Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Октябрь 2008, 11

Почти рассвет

Стихи

* * *

Давай не будем больше есть
И никогда не встанем с койки.
Как говорят, недель на шесть
Хватает жировой прослойки.
К чему мучительные годы?
Мы не дотянем до весны,
Но сократим стране расходы
На сокращение страны.

В России каждый индивид –
Для экономики обуза.
Давай поддержим геноцид –
Зато и выспимся от пуза!
О слабость, головокружение,
Мутнеющий последний взгляд
И без желания, без движения
Бессильной нежности закат…

 

* * *

Мы слышим из-под одеяла,
Свернувшись в одного ежа,
Дышанье времени шакала –
А наша общая душа

(Ее покой исполнен смысла,
Ее полет непостижим)
Под потолком, слоясь, повисла,
Подвижна, как табачный дым.

Почти рассвет прокукарекал,
А мы еще лежим в живых,
Переливание молекул
Ползет в коленно-локтевых,

На электричество похоже
Или на то, как дышит еж,
Уже по нашей общей коже
Бежит живительная дрожь.

* * *

Вот у Бодлера были бабы!
С такими стервами Париж
Мог извинить ему хотя бы
Зазнайство, бедность и гашиш.

Попили кровь – не говори, бля! –
Тупые демоны – все три!
А как играть в enfant terrible’я
С моей гармонией внутри?

С домашним ангелом небесным,
Веселым чудом красоты,
Волнующим и интересным
Без демонической туфты?

Четвертый год без нервотрепки,
Без скуки, ревности и ссор –
Откуда ж в черепной коробке
Возьмется право на позор?

Эх, мне бы ведьму, потаскушку,
Актерку, фею, парвеню –
Тогда я каждую чекушку
Мятежным духом объясню!

 

* * *

Горит помойка во дворе!
Выходит зритель на балконы –
Конечно, в нашей-то дыре,
Где полтора кинотеатра
Катают мутную попсу,
Пожарные иллюзионы
С алмазным дымом на весу
Спасают лучше психиатра

От разрушительной тоски
И от клинического ретро…
Швыряйте в мусорки бычки!
Да станет зрелищем клоака!
И дым, как строящийся дом,
Взволнован дуновеньем ветра,
Подсвечен солнцем и огнем –
Как джинн из мусорного бака,

Меняя цвет, под небеса,
Меняя форму, выше неба…
Убыточные чудеса
Подгадил джинн неблагодарный:
О, сколько сгинуло добра,
Рванья, обносков, ширпотреба,
Носки, кальсоны, свитера –
А сколько обуви непарной!

(Слыхал: бутылочный хлопок –
Пивная – целых рубль сорок
И плюс недопитый глоток.)
А сколько жира из тушенки!
Горит подгнивший божий дар
Колбасных попок, сырных корок…
Какая красота – пожар!
Как жаль объедки и подонки*!

 

* * *

Не называй меня Алешей
В минуты нежности, сквозь сон.
Хотя он, видимо, хороший,
И я, естественно, польщен.

Еще, пожалуйста, послушай:
Когда огонь кипит в крови,
При кульминациях любви
Не называй меня Андрюшей.

Усталость, ласки, тишина,
И я твою всю душу слышу:
У зим бывают имена,
Ты вспоминаешь Пашу, Мишу,

Блуждая в полузабытьи
По всем подробностям орбиты
От осторожного Никиты
До беспокойного Ильи.

 


* П о д о н к и (устар.) – опивки.

Версия для печати