Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Октябрь 2008, 7

Три стихотворения

Шарманщик

Оперев шарманку на копыто,
Заиграл он в проходном дворе.
Бил рассвет в железное корыто.
Млело небо в звездном серебре.

То ли обезьянка, то ли кошка
На покатом ерзала плече.
Лица в окнах, как весной картошка,
Сморщились на утреннем луче.

Бытие загадочно с изнанки.
Музыка как будто не слышна,
Но кружится рукоять шарманки,
Значит – невозможна тишина.

Он ушел, а инструмент оставил
На копыте средь двора стоять,
Но хранила против всяких правил
Мерное вращенье рукоять.
 

* * *

Если в таборе улиц российской столицы
Стану жить-поживать я с полвека назад,
На постой не пущу я случайной жилицы,
Постучавшейся в двери мои наугад.

Слишком острые иглы тиснили ей кожу,
Слишком тяжкая темень в подглазья легла.
Я молчанием просьбы ее подытожу,
Отпуская одну без куска и угла.

Над макушкой моей покачнется подкова,
И весь дом содрогнется в четыре стены -
Восвояси отправится Анна Баркова,
Под котомкою ветхой не горбя спины.

Я же – в комнату, где с паутинной оплеткой
Тлеет лампа, вернусь, раздраженьем объят,
Не узнав, что тепло нашей жизни короткой
Миг назад променял я на вечности хлад.
 

* * *

Как только твой последний день
Вонзится в ночь по рукоять,
Ты, отвязав от пяток тень,
Пойдешь по улицам гулять.

Прохожие не разберут,
Что ты – посланник пустоты,
И только кошки изогнут
Пилообразные хребты.

Но друг со словом на устах,
Тебе когда-то дорогим,
Шагнет вослед – и рухнешь в прах,
Сраженный именем своим.

Версия для печати