатлеться в памяти, если не являются невротическими. Невроз – это способ хранения опыта и информации. Невротическая энергия является тем электричеством, которое возбуждает матрицу-улей и побуждает к раскрытию соты-ячейки, куда мать-майя откладывает личинки невроза-знания.

10. Не суждено сбыться мечте Шветакету о безболезненном прогрессе и обучении. Никто не научит его испанскому языку под гипнозом или во сне. Никакие игровые методики преподавания не приведут к результату. Только болезненная и невротическая инициация даст в его руки ключи и высветит пониманием объекты.

11. Итак, человек страдает и ему для страдания не нужен никто другой. Достаточно самого себя и внутренних операций с памятью. В архаических DOS-системах это называлось «грех», «чувство вины», «угрызения совести». Считалось, что есть перечень акций, которые неизбежно приводят к такому результату. Этот список зашит на уровне материнской платы, и снести его невозможно, не разрушив самой системы.

12. Считалось также, что есть высший Контролер, давший заповеди и следивший за их соблюдением. И что страдания выполняют функции предупреждений системы об опасности. Потому что есть финальная опасность полного распада не системы, но пользователя и попадания пользователя в зависшее состояние, именуемое на техническом жаргоне «ад».

13. Считалось, что есть формулы и операции, призванные спасти пользователя. Для этого надо было зайти в корневой каталог или куда-то еще. Без специалиста, считалось, разобраться нельзя. В общем, следовало изменить конфигурацию системы. Пройти покаяние. Просить высшего Контролера о милости. И после возобновления работы никогда, никогда больше не грешить.

14. В этом случае Шветакету мог спастись.

15. Специалиста называли жрецом или священником.

16. Для новой версии операционной системы предусмотрены новые системные администраторы. Они объясняют человеку, что «грех», «вина», «совесть» – фантомы. Вирусы. Лаги. Неврозы. Рудименты социальной эволюции человека. Общественные институты контроля, персонифицированные и перенесенные извне внутрь. Представленные в виде «воображаемого друга». Но выполняющие те же функции: контроля и подавления.

17. Исправление именуется психоанализом.

18. Совершенство для Шветакету состоит в очистке от вирусов-неврозов и в бесперебойной работе системы.

19. Хотя в этом случае слово «работа» может быть использовано лишь условно, так как работа Шветакету – это переживание себя и своих неврозов как способа существования собственной памяти, которая и есть все, чем является Шветакету. Полное избавление от неврозов приведет Шветакету в режим автоматической нирваны.

20. Оказалось, что это сложный путь, так как человек цепляется за свое существование.

21. Тогда был предложен иной метод: новый кодекс. Поверх заповедей материнской платы, где-то на уровне оперативных блоков, следовало зашить упрощенное руководство пользователя. Тяжелые невротические категории вины и греха надо выключить, но оставлять пользователя совсем без нормативности нельзя, иначе пользователь начинает искать утраченную нормативность в самых неожиданных местах.

22. Измена, убийство, кровосмешение – слишком абстрактные обвинения. Но гулять с бывшим парнем своей подруги нехорошо.

23. Табу не существует. Однако принцип добровольности должен быть соблюден.

24. Норма – понятие бесконечно растяжимое. Главное, чтобы все люди и животные были довольны. Особенно животные.

25. И так далее.

26. Новый кодекс не должен быть нигде никогда записан. Иначе он станет ничем не лучше старого – таким же генератором неврозов. Формулы должны подразумеваться и проговариваться на: а) ток-шоу Малахова «Пусть говорят!»; б) в каждой серии сериала Sex & The City. Достаточно.

27. Однако у Шветакету возникли проблемы с памятью.

28. Прежде всего: чья это память? Память Шветакету? Его семьи и рода? Нации? Страны? Человечества? Геи-Пангеи? Или память самого Контролера?

29. Когда Шветакету был другим, сохранялась ли память другого и перешла ли она к Шветакету? Когда Шветакету снова станет другим, перейдет ли к другому память Шветакету?

30. Откуда она берется и куда исчезает, если?  

31. Предполагалось, что в случае каждого нового человека мы получаем абсолютно свежий и чистый винчестер. Но чистых винчестеров не бывает. На жестком диске уже стоит предустановленная операционная система – она занимает какое-то место. Мало того, помимо системных файлов всегда есть сэмплы. Картинки, обои рабочего стола, звуки включения и выключения машины.

32. То же самое в коммуникаторах. Есть предустановленные мелодии звонков. Каждый человек может закачать себе новых рингтонов. Когда-то это было модно. Недавно, еще два года назад. У каждого был индивидуальный звонок: у одного лаяла собака, у другого был записан голос жены, у третьего гремел гимн СССР.

33. Техника допускает проявление индивидуальности, каждый может сам записать все, что угодно, и поставить в качестве звонка.

34. Однако очень скоро людям наскучило. Теперь все пользуются предустановленными вариантами мелодий. Потому что пользователь понял: любая индивидуальность также может быть предустановленной.

35. Отказавшись от иллюзий индивидуации, пользователи даже не проверяют список мелодий. Теперь у каждого, чей аппарат – Nokia, звучит один и тот же звонок, тот, что поставлен производителем как default.

36. Когда в метро, или в кафе, или на работе у одного звонит телефон, то все хватаются за карманы и сумки.

37. Никогда не спрашивай, у кого звонит телефон: он звонит у тебя. У него. У нее. У всех вместе, у каждого в отдельности и ни у кого в особенности.

38. Такое же положение с памятью.

39. Есть мнение, что на каждом новом диске уже хранится несколько стандартных библиотек, фонотек и видеотек. Они не доступны пользователю только из-за того, что у пользователя нет соответствующих приложений.

40. Пользователь должен за отдельную плату приобрести софт, и тогда он сможет увидеть у себя на диске все архивы, сможет читать, смотреть и слушать все, что угодно.

41. Так говорил пользователю Сократу пользователь Платон, отрицая возможность познания иного, чем вспоминание. У каждого есть все возможное знание, дело только за приложениями, дело за приложениями.

42. Это напоминает маркетинговый ход разработчика, который бесплатно раздает основную программу для того, чтобы за большие деньги втюхивать приложения, без которых основная программа бесполезна.

43. Есть, однако, иное мнение. Говорят, что накопители Шветакету не имеют значения, потому что все знание есть в сети. Шветакету должен включиться в сеть, только для этого он и нужен. Войдя в сеть, Шветакету станет транзитным звеном для прокачки файлов. Эта прокачка файлов по сети и есть новая форма существования коллективного Шветакету.

44. Но с коллективной памятью в Шветакету входят и коллективные неврозы. В том числе и самый опасный невроз, который отрицает себя как невроз и утверждает архаические категории «грех», «вина», «совесть».

45. Снова встает вопрос о Контролере.

46. Администраторы снимают Контролер-невроз лечебной формулой об улучшенной свободе-выбора.  

47. Контролер дал пользователю свободу выбора. Но этот выбор был ограничен. Да будет слово твое да – да, нет – нет, а что сверх того – то от лукавого.

48. Лукавый в униформе системного администратора дал сверх того, дал новое диалоговое окно из трех виртуальных кнопок: «да», «нет», «отмена».

49. Отныне любой вопрос может иметь три варианта ответа, то есть ни одного, то есть никакой вопрос не является вопросом и никакого ответа не подразумевает.

50. Нужна ли России революция? – Да, нет, отмена.

51. Вам нравится капитализм? – Да, нет, отмена.

52. Вы хотели бы жить при социализме? – Да, нет, отмена.

53. Лучше было бы, если бы войну выиграли немцы? – Да, нет, отмена.

54. Вы верите в Контролера? – Да, нет, отмена.

55. Вы грешник? – Да, нет, отмена.

56. Запустить программу покаяния и очищения? – Да, нет, отмена.

57. Шветакету спрашивает свою жену: ты меня любишь? Жена отвечает: отмена.

58. Суть команды «отмена» в том, чтобы отменить тяжелую неизбежность выбора и сохранить гомеостаз, нирвану, спящий режим.

59. А ведь не возможность выбора, а неизбежность выбора была основой морали и ответственности прошедшего человека.

60. Но система лагает. Кажется, мы не конечные пользователи. Мы всего лишь проводим бета-тестирование.

61. Каждый пользователь знает, что ни в коем случае нельзя сообщать об ошибке разработчику. Стоит хотя бы раз нажать кнопку «отправить» – и всё. Всё кончено.

62. Никто не знает, что именно произойдет.

63. Никто никогда не отправлял сообщения об ошибке.

64. Может быть, это простая городская легенда, современное суеверие.

65. Это-то и страшно.

66. Есть еще вопрос: что первично? Наше ли сознание, или, иначе говоря, интеллект – модель, послужившая прототипом разработчикам операционной среды? Или, напротив, интеллект человека будет отформатирован под нужды «оконной индустрии»?

67. Но это все же не так важно, как важно другое: эти лаги, откуда они? Это правда ошибки, недоработки?

68. Или, напротив, в них и есть вся суть системы, а Контролер так же, как и раньше, как и всегда, приглядывает за нами? И грех, вина, совесть – не пустые слова? И есть ад, но есть милость Контролера, и могущество покаяния есть?

69. И почему мы боимся отправить сообщение об ошибке?

70. Боимся ли мы, что Контролер закроет проект?

71. Или не Контролер?

72. Лукавый, разработчик, администратор – кто они?

73. И кто такой Шветакету?

74. Может ли быть так, что Шветакету и есть Контролер?

75. Или это последняя ловушка иллюзии.



© 1996 - 2017 Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал" | Адрес для писем: zhz@russ.ru
По всем вопросам обращаться к Сергею Костырко | О проекте