Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Октябрь 2008, 10

Стихи

Родилась в Казани в 1981 году. Окончила филфак Казанского государственного университета, училась в Литературном институте им. А.М. Горького. Лауреат премии Дебют (2002), премии Открытая Россия. Публикуется в московских и региональных журналах и коллективных сборниках.

 

Кольцевая

Мы стоим и качаемся
Стоим и качаемся
Два плеера, черный и белый
Качаются между нами
Свободных поручней нет
Держимся друг за друга губами

Качается черный вагон
И мы качаемся в нем
И между нами плееры


Вынутые из-за пазух
Ты поцелуй прерываешь
Рот кулаком прикрываешь, зевая
Потерпи, дорогая
Следующая – кольцевая
Все выйдут, мы сядем,
Увидим небо в алмазах
Мы отдохнем

Нежность моя изнаночная
Щелочь моя лицевая
Как одиноко и страшно
Давай никогда не ссориться
Ты на губах у меня уснула
А у меня бессонница
Сплю по два часа в сутки
И, как правило, днем
Потерпи, дорогая
Люди черствы и нечутки
Но следующая – кольцевая

Все Встанут Выйдут Пойдут Поедут
эскалаторы пересадки остановки пробки
подземные переходы зебры
светофоры с цифрами и без
посты охраны и гибдд
проезды улицы переулки тупики
домофоны кодовые замки и дверные
лифты лестничные пролеты перила ключи

Мы Сядем и Отдохнем

 

 

“Катарина”

что-то внутри болезненно сжалось и сократилось
будто само Великое по имени обратилось
будто бы голова болела вздрогнула и прошла
что-то надорвалось откуда-то покатилось

будто скатилось с грани добра и зла
обручем ребер шариком лимфоузла
будто откуда-то выбралось куда-то что-то сместилось
будто шершавая краска кожу руки свезла

Есть целый мир квартир где не живет никто
Кухонь где не готовят спаленок где не спят
Там позаботились о комнате и для тебя
Коврики в стиле эшера стены в духе кокто
Свечи зеркальный столик сверху кровать-чердак
Книжные полки а на полу подушки и гостевая перина
Все в калейдоскопических туго пошитых чехлах
Из некой фрактальной ткани а вот и название – “Катарина”

что-то внутри болезненно сжалось и сократилось
будто открылась полость в которой семя ютилось
будто бы жизнь болела вздрогнула и прошла
и проросло ведомое и в неведомом распустилось

 

 

40 и 9

в первую секунду страдаешь что не можешь остаться
во вторую секунду забываешь что такое остаться
в третью секунду забываешь что такое секунда

по душе не плачьте – ей ни к чему поминки
не вспоминайте ни чаще ни реже
не говорите ни хуже ни лучше
плачьте по телу –
ему кранты

а по душе не плачьте –
ей-то теперь что за дело
для нее ничего не значат цифры сорок и девять
для нее ничего не значат веники и цветы

она уже все забыла
пока летела

* * *

Вернись ко мне, пока не попустило
Я все тебе заранее простила
И все, чего тебе недодала
Отдам, разоружившись догола

И этим королевством захудалым
Правь мирно, не сдавай его вандалам
Не тяжек труд, оно невелико
Вернись, пока ушел недалеко

Я столько дней тебя в себе растила
Вернись ко мне, пока не отпустила
Пока не перешел в другой режим
Пока не стал ни другом, ни чужим

Что все стряслось и все ушло в потерю
Не говори мне, я тебе не верю
И за тобой, в затылок чуть дыша
Душа моя.

и ты моя душа

 

* * *

Корабли летят над головою
И растет высокая трава
Ты в нее ныряешь с головою
И уходит в небо голова
Тычется в поверхность пальцевую
Мышцею играет лицевой
Тот не знает вкуса поцелуя
Кто не целовался под травой

 

Версия для печати