Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Октябрь 2007, 12

Записки неизменного соучастника

В крымском поселке Коктебель прошел Пятый международный литературный фестиваль им. М.А. Волошина. Фестиваль проводится ежегодно, в сентябре, Домом-музеем М.А. Волошина (Коктебель), Союзом российских писателей и журналом “Современная поэзия” (Москва). Национальный союз писателей Украины вроде бы объявлялся среди устроителей в первые годы, но теперь, похоже, тихо самоустранился. Тем не менее и среди членов жюри, и среди участников фестиваля всегда наличествует некоторое количество членов НСПУ, в индивидуальном порядке.

Творческое и личностное послание Волошина не кануло в Лету, по-своему жило в советское время, когда был создан Дом творчества писателей. В новейшие времена идеи Волошина подхвачены новыми доброхотами, энтузиастами, и вот – мы стали свидетелями и участниками небольшого юбилея – уже пятого Волошинского фестиваля.

Андрей Белый называл Коктебель одним из важнейших культурных центров Европы. Сам же Максимилиан, “гений места”, как помним, был не только поэтом и художником, собирателем выдающихся литераторов Серебряного века, гостивших и творивших в его доме в разные годы – вместе и поврозь, но и молитвенником за “белых” и “красных”, укрывавшим от расправ и тех, и этих, человеком, спасшим немало жизней. Фестиваль в Коктебеле – некоммерческий и проводится в традициях Серебряного века, когда литераторы приезжали в Крым на собственные средства отдыхать, а по вечерам собирались на веранде дома Волошина читать стихи и общаться. Поэтому, как подчеркивает поэт Андрей Коровин, неизменный сопредседатель Оргкомитета и координатор Волошинского конкурса и фестиваля, устроители видят свою задачу в организации культурного общения литераторов в течение фестивальной недели, а не в приглашении литераторов в Коктебель за счет средств фестиваля. Благо в 2007 году правительство Крыма помогло оплатить для некоторых гостей фестиваля (мала дата, но кругла все-таки!) номера в гостиницах Литфонда.

Напомню, что фестиваль стартовал в год 100-летия Дома поэта, который был безвозмездно передан Волошиным Союзу писателей России. Этому фестивалю всегда предшествует международный литературный Волошинский конкурс, который с 2003 года проводится ежегодно, в нем приняли участие уже несколько тысяч человек из двадцати стран.

В этом году поэтическое жюри конкурса возглавил поэт, лауреат Литературной премии А. Солженицына и Новой Пушкинской премии Юрий Кублановский (Москва), прозаическое – лауреат международных премий, первый секретарь Правления Союза российских писателей Светлана Василенко (Москва), а жюри по критике – главный редактор журнала “Знамя” Сергей Чупринин (Москва). В жюри конкурса также вошли главный редактор журнала “Октябрь” Ирина Барметова, известные литераторы Дмитрий Быков (Москва), Андрей Курков (Киев) ), а также: Ольга Ермолаева (“Знамя”), Евгений Степанов (“Дети Ра”), Андрей Новиков (“Современная поэзия”), Александр Кабанов (“ШО”, Киев), Дмитрий Бураго (“Collegium”, Киев), Сергей Шестаков (“Новый Берег”, Копенгаген) и другие. Традиционно в него входят лауреаты конкурса предыдущего года.

На нынешнем фестивале выступали поэты А. Цветков (Прага), А. Кабанов (Киев), В. Месяц (Нью-Йорк) и А. Поляков (Симферополь). Прошли вечера группы “Культурная инициатива” (Москва) из цикла “Полюса” (Борис Херсонский, Одесса, и Федор Сваровский, Москва), а также вечера литературных журналов России и Украины. Состоялось представление новых книг участников фестиваля; кроме того, гости фестиваля выступили в рамках научного симпозиума “Крым и мировая литература” (проводится Крымским центром гуманитарных исследований при Симферопольском университете имени Вернадского) в городе Саки.

В фестивале приняли участие более ста поэтов из семи стран. Среди них: Ирина Евса (Харьков), Анатолий Кичинский (Херсон), Марина Гершенович (Дюссельдорф), Андрей Хаданович (Минск), Елена Исаева (Москва), Алексей Остудин (Казань), Лидия Григорьева (Лондон) и многие другие. Кичинский, лауреат Национальной премии Украины имени Шевченко, и молодой поэт Хаданович читали на украинском и белорусском соответственно, и оба были встречены чрезвычайно тепло. Специальным гостем фестиваля стала актриса Театра музыки и поэзии Елены Камбуровой Елена Фролова (Москва), с успехом исполнившая на сольном вечере свои песни на стихи М. Цветаевой, М. Кузмина, С. Парнок, Л. Губанова, Д. Строцева и др.

Немного о победителях

Среди поэтов отмечу лауреата Елену Лапшину (Москва), а также дипломантов – киевлянку Наталью Бельченко и москвичку Марию Ватутину (получившую диплом и в номинации “Критика”). У прозаиков председатель жюри С. Василенко похвалила лауреата-петрозаводца Владимира Захарова, а киевлянка Этери Басария, в целом подвергнув конкурсантов-прозаиков строгой критике, выделила работу молодого автора Анны Шевченко (Москва), отмеченную специальным дипломом. Борис Херсонский победил в эссеистике.

По поводу иных победителей разгорелась дискуссия, что, впрочем, бывает на конкурсах нередко. Автору этих строк, “жюрившему” в этом году эссеистов и критиков (а в прошлые годы еще и поэтов), все же показалось, что произведения нынешних поэтов-победителей в общем уступают уровню прошлых лет, тогда как представительность жюри растет.

Критикуем конструктивно

Фестивалю, на мой взгляд, присуща избыточность в количестве выступающих персон. Впрочем, организаторы с большим или меньшим успехом стараются упорядочивать процесс публичных чтений. Это нелегко.

Сегодня устойчивой тенденцией становятся выступления поэтов в кафе. Если на “Киевских лаврах”, прошедших уже дважды, в мае 2006-го и 2007 годов, это заведения сети “Бабуин”, то в Коктебеле вечерней площадкой стала теперь новая “Богема”. (Послеобеденные мероприятия проходят на открытом воздухе, близ веранды Дома Волошина.) Выражу не только свое частное мнение: в обстановке гвалта, погружения в алкоголь и табачный дым, снования причастных и сторонних лиц, заказывающих еду, громко говорящих, декламаторам остается только орать, пусть даже в микрофон, выбирая к тому же сочинения особого рода. Все это в совокупности в значительной мере обессмысливает мероприятие. Собственно говоря, по этой причине, дослушав выступление А. Цветкова, “Богему” безвозвратно покинули знаменитые смогисты, о которых речь пойдет ниже.

Как говорится, “и вот они увидели друг друга”. Что дальше? По моим субъективным ощущениям – хотелось бы большей структурированности, отнесения подобного к подобному. Продолжительные многочасовые читки, когда сменяется большое число выступающих, утомительны, назначение их неясно (они оправданны, мне кажется, лишь в формате турнира). Быть может, есть смысл влить молодое вино в старые мехи (или наоборот). То есть найти для выступлений более подходящие помещения (где бы внимали в большей мере стихам, а не непосредственно алкоголю, хотя понятно, что и без него гедонистам – никак), а также планировать на каждый фестивальный день один качественный вечер (ну два), на который хотелось бы пойти всем. Это вполне возможно. Для любителей сейшнов, поэтических танцев, слэмов, камланий и иных форм поэтического шоу, кои сейчас изобильно в ходу, необходимы отдельные площадки.

И, конечно, ни один проект не может длиться вечно на одном энтузиазме. Имя у фестиваля громкое, к этому имени органично льнут звонкие имена членов жюри и участников, так что вопрос “в малом”: убедительно показать общественную значимость проекта тем, кто захочет внести финансовую лепту, придать фестивалю не скажу вселенский, но еще больший международный размах. Эту идею Ирины Барметовой поддержал в частной беседе и писатель Саша Соколов, который рассказал, что интерес к жизни русского литературного сообщества очень велик, в частности, в славянских странах Восточной Европы и на фестиваль могли бы приезжать поэты оттуда. Не будем замахиваться на Нью-Васюки, однако возможно, что пришло время говорить о Волошинском фестивале как о проекте общенациональном или даже совместном межнациональном – России и Украины.

Мастера и их классы

Второй год в рамках феста на верандах Волошинского дома проводятся мастер-классы. Если в прошлый раз был объединенный поэтический – И. Евса, О. Ермолаева, С. Минаков, то в этом году семинаров было несколько и работали они два дня: мастер-класс журнала “Октябрь” проводили пражанин А. Цветков и харьковчанин С. Минаков, мастер-класс журнала “Знамя” – О. Ермолаева (Москва), а мастер-класс по прозе – москвичка Светлана Василенко и Этери Басария (Киев).

В мастер-классе “Октября” среди лучших были отмечены не возрастные сочинители, отягощенные изданными книгами, а совсем молодые поэтессы – питерский гид Любовь Лебедева, не столь давно защитившая в Санкт-Петербургском университете диплом на тему “Мотивы Гете в творчестве Врубеля”, и двадцатилетняя Елена Погорелая из г. Заречного Пензенской области. А вот авторы книг (казалось бы, сложившиеся люди и сочинители) оказались подвергнуты гораздо более строгой критике. Однако пенять руководителям семинара, пожалуй, вряд ли стоит, поскольку участники записывались и подавали рукописи заранее, имея возможность выбора среди персон, заявленных в качестве руководителей.

Мне как соруководителю мастер-класса отрадно констатировать, что на заседание собрались не только “именинники”, авторы разбиравшихся рукописей, но и известные литераторы.

Четверокурсница филфака МГУ Е. Погорелая, несмотря на молодость, уже отметилась подборками стихотворений — в журналах “Сура” (Пенза), “Литературная учеба”, а также критическими статьями и рецензиями — в журналах “Октябрь”, “Новый мир”, “Знамя”, “Вопросы литературы”,

Оценка, данная творчеству Л. Лебедевой в мастер-классе, спустя два дня была по-своему подтверждена поэтическим сообществом на турнире поэтов, который Люба выиграла, получив коктебельский венок “Короля поэтов”. Прежде этих лавров удостаивались Станислав Минаков (2004), а также москвички Ната Сучкова (2005) и Елена Дорогавцева (2006). Пока что в коктебельских турнирах преобладает женская “королевская линия”. Впервые вместе с дипломом венок был вручен именно что лавровый, тогда как, к примеру, в 2005-м он был сплетен из травы кермек, собранной на склонах горы Кучук-Енишар, которую венчает могила Волошина. Директор Волошинского музея Наталья Мирошниченко вручила Любе Лебедевой репринтное издание книги Волошина “Иверни”, выпущенной при меценатском содействии харьковской компании “Рубаненко и партнеры”.

СМОГ в Доме Волошина

Кульминацией фестиваля стал вечер легендарного СМОГа (Самого Молодого Общества Гениев), который зачинали в Москве сорок лет назад знаменитые Владимир Алейников, Леонид Губанов, Юрий Кублановский, Саша Соколов.

Так всем повезло, что прозаик Соколов, эмигрировавший тому более трех десятков лет, прибыл в Коктебель погостить у своего друга, поэта Алейникова. Владимир Алейников живет в поселке с начала 90-х годов, и в его внешнем и творческом обликах видны символичные черты преемственности: быть может, космос именно ему передал волошинскую коктебельскую эстафету.

Мэтры пошли навстречу сообществу и любезно согласились провести на площадке у Дома Волошина вечер СМОГа, который и начался 15-го сентября в 18 часов по киевскому времени. Дату фиксируем точно, поскольку событие это, без преувеличения, для русской литературы историческое; будем надеяться, оно ознаменует начало нового выхода смогистов к отечественной слушающе-читающей публике.

Вечером руководил Алексей Цветков, который начинал в СМОГе, а потом организовывал (с Кенжеевым, Сопровским, Гандлевским и другими) литгруппу “Московское время”. Владимир Дмитриевич Алейников рассказал о СМОГе рубежа 60 – 70-х, назвал имена, вспомнил об обстоятельствах трудных контактов со службой Госбезопасности СССР, о том, что многие молодые литераторы и художники круга СМОГа спились, погибли, ушли в иные сферы жизни, кто-то эмигрировал.

Саша Соколов (напомним, что его романы “Школа для дураков” и “Палисандрия” были опубликованы именно в “Октябре”) вдохновенно прочел прозаический текст, своего рода гимн СМОГу, метафорический и герметичный, своеобразный портрет обобщенно-объединенного смогиста, который был написан в 1989 году в Греции, накануне приезда автора в Москву после пятнадцатилетнего перерыва.

Завершил вечер Владимир Алейников, взволнованно и сильно прочитавший свои стихи разных лет, начав с хрестоматийных, доводящих до дрожи “Когда в провинции болеют тополя” и “Элегию” (“Кукушка о своем, а горлица — о друге...”). Так случилось, что в этот вечер во всем поселке Коктебель было отключено электричество: свет на веранде то включался, то гас, а микрофон умолкал, многичисленная публика все ближе и ближе подвигала свои пластиковые стулья к столу выступавших. Вечер завершился в обоюдном возвышенном волнении, в атмосфере, приближенной к “полуподпольным посиделкам” времен СМОГа. Книги Алейникова, изданные в самом конце “перестройки”, публикой с прилавка буквально сметались.

Поэт потом сказал автору этих строк: “Хватит мне уже сидеть бирюком, пора прервать семнадцатилетнее молчание, надо идти к людям… Какие замечательные лица появились!..” Идея такого вечера возникла накануне, на веранде у прозаика Петра Образцова, где авторы журнала “Октябрь”, согласно коктебельским традициям, встречали вечернюю зарю.

Спонтанно состоявшийся вечер двух легендарных смогистов не только показал, что перешагнувшие шестидесятилетний возрастной рубеж Алейников и Соколов сохранили молодой напор, здоровую творческую энергию, но и напомнил, а совсем молодым – указал, какой именно дóлжно быть литературе, что есть литература. Так что особый поклон смогистам за несгибаемость принципов, за напоминание, что поэзия, согласно Ф.М. Достоевскому, “это страстно поднятый перст”, смысл, мастерство, горячее и правильно употребленное слово, а не только и не столько dancing (извините, вырвалось).

Художественный заплыв

В день закрытия фестиваля состоялась премьера нетривиального акта: заплыв в Коктебельской бухте на приз журнала “Октябрь”. Поскольку одновременно с фестивалем стартовал традиционный Коктебельский пленэр (торжественное открытие дружественных фестивалей было объединенным), то в заплыве – от пирса к пирсу пансионата “Приморье” – приняли участие и поэты, и художники. Плыть в тринадцатиградусной воде (на финише маячил хороший коньяк) вызвались пять смельчаков и одна отважная (поэт из подмосковного Дмитрова Елена Громова; возможно, ей хотелось таким образом освободиться от воспоминаний о строгом разборе ее сочинений в мастер-классе “Октября”). Мужчины оказались бескомпромиссными: Громова добралась до финиша последней. Зато получила в награду годовой комплект журнала “Октябрь” – за женскую самоотверженность. А победил пловец из Киева – художник Александр Алексеев, чья работа опубликована в этом номере, как и было обещано, на первой странице обложки.

Будут ходить легенды?

Воистину: и лица замечательные появились в новейшие коктебельские времена, как заметил В. Алейников, и, что немаловажно, новые интересные тексты. А вот с чем все-таки имеются нешуточные затруднения – это с “эфиром”, то есть непрерывно утрачиваемой упругой средой, в которой единственно и могут распространяться волны литературы. И Волошинский фестиваль, как может, препятствует энтропии.

Отдадим должное усилиям (возможно, героическим) огранизаторов и их сподвижников по созданию в Коктебеле устойчивого центра притяжения литературной среды. Неделя (а то и декада) каждого сентября – близ Карадага – теперь желанна многим пишущим и некоторым читающим. Посредством конкурса и фестиваля в известной мере начинают стягиваться в единое пространство мэтры, интернет-сообщество, бумажные издания, молодые рэп-декламаторы.

Еще важнее другое: сращиваются русское и украинское (в смысле гражданства) пишущие сообщества.

Успешно презентуются авторы Великой, Малой и Белой Руси – без перевода.

Харьков–Коктебель–Харьков

Версия для печати