Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Октябрь 2006, 9

Не первое кино Украины: арт-хаус как мэйнстрим

В географию международной кинематографии Украина начала входить не так давно: там начался и уже полным ходом идет процесс развития национального кино. Регулярная демонстрация достижений кинематографического хозяйства в очередной раз прошла на III Международном кинофоруме “Украина-2006”, на который собираются прокатчики, режиссеры, сценаристы и прочие представители отрасли из Украины, России и даже из-за рубежа.

Однако не все так радужно: быстро возродившись из пепла, украинская киноиндустрия рискует столь же быстро в него обратиться.

 

Чтобы осознать необходимость реабилитации украинского кино, неплохо бы вспомнить, каким оно было раньше: много десятилетий назад украинский кинематограф переживал подъем и составлял значительную часть кинематографа советского. Украина всегда была благим местом для location, здесь творил Довженко, строились студии, открылся Киевский институт театрального искусства им. Карпенко-Карого (КГИТИ), на протяжении многих лет считавшийся монополистом в области кинообразования.

Но подобно другим национальным кинематографиям СССР перестроечное кино Украины начало загнивать, пока совсем не пришло в полный упадок. Обрушились системы финансирования и кинопроката, развалились студии, даже об институте им. Карпенко-Карого заговорили как о предприятии, свое отжившем. Его выпускники уходили либо в непрокатное документальное кино, либо уезжали на Запад. В 1996 году кинофакультет института был отселен с территории Киево-Печерской Лавры под крыло студии “Укркинохроники”, а освободившееся помещение заняла Академия повышения квалификации руководящих кадров работников культуры и искусств. На ее же баланс были переданы помещения звукоцеха студии “Укркинохроники”.

Многие предлагали факультет вовсе закрыть за ненадобностью – зачем вкладывать деньги в растущие кадры, если отдачи нет? Студенты же митинговали, устраивали голодовки и писали петиции. Потом наступили выборы президента, которыми все так увлеклись, что, как сказал недавно канадский режиссер украинского происхождения Вадим Перельман, “кино снимать было некому”.

Жерар Депардье специально приезжал на студию Довженко, где он планирует курировать съемки фильма о Тарасе Бульбе. Активное участие в кинопроизводстве стали принимать крупные телеканалы (“Интер”, “1+1” и другие). Аналогичные процессы происходят и в России, где создание фильмов не обходится без поддержки телевидения.

Вслед этому стали организовываться профессиональные организации вроде Ассоциации кинопрокатчиков и дистрибьюторов или Ассоциации продюсеров, совсем недавно начавшей оформляться юридически. Восстановили Госкино. Активно продолжает существовать старейший фестиваль “Молодость”, рассчитанный на молодое и дебютное кино, почетным президентом которого, кстати говоря, является президент Украины Виктор Ющенко.

Однако пока что на Украине бал правит кино российское. И именно на него постепенно равняется кино украинское. До коммерческого успеха “9 роты” и “Дневного дозора” украинцам далеко хотя бы по количеству местного заинтересованного в кино населения (местные кинематографисты так и говорят: делите все российское на три – получите украинский результат). Положительные результаты роста закрепили и два “технических” “Оскара”, полученные компанией “Фильмотехник” и ее главой Анатолием Кокушем, и изобретение совместно с российскими технологами (один из них – знаменитый продюсер Андрей Тропилло) гибкого видеодиска VCDHD.

Да и украинский зритель “подрос” и подготовился к просмотру национального продукта – опять же вслед за Россией, где отечественное кино сейчас стабильно занимает первые строки рейтингов. За прошлый год увеличилось количество залов в Украине: по данным компании “КиноСвит”, со 153-х (104 кинотеатра) до 192-х (124 кинотеатра). Большинство из них расположено в Киеве, Днепропетровске, Харькове, Одессе и Донецке. В связи со спросом появилось и предложение: скромное пока, но обнадеживающее. В 2005 году в прокат вышли аж целых две картины: “Путеводитель” Александра Шапиро и “Настройщик” Киры Муратовой.

Есть у украинцев и другое – жанровое кино. Оно, правда, пока довольно наивно. Зато на родном, историческом материале: сынок местного чиновника любит девушку из штаба “оранжевых” и даже спит с ней прямо в палатке на Майдане. Это, например, фильм “Помаранчеве небо” (“Оранжевое небо”), взявший не только романтическим сюжетом, но и девизом “Революция – це кохання”. Съемки стали событием для киевлян: ради них на несколько дней ограничили автодвижение по центру города, Крещатику и Майдану Незалежности. Или есть еще “первый украинский триллер” – “Штольня”, выпущенный местным дистрибьютором “Артхаус трафик”. Фильм повествует о том, как несколько студентов забрались в заброшенную шахту, там потерялись и начали гибнуть от какой-то невиданной силы. Ну далее все, как и полагается в таких фильмах: крики-визги, нервная операторская съемка, напряженный саундтрек... “В этом году у нас каждый месяц по фильму. “Оранжевое небо”, “Прорвемся”, “Штольня”, потом “Хэппи пипл”, осенью выходит “Красный жемчуг любви”, потом “Аврора” Оксаны Байрак, – говорит исполнительный директор Кинофорума “Украина-2006” Татьяна Смирнова. – Для украинского кино это события”.

Это, в свою очередь, дает основание некоторым местным кинематографистам чересчур оптимистично смотреть на дальнейшее развитие национального кино: глава Ассоциации продюсеров Украины Дмитрий Колесников на минувшем Кинофоруме даже призывал перестать говорить обо всех этих “первых блокбастерах”, “первых триллерах”: “Кино должно быть не первым, а качественным”, – убежден он.

 

И с этим сложно спорить, но некоторые пытаются. Например, говоря о качестве ряда этих картин, особенно дебютных. Поэтому и фестиваль “Молодость” тщится открыть новые таланты. “Происходит то же самое, что было когда-то в российском кино: появились частные деньги, и люди готовы их в какое-то направление вложить, что-то с ними сделать, – рассказывает президент “Молодости” Андрей Халпахчи. – Но проблема украинского кино еще и в том, что произошел разрыв поколений, и у нового поколения нет никакой кинематографической культуры, чтобы стартовать с полнометражным кино. Это перечисленные выше фильмы и показали. Молодым пока нечего сказать на полный метр”.

Да и других проблем у украинской кинематографии много, например, едва ли не основной сейчас является проблема дубляжа.

Целесообразность дублирования и субтитрования фильмов на украинском языке обсуждалась долго, но закончились эти обсуждения совсем недавно постановлением Кабинета министров Украины, опасным для жизни украинской кинематографии. 11 января этого года была установлена квота обязательного дублирования, озвучивания или субтитрования на государственном языке иностранных фильмов, предназначенных для коммерческого показа и домашнего просмотра. В соответствии с принятым документом квоты на дублирование, озвучивание или субтитрование на украинском языке будут вводиться поэтапно. С 1 сентября 2006 г. это будет не менее двадцати процентов от общего количества копий по каждому фильму; с 1 января 2007 г. – не менее пятидесяти процентов; и с 1 июля 2007 г. – не менее семидесяти процентов. Согласно постановлению, озвучивание или субтитрование на государственном языке должно осуществляться на фильмокопиях в оригинальной языковой версии. Проблема заключается в том, что субтитрование вряд ли понравится зрителям. А дубляж должен делаться на деньги распространителей, что отнюдь не дешево. Если учесть, что на Украине полноценно дублировать картины еще и негде, то проблема приобретает совсем угрожающие размеры. Ассоциация содействия развитию кинематографа подумывает о том, чтобы подать в суд на Кабинет министров, считая, что постановление ущемляет права русскоязычного населения.

Интересы лоббирующей этот закон стороны отождествляются с интересами Запада, например, американскими. Американцы сейчас не просто пытаются вытеснить россиян из украинского кино, но активно выходят и на сам российский кинорынок и начинают напрямую контролировать прокат собственных картин. Российским же дистрибьюторам остается лишь “подвинуться” и заняться европейским или авторским и независимым кинематографом. К такой ситуации украинскому кино не привыкать: национальный кинематограф и без того всегда был чересчур авторским. “У нас стилистика другая, – говорит та же Татьяна Смирнова, – вы посмотрите, как фильмы выпускала студия Довженко. Это стилистика арт-хаусного и политического кино. Европейского кино. Вряд ли у нас тут родится кто-то, кто будет блокбастеры снимать. Это чисто психологический момент”.

И все же не так давно кино Украины стало подавать определенные признаки жизни. Как говорят некоторые, не без помощи все той же революции, явно пошедшей на пользу киноиндустрии. Уже две ялтинские киностудии нацеливаются на кинопроизводство – причем и старая Ялтинская киностудия, до этих пор лишь сдававшая в аренду оборудование, и молодая “Ялта-фильм”. Начала акционироваться и Одесская киностудия. Не без проблем (все беспокоились за сохранение профессионального профиля), но все же... Появились и альтернативные институту Карпенко-Карого способы ковать кадры: открылась киношкола при телеканале “Интер”, а на Кинофоруме представили еще одну, “Школу Голливуда”.

 

Чем увенчаются эти благие начинания, нам остается только гадать и строить прогнозы. Пока национальное кино Украины закладывает нулевой цикл, как это обычно делается при строительстве здания, рассчитаного на длительное в нем проживание и проживание с удобствами. В данном случае “нулевой цикл” – это система технической и менеджерской поддержки отрасли, без которой творческой составляющей никак не сложиться и не оформиться в нечто оригинальное и своеобразное. Но со временем здание будет построено и заселено. До самой арт-хаусной мансарды.

Версия для печати