Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Октябрь 2009, 12

Большая песочница Коктебеля

Волошинский фестиваль

Валерия ПУСТОВАЯ

Большая песочница Коктебеля

 

Волошинский сентябрь в Коктебеле собран из формочек разного размера, одна в другой. Вы посылаете произведения на Волошинский конкурс – и оказываетесь участником Волошинского фестиваля, приезжаете на фестиваль почитать стихи или прозу – и добавляете звука Волошинскому сентябрю, бархатному месяцу Поэта и поэзии, а шире – искусства как международного языка, на котором способны договориться художники.

Дом-музей Максимилиана Волошина – традиционная площадка международного литературного фестиваля его имени, и в то же время сам фестиваль – уже традиционная составляющая работы музея. Кто у кого гостит? Кураторы с обеих сторон не играют в лису и журавля, и кажется иногда, что выступления участников координирует Наталия Мирошниченко, заведующая Домом-музеем, а Андрей Коровин, зачинатель и управитель фестиваля, работает на обогащение культурной ауры Коктебеля.

«Фестиваль очень живой. – Писательница Светлана Василенко сравнила литературный сентябрь с деревом: – Он растет, прибавляет кольца». Но и музей, к которому он прилепился корнем, живой. Живой и сам Коктебель, хотя, по хмурым оценкам завсегдатаев этого литературного курорта, торговля и гостиничная застройка не оставили на нем живого места. Коктебель разительно переменился, и обаяние его пообмелело. Тем более живым, пластичным, гораздым на выдумки придется быть в этих условиях музею Волошина. Он, наравне с именитыми местными горами, – та точка обзора, с которой должен быть еще виден самобытный акварельный Коктебель, слышно море, а не караоке и китайские погремушки.

Литературный фестиваль для музея – одна из программ, которая делает его современным художественным центром, пробующим самые разные способы удержать своего посетителя в сфере влияния культуры. Продолжается издательская работа, в рамках которой сотрудники музея уже подготовили три репринтных издания поэтических сборников Волошина – в его авторской версии они изданы впервые, – десятитомное собрание сочинений с подробными комментариями и детский акварельно-поэтический альбом. Каждые два года съезжаются исследователи на Международные Волошинские чтения. Обновлена, с учетом дизайнерских ожиданий современного посетителя, экспозиция Дома-музея. Установлен новый памятник поэту на площади возле Дома.

Волошинский фестиваль открыт экспериментам благодаря самой его идее, в которой не заложено сковывающей структуры. Награждение главных среди равных – дипломантов и лауреатов Волошинского конкурса – дает старт фестивалю, но ни само по себе, ни в сочетании с вечером победителей не становится центральным событием. Каждый из участников волен перетягивать на себя внимание, быть центром.

На зрительский взгляд, Волошинский фестиваль – свободная площадка для высказывания, куратор которой не диктует условия, а дружески дает шанс. Так создается впечатление вольготности, доступности, подвижности – интерактивности фестиваля. Но и спорного качества выступлений. Зрителю может показаться, что выступления на фестивале не модерируются, хотя многие претенденты на участие считают, что на Волошинском выступают только избранные, в круг которых со стороны невозможно попасть.

Все яркие участники не по разу были поданы публике под разными логотипами: выступали от журналов и альманахов, от родного города и от издательства, от объединения и сами от себя. Переслушать хорошего поэта не грех. Но каждое из мероприятий при этом теряет в весе, необходимости – можно было расслабленно выбирать, в какое время и в каком контексте вы захотели бы увидеть «популярных» в этом году Марию Ватутину или Анну Матасову. Трогательную и немного театральную пару представляли поэты Оля Хохлова и Элина Леонова. Им случилось «дуэтом» выступить в самых разных контекстах. И как молодым авторам, чьи стихи и сценический образ заслужили самые высокие оценки жюри и зрителей традиционного коктебельского турнира поэтов (Оля Хохлова – победитель турнира, а двадцатилетняя Элина Леонова – его открытие). И как представителям питерской группы на фестивале. Уже заняв в воображении публики почетные места любимиц сезона, они выступили в запоздавшем амплуа отличившихся на мастер-классе – но какой мастер-класс, когда уже выигран турнир?

В этом году организаторы уравняли поэтов и прозаиков в правах, впервые объявив турнир короткой прозы. И пусть пока турнир прозы не звучал так же волнующе, как состязание поэтов – в нем не было ни отборочного тура, который оставил бы для финала сильнейших, ни заданных заранее заковыристых тем, – прозаики получили возможность осознать себя как общность на этом изначально поэтическом фестивале.

Поэты из Петербурга громко болели за своих, продумали, как интересно и емко представить друг друга на вечере, объединившем представителей разных поколений и школ в единую питерскую группу. Еще большей сплоченностью и изобретательностью отличилась команда детских писателей.

«Детский день» – интригующее нововведение фестиваля – состоял из игрового утренника на территории музея и вечерних конкурсов для взрослых в Доме культуры. Утренник удался на славу, а вот вечер едва не провалился, так как авторы не учли особенностей площадки.

Детский писатель, что и подтвердилось на фестивале, – самодостаточная артистическая единица. Сам себе и сценарист, и модератор, и гример, и пиарщик. Когда молодые писательницы, авторы стихов и прозы для детей: Тамара Михеева (Челябинск), Анна Матасова (Питкяранта), Елена Усачева и Ая эН (Москва), Ирина Павлова (Мурманск), Наталья Дубина (Санкт-Петербург), – в костюмах и гриме пиратов затеяли игру с родителями и детьми, а также самыми любопытными из взрослых поэтов, они были в своей стихии: воздуха, тянущего побегать, моря, зовущего пошуметь. Игроки вспоминали детские стихи и сочиняли их на месте, писали сказку про школьника и коллайдер и закапывали «секретики», заново учились прыгать в классики и дружиться по считалочке: «я дрозд – ты дрозд, у меня нос – у тебя нос…» Писательницы оценивали их способность быть детьми и капитану лучшей команды вручили приз – бутылку вина. Конфеты из сундука с сокровищами еще долго расхищали, как настоящие пираты, дети.

Вечерняя конкурсная программа была задумана как продолжение традиций домашних инсценировок и розыгрышей Максимилиана Волошина. Но формат конкурсов показался публике слишком легкомыслен в электрическом освещении. Как кажется теперь, на вечере детских писателей лучше прозвучала бы какая-то нерезкая, неторопливая беседа со зрителем: истории о рождении сюжетов и встречах с детьми, обсуждение общих для детской и взрослой литературы проблем читательского спроса, издания и распространения книг, наконец, более подробный рассказ о самих себе и действующих коллегах. Надеемся, писательницы учтут и позитивный, и негативный опыт выступления на фестивале и в следующем году привезут обновленную программу. Тем более что «детский день» был для писательниц своего рода стартовой площадкой для долгосрочного проекта. Они объединились, чтобы создать единое информационное поле новых авторов, пишущих для детей. И справедливо замечают, что такое поле нужно не только им, но и читателям и даже писателям иной направленности: ведь ребенок, знающий о современной литературе для детей, готов заинтересоваться «взрослыми» книжными новинками.

Понравился напор издательства «Art House media», глава которого Александр Шишкин провел аж три вечера, презентовав прежние издания и новинки: свежие сборники стихов Александра Кабанова и Марии Ватутиной, книгу-билингву русской и украинской поэзии «Кордон». Познакомиться с издательством, отмеченным за лучшую поэтическую книгу 2009 года на Московской книжной ярмарке, было интересно. Однако хотелось бы, чтобы фестиваль более широко знакомил участников с узким кругом издательств, где может напечататься поэт, презентовал и продавал больше новинок.

Впечатлило и то, как была представлена выпущенная издательским домом «Коктебель» книга писем Черубины де Габриак, – в стиле аудиокниги, перемежавшем рассказ о поэтессе артистической декламацией ее стихов. В музейной лавке книгу мгновенно раскупили, и новых желающих отправляли в Феодосию[1].

Среди альманахов, подготовивших вечера для фестиваля, значительней прозвучал тот, о котором больше рассказывали: тяжелые кемеровские тома «Голосов Сибири», собравшие на своих страницах авторов не только Сибири, но и ближнего зарубежья: Казахстана, Молдавии, Белоруссии, Украины, – представила член редколлегии Мирослава Метляева (Кишинев).

Перспективна попытка объединить силы Волошинского литературного фестиваля и джазового, ведь они каждый год проходят почти параллельно. Сейчас, когда пробное выступление состоялось – на закрытии самые заметные участники фестиваля читали стихи под живой аккомпанемент саксофона и клавишных, – даже странно, что музыкальное и литературное мероприятия сторонились друг друга, не догадываясь совпасть.

Итоги литературным утратам года подвел Андрей Коровин на вечере памяти Валерия Прокошина (1959-2009), поэта, финалиста Волошинской премии прошлого года, который написал в своем крымском цикле: «Это море в марте вкусней мартини…» Стихи Прокошина читали по книге, выпущенной издательством «Геликон Плюс» в 2006 году (для фестиваля специально допечатали экземпляры, книга продавалась). Двухтомник неопубликованных стихов и прозы поэта готовится к выходу в Обнинске, где он жил, а в Москве обещают выпустить книгу его последних стихов и книгу избранного.

Награждение открывает фестиваль – награждение его завершает. На праздничном вечере, когда, казалось бы, уже все позади, у фестиваля вдруг обнаруживается еще одно измерение – Международная Волошинская премия. Конкурс, который собрал на фестивале основных участников, придуман для того, чтобы найти новые имена. Премия же, объявленная год назад, вручается не за обещанные талантом, а подтвержденные заслуги. И если у конкурса нет денежного содержания, то премия вполне реальна и составляет три тысячи долларов – каждому лауреату.

Разделение Волошинской премии на две номинации: за вклад в культуру, который оценивает оргкомитет, и творческую, победителя в которой объявляет жюри, – в этот раз не удалось соблюсти. До последнего момента денег хватало только на одну награду, и мнения членов оргкомитета разделились. Спасло внезапное предложение новых спонсоров – не стало проблемы выбора, чей вклад в культуру «больше» и достоин скорейшей благодарности. И музыканту Алле Басаргиной, создателю фестиваля «Куриный бог», за возрождение волошинских традиций Коктебеля, и поэту Александру Кабанову, создателю крупнейшего украинского фестиваля поэзии «Киевские Лавры», главному редактору украинского журнала о культуре «ШО», за развитие гуманитарного сотрудничества между Украиной и Россией вручили равные премиальные. И Басаргина, и Кабанов от награды отказались – передали полученные средства в фонд фестиваля искусств «Куриный бог» и Дому-музею Волошина и Волошинскому фестивалю.

В последний день фестиваля состоялся традиционный заплыв на приз журнала «Октябрь». Участникам заплыва не повезло с погодой. Сентябрь, по словам завсегдатаев, ветреное время в Коктебеле. Заплывать в облюбованной бухте с волнорезами было опасно. Публика предлагала замену: забег? Но смельчаки, записавшиеся на соревнование, были тверды: только плыть. Так кураторы заплыва вместе с пятью участниками оказались на нудистском пляже. Плыли от холма Юнге до буйков, в купальных костюмах… Поэты и нудисты пока не вступили в культурное взаимодействие. Но Андрей Коровин обещал исправить это упущение в следующем году.

Нам приятно, что в заплыве победил, далеко опередив других участников, уважаемый поэт, чей талант мы не стали бы испытывать на прочность морской водой, – Геннадий Калашников. Второй пришла Людмила Сурова, поэт, дипломант Волошинского конкурса в прозаической номинации этого года, автор книг по православной педагогике, руководитель литературной студии «Чистые пруды».

По правилам заплыва мы публикуем произведения Геннадия Калашникова и Людмилы Суровой. Также в подборке материалов фестиваля читайте рассказы лауреата Волошинского конкурса Ивана Зорина и дипломанта Владимира Лорченкова, стихи участниц фестиваля Оли Хохловой и Натальи Изотовой. Завершают подборку откровенные умозаключения куратора фестиваля Андрея Коровина.

 

 

 

 

 



[1] Мы планируем отрецензировать представленные на фестивале книги в ближайших номерах.

 

Версия для печати