Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Октябрь 2005, 12

Три дня и три ночи

Повесть

От автора

Только что я, наконец-то, поставил последнюю точку в повести, которая достаточно длительное время не давала мне покоя. Не могу сказать, что на все сто процентов доволен полученным результатом, и скорее всего мне предстоит еще очень долгий процесс правки, но так или иначе, основная часть работы завершена. Я хочу поблагодарить всех тех, кто был со мною, пока я болел этой вещью, кто терпеливо выслушивал мои разглагольствования, давал советы, а самое главное – верил в меня. Без вашей поддержки мне было бы во много раз сложнее, и поэтому будет вполне справедливым, если “Три дня и три ночи” я посвящу вам, своим любимым друзьям.

 

Пролог. Глаз

Меня зовут Шмерц, мне двадцать с гаком лет, за спиной моей диплом о высшем образовании, тысячи несыгранных нот и сотни литров выпитого алкоголя, впереди же расстилается сплошная неизвестность. Это напоминает книжки-раскраски с героями комиксов и мультфильмов, которые я очень любил, когда был еще ребенком (при полном отсутствии способностей, подобным образом я, видимо, пытался реализовать свою тягу к изобразительному искусству). Так вот, несмотря на тот восторженный энтузиазм, с каковым я, как правило, начинал размалевывать различных Микки-Маусов и ниндзя-черепашек, мне редко удавалось довести дело до конца. Где-то картинке к десятой первоначальный запал обычно пропадал, и очередная книжка перекочевывала в стопку аналогичных произведений масс-культуры, где благополучно забывалась. Намедни, зачем-то роясь в тумбочке, доверху набитой всяческим пыльным хламом, я неожиданно наткнулся на эти свои детские художества и некоторое время перелистывал аккуратно раскрашенные цветными фломастерами листы. Ближе к середине они внезапно обрывались, и следом шли сплошные белые страницы, с намеченными на них контурами персонажей. Контраст этот был настолько силен, что мне сразу же пришло в голову парадоксальное сравнение моей жизни с такой вот книжкой: до определенного момента мир для меня был полон острых эмоциональных ощущений, ярких красок и новизны, а затем совершенно неожиданно все это куда-то исчезло. Остались только странные и насквозь фальшивые оболочки предметов, людей и чувств. Еще я подумал тогда, что пресловутая пропажа энтузиазма в процессе работы, ставшая на сегодняшний день одной из главных моих проблем, была знакома мне уже в детстве. Что ж, возможно, что и в эту пору я не чувствовал себя столь уж счастливым, хотя зачастую склонен утверждать обратное.

Всему тому, что я имею на данный момент, я обязан только себе, и именно поэтому рука моя еще крепче впивается во влажное стекло пивной бутылки, а желваки еще сильнее, чем обычно, ходят под кожей. Бесцельный скиталец в повитых алкогольным туманом пространствах, раскинувшихся где-то между днем и ночью, я вдруг слышу под своей ногой хруст чего-то маленького и, по видимости, очень хрупкого. Взгляд почти автоматически скользит вниз и натыкается на полураздавленный пластмассовый глазик, скорее всего оторвавшийся от какой-нибудь игрушки. Пытаясь понять, откуда столь нехарактерный предмет мог появиться на полу моей квартиры, я напрягаю память и даже морщу от усердия лоб, являя собой препотешнейшую картину для стороннего наблюдателя: пожалуй, это сойдет за нечто вроде роденовского мыслителя начала двадцать первого века. Наконец, до меня доходит, что после пятой бутылки пива КПД моего мозга явно находится не на уровне, необходимом для осуществления столь сложного мыслительного процесса, и я уже заношу ногу для следующего шага. В этот самый момент я вспоминаю о том, что какое-то время назад у нас гостили друзья моей матери вместе со своими маленькими детьми. Пресловутый же кусок пластмассы на полу – белый овал с нарисованным внутри синим зрачком в обрамлении черных ресниц (и где это они, интересно, видели такие глаза?) – несомненное следствие импровизированного футбола, который двое симпатичных близняшек (как бишь их там звали?) устроили в коридоре. Роль мяча в их игре, помнится, выполняла небольшая плюшевая собачка. В обычное время это четвероногое служило яблоком раздора между братом и сестрой: каждому хотелось обладать собакой единолично, однако такая монополия была невозможна как в силу приблизительно одинаковой расстановки сил с обеих сторон, так и по причине весьма скромного материального положения их родителей. Наблюдая такие сцены, на собственном опыте понимаешь, насколько парадоксальной является детская психика. Предмет, за который брат был готов повыдирать сестре все волосы, а сестра в кровь расцарапать брату лицо, час спустя может оказаться на пыльном полу под ногами двух разгоряченных азартом спортсменов.

Все эти мысли проносятся у меня в голове с поразительной быстротой, создается даже ощущение, что я не успел сделать и одного шага, как они уже подобно метеориту прочертили мою голову слева направо, упали на огромную тлеющую кучу своих предшественниц и теперь тихо умирают там, превращаясь в обугленные головешки. И, в самом деле, я всего лишь на каких-то полметра удалился от собачьего глазика, укоризненно поблескивающего в лучах вечернего солнца, падающих на паркет через большое окно в дальнем конце кухни. У меня вдруг перехватывает горло, и я начинаю медленно сползать по коридорной стенке вниз. Слезы уже вовсю текут из моих глаз, когда я достигаю пола, а рука тянется к треснувшей пластмассе, сжимает ее, и в этот момент я начинаю рыдать в полный голос. Лицо перекашивается в жалкой гримасе, влага теряется в длинных прядях волос, налипших на мокрые щеки, и чувство упоения собственными страданиями мешается в душе со злобой на себя за них же. Я плачу навзрыд, плачу, неуклюже сцепив руки на груди, словно маленький ребенок, обиженный старшим товарищем, которого он боготворил. Наверное, я просто разучился это делать, что совершенно неудивительно, ведь последний раз у меня были слезы классе эдак в четвертом. В тот день, до предела взвинченный долгим отсутствием матери, я кое-как натянул на себя одежду и выскочил без шапки прямо на облитую льдом вечернюю декабрьскую улицу. И сейчас я прекрасно помню, как в свете фонарей бежал по гололеду неизвестно куда, просто чтобы не находиться одному в пустой квартире, где тишина комнат нашептывала мне в уши жуткие вещи. Сначала я даже не чувствовал холода и, лишь остановившись перевести дух, ощутил, как мороз иглами впивается в задубевшие пальцы рук. Тогда я начал плакать от боли, страха и отчаяния и долго еще не мог остановиться. Редкие прохожие с удивлением смотрели на десятилетнего ребенка с непокрытой головой, утирающего сопли и слезы со сморщенного лица, но никто из них не подошел ко мне, чтобы узнать, в чем дело. Потом, не в силах больше терпеть холод, я как-то вернулся домой, а через некоторое время появилась и мать.

Я рос жутко закомплексованным и стеснительным, к тому же меня постоянно терзал страх за близких. Ужасно неуютно чувствуя себя в компании взрослых, я тем не менее всегда сопровождал маму, когда она отправлялась в гости. Остаться дома и подвергаться мукам неизвестности было для меня во сто крат горшей пыткой, чем пристальное внимание маминых друзей и коллег. В тех же редких случаях, когда мое присутствие в той или иной компании было невозможным, я становился поистине невменяемым еще задолго до назначенного срока возвращения. Что и говорить, если я боялся отпускать маму даже в булочную, находившуюся в каких-то полквартала от нашего дома. Наверное, в то время я исчерпал свой лимит слез на многие годы вперед. С тех пор как мое внутреннее состояние относительно стабилизировалось и я перестал дрожать из-за долгого отсутствия кого-то из своей родни, не могу припомнить случая, когда бы мне доводилось по-настоящему плакать. Но сегодня плотину прорвало, и вот уже несколько минут я не могу прекратить рыдать. Странная смесь горечи и облегчения переполняет меня. Сидя на полу, я неотрывно смотрю сквозь застилающую взгляд пелену на глазик в моей ладони, но вижу почему-то совсем иные картины. Мне вспоминается тот самый день, когда я вернулся домой в крайней степени раздраженности и застал брата с сестрой (имена которых все так же остаются невыясненными) за их игрой с плюшевой собачкой. Ни слова ни говоря, я прошел через коридор к себе в комнату и с силой захлопнул за собой дверь, оставив враз потерявших всякий интерес к игре малышей в полном недоумении. Потом в мою комнату несколько раз заходила мама и просила дать маленькому Коле (Пете, Жене, Саше) поиграть в какую-нибудь компьютерную игру. Я огрызался и обвинял всех и вся в том, что в моем собственном доме мне не дают возможности спокойно поспать, да еще и претендуют на компьютер, сломать который для ребенка – раз плюнуть. Мама молчала, я кричал, сам себя при этом ненавидя, компьютер на столе щерился заставкой с лицом Йохана Эдлунда*, окутанного густым сигаретным дымом. Когда же, некоторое время спустя, я случайно услышал, как моя родительница объясняет Коле-Пете-Жене, что компьютер трогать нельзя, и взамен предлагает какую-то из моих старых игрушек, мне захотелось выпить залпом стакан водки и в кровь разбить себе кулаками лицо.


* Й о х а н  Э д л у н д – музыкант и духовный лидер одной из лучших групп шведского андеграунда “Tiamat”.


Сегодня на вопрос: “Чего ты больше всего боишься на свете?” я бы, не колеблясь, ответил: “Себя”. Я сам выбрал эту тоску, эти бессонные ночи и дни, полные постоянного напряжения, ослабить которое может разве что алкоголь. Я сам своими собственными руками разрушил то, о чем мечтал, и жалею об этом, но все же не настолько, чтобы хоть что-то изменить. Мне жутко думать, что я не могу жить иначе, что для меня нет иного пути, что я такой, каким мне суждено быть навсегда. Но выхода нет, и еще долго я сижу на полу в узком проходе, соединяющем прихожую с кухней, уперев ноги в противоположную стенку, размазывая влагу по лицу. Когда же я, наконец, поднимаюсь и, швырнув на комод согретый теплом ладони глазик, беру курс на свою комнату, за окном моего дома стоит непроницаемая, кромешная тьма…

Той душной летней ночью мне, разметавшемуся на нерастеленной кровати, привиделся странный сон из тех, которые совершенно не фиксируются впоследствии сознанием, а лишь оставляют поутру ощущение какой-то смутной потери, которую невозможно сформулировать словами. Нечто похожее, как мне кажется, испытывал герой майринковской “Королевы Брегена”, с его видением унылого и мрачного болота. В этом сне я стремительно падал, приближаясь к какой-то белой пористой поверхности, чем-то напоминающей парафин. Не знаю, способен ли человеческий язык передать то, что я чувствовал при этом. Наверное, ближе всего к описанию подобного состояния ощущение, рождающееся, когда проводишь пальцами с только что остриженными ногтями по ворсистой обивке дивана, однако и такая аналогия является весьма и весьма приблизительной. Это было похоже на некий внутренний зуд, а самое ужасное заключалось в том, что я все никак не мог упасть окончательно. Создавалось впечатление, что парафиновая твердь все время отдалялась от меня со скоростью, приблизительно равной скорости моего падения. При этом я был абсолютно уверен в том, что расстояние до белой поверхности с каждой секундой сокращалось, однако, вопреки всем законам физики, я продолжал свой гротескный полет в волокнистой атмосфере. Тут мне в голову пришла мысль, что так может продолжаться бесконечно, и от нее я внутренне содрогнулся. “Ад – это повторение”, – вспомнил я фразу, вычитанную, кажется, у Кинга, и ощутил безумное желание заорать во весь голос. И вот в тот самый момент навалившегося на меня безудержного страха перед неизбежным я услышал голос.

Как и положено по всем канонам, он шел отовсюду, но при этом в нем напрочь отсутствовали пресловутые грозные и обличительные интонации, свойственные третьесортным голливудским ужастикам. Напротив, голос этот звучал абсолютно нейтрально. Я отнюдь не хочу сказать, что в нем было что-то механическое, то, что в сайенс-фикшн используют как штамп, чтобы показать некую чужеродную и бесконечно далекую от человека субстанцию. Нет, голос в моем сне был именно бесцветным, лишенным не только интонационной окраски, но даже тембра, и невозможно было сказать, кому он принадлежит – мужчине или женщине. Объяснение это никуда не годится, оно и близко не передает сути услышанного мной, однако я сомневаюсь в том, чтобы кто-нибудь другой смог бы выразиться точнее, ведь описать то, чему нет аналогов в реальной жизни, невозможно. Впрочем, так, наверное, мог бы звучать глас Божий.

При первом же звуке, наполнившем собой окружающее пространство, со мною произошли резкие метаморфозы. Падение прекратилось, и я, вновь опрокидывая один из основных постулатов старушки физики, завис приблизительно в нескольких метрах от парафиновой равнины. Не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой, я чувствовал себя словно бы завернутым какими-то гигантскими инопланетными пауками в плотный кокон. Все попытки что-либо изменить оставались бесплодными, ведь тело мое просто-напросто перестало слушаться команд, подаваемых мозгом. Невероятным напряжением всех сил организма я еще раз попытался сдвинуться с места, и тут до меня начал доходить смысл того, что говорил голос. Впечатление от услышанного было настолько сильным, что я мгновенно позабыл о своих трепыханиях и полностью сконцентрировался на смысле слов, рождавшихся неизвестно где, сразу же взрывавшемся в моей голове мириадами блестящих осколков.

“Цена счастья проста. (Еще один парадокс. Несмотря на то что прислушиваться к произносимому голосом я стал явно не с начала, у меня совершенно не возникло ощущения чего-то пропущенного.) Ты получишь то, о чем мечтаешь, если хотя бы раз за следующие три дня и три ночи послушаешься своего сердца. Сделай то, что должен сделать, и освободишься. Помни, цена счастья проста”.

Дальнейшие события разворачивались с невероятной скоростью. Осколки последнего слова еще не успели впиться изнутри в кости моего черепа, как до меня дошел смысл сказанного, отчего все тело от желудка до горла словно бы пронзило раскаленным прутом. Миллисекунду спустя я сорвался вниз, одновременно обретая способность двигаться. Только на этот раз белая твердь никуда не отдалялась. Я инстинктивно вытянул вперед руки в тщетной надежде хоть как-то смягчить удар, зажмурил глаза… и одним рывком вырвался из цепких объятий сна. Еще какое-то время мое покрытое испариной сознание удерживало в себе только что явившуюся мне картину, а затем меня снова взяло забытье, и на этот раз сон мой был глубок и никакие видения не тревожили его мерного хода. Проснувшись утром, я чувствовал себя вполне отдохнувшим и совершенно не помнил увиденного за ночь, только странное чувство чего-то очень важного, но забытого, некоторое время не давало мне покоя. Лежа в кровати, я несколько минут апеллировал к своей памяти, пытаясь восстановить то самое, так необходимое мне, однако все мои усилия оставались втуне. Наконец, я окончательно плюнул на свои безуспешные потуги и поплелся в ванную, предварительно врубив на кассетнике что-то из ранней Кататонии*, – идеальное средство для очистки мозгов от ненужных мыслей. Отвернув кран горячей воды, я внезапно подумал о том, что рано или поздно вспомню о приснившемся в эту ночь. Почему-то от осознания этого факта по спине моей пробежала неприятная дрожь.

 

День первый. Облака

Чувствую, это лето меня точно доконает. Парит неимоверно, солнце просто исходит жаром, и если постоянно не заливаться пивом, то уже через несколько минут глотка становится сухой и шершавой. Солнечные очки, конечно же, до известной степени спасают от бьющего сверху света, но даже в них я периодически останавливаюсь посреди улицы, чтобы как следует прочихаться, – это дает о себе знать моя многократно клятая аллергия. Дождя не было уже недели четыре, и очень хочется верить, что сегодняшняя дикая духота является предвестником хорошей вечерней грозы с громом, молнией, а может быть, даже и с градом. Да и облака, разрозненными хлопьями ваты плывущие по небу, внушают некоторую надежду. Впрочем, практика показывает, что на все на это нельзя слишком уж рассчитывать, хотя дождь сейчас не помешал бы никому. Осатаневшему от жары городу он бы принес прохладу и пусть временное, но все же облегчение, мне же – какое-то подобие душевного комфорта. Для поклонников всяческих там Оффспрингов целый месяц сплошного солнца это, конечно же, рай на земле, ну а мне явно не хватает немного негатива в природе. Я хочу, чтобы с неба беспрерывно лило, хочу пристроиться под какой-нибудь аркой, слушать Radiohead и наблюдать, как тугие водяные струи станут хлестать по земле, распугивая горожан и курортников. На худой конец можно будет просто посидеть на своем крытом балконе с Ремарком в одной руке и сигаретой в другой. Кстати, по вечерам после дождя небо над моей крышей приобретает загадочный красноватый оттенок, на фоне которого полуразрушенный дом напротив вместе с парой высоченных деревьев выглядят почище, чем обложка любого “думового”** альбома. В последнее время моя склонность к созерцанию находится на весьма низком уровне, но очарование этого вида столь велико, что иногда я могу часами стоять, упершись руками в балконную решетку, и смотреть вдаль, позволяя мыслям течь в самых прихотливых направлениях.


* “K a t a t o n i a ” – тяжелый коллектив из Уэльса.

** D o o m – m e t a l – великое явление в музыкальной культуре конца двадцатого столетия. Общая концепция может быть выражена в словах “Бога нет” и “Она меня покинула”.


Но все это мечты, а в реальности я толкаю двери компьютерного магазина “WorldTech”, пряча бутылку пива в задний карман джинсов, дабы не смущать умы администрации и клиентов. Подобная техника у меня наработана годами практики, и за несколько секунд поллитровка уютно пристраивается в районе моей левой ягодицы, прикрытая сверху помятой футболкой с угрожающей надписью “Samael”. Вхожу внутрь. Магазин (а точнее говоря, некая помесь выставки достижений современных компьютерных технологий и офиса) встречает меня блеском стекол многочисленных стеллажей, гудением системных блоков и упоительной прохладой, порожденной великим изобретением людского гения – кондиционером. Человек по имени Норм, из-за которого, собственно, я и оказался в таком непривычном для себя месте, сидит прямо напротив входа перед каким-то навороченным монитором и упоенно клацает клавиатурой. Размеренной походкой подхожу к Нормовскому столу, бесцеремонно плюхаюсь в небольшое кресло и с ходу выдаю цитату из Ницше по поводу смотрящих в бездну*, отдавая дань своей излюбленной традиции эпатировать окружающий люд с порога.


* Имеется в виду фраза Фридриха Ницше: “Когда долго смотришь в бездну, бездна начинает смотреть в тебя”.


Впрочем, на Норма мое ерничество всегда действовало слабовато, вот и сейчас он невозмутимо переводит взгляд с экрана на меня, еле заметно улыбается и протягивает для пожатия руку. От столь явных проявлений иммунитета к своей харизме я прихожу в неистовство и начинаю откровенно юродствовать, изощряясь на все лады. Спич мой поражает масштабностью и синкретизмом: здесь и эпические истории о кровавых схватках с “христианскими отродьями”, и исполненное неизбывного трагизма повествование на тему “Объятия зеленого змия”, и величественная ода утреннему кровохарканью. Я уже вплотную подбираюсь к недавно разработанной концепции вселенского эгоизма, как вдруг замечаю, что Норм совершенно спокойно продолжает заниматься своей компьютерной белибердой, не проявляя даже видимости заинтересованности моим словоблудием. Да, при таком раскладе руки опустились бы у кого угодно. Я все же делаю последнюю отчаянную попытку хоть как-то впечатлить публику, но и извлеченное из кармана на глазах у всего магазина пиво не производит ровным счетом никакого эффекта. Засим я окончательно увядаю и, отхлебнув изрядный глоток “Таллера”, совершенно потерянным голосом прошу принести мне пять болванок по двадцать пять центов за штуку. Норм отправляется в соседний зал за заказом, я смотрю ему вслед и вспоминаю, как мы с ним на кухне заедали водку пельменями и слушали “Детей декабря” на старом отечественном проигрывателе. То было безумное время, когда наша хайрато-джинсовая компания могла целыми днями бродить по улицам, дуя “Red Bull” и приводя в недоумение прохожих своим идиотским смехом – таким, какой можно вызвать у человека только в шестнадцать лет. Тогда нам не нужно было искать повод для радости, она и так перла из нас во все стороны. Самое же главное заключалось в том, что почти каждый день мы открывали для себя что-то новое в окружающем мире и кайфовали от этого в святой и простодушной уверенности, что так будет продолжаться вечно. Рок-н-ролльно-алкогольно-либидозным радостям молодых посвящено огромное множество книг, но мне все-таки кажется, что мы стоили того, чтобы о нас была написана еще одна. И дело здесь вовсе не в моем непомерном тщеславии, просто наш круг действительно был необыкновенным. До сих пор по городу можно услышать бесконечно далекие от реальности легенды из жизни моих друзей, которые так очаровательно сочетали в себе застенчивость с бесшабашностью. Норм, кстати, увековечен в одной из них как изобретатель убойного коктейля по типу гриновского “Боже мой”, куда входили водка, пиво и кока-кола. Потягивая эту незабываемую смесь, мы продружили вплоть до самого окончания школы, а потом мой верный соратник встретил Норму, которая из всего окружения своего ненаглядного больше всего не любила меня, женился на ней и, съехав с родительской квартиры, окончательно пропал из поля нашего зрения. Не работай он сейчас в двух кварталах от моего дома, мы бы по-прежнему общались исключительно через посредничество общих знакомых. Правда, задумываясь над этой ситуацией, я неоднократно ловил себя на мысли, что Норм мне уже далеко не так интересен, как то было во время оно. И неважно, почему это случилось: по причине ли моего снобизма либо из-за семейной жизни, способной исковеркать кого угодно, – суть тут все равно одна и та же. Ну а вся клоунада, которой я упоенно предавался пару минут назад, была всего лишь следствием подсознательного раздражения, испытываемого мною в последнее время при виде этого человека. Я вряд ли был бы способен жить так, как Норм, изо дня в день двигаясь по стандартному вектору “дом – работа – дом”, лелея беременную жену и наслаждаясь рассуждениями на тему предстоящего ремонта в своей квартире. От подобного варианта бытия моя “творческая натура” тут же встала бы на дыбы, требуя в качестве компенсации как минимум двести грамм, ну а вот Норм счастлив, видно это невооруженным взглядом, и можно держать пари, что в его внутреннем мире царят спокойствие и благодать (не то что у некоторых). Хотя что уж там: выбор за меня никто не делал, я знал, на что иду, кроме того, даже в подобной ситуации можно найти свои плюсы. По крайней мере Норм и ему подобные однозначно лишены удовольствия закрыть лицо волосами и предаться на глазах у окружающего люда возвышенным страданиям под звуки чего-нибудь из HIM*.


* H I M – финские рокеры с инфернальным имиджем и красивой музыкой.


Проходит несколько минут, по истечении которых появляются болванки с Нормом придачу. Я сую ему причитающееся с меня, в большинстве своем сильно измятое и в некоторых местах даже слегка надорванное, а затем между нами возникает заминка. Затевать долгоиграющий разговор мне совершенно не хочется, да и Норму, похоже, не терпится поскорее вернуться к своим обязанностям, однако прерывать общение сразу же после акта купли-продажи было бы не слишком вежливым. Выхожу из положения, начиная перечислять коллективы, в потенциале должные занять место на только что приобретенных болванках. В итоге мы еще немного времени довольно вяло обсуждаем пути развития современного музыкального шоу-бизнеса. Потом следуют дежурные рукопожатия, обмен стандартными формулами прощания, и, наконец, я отчаливаю, напоследок изобразив руками помпезный жест, призванный, вероятно, символизировать все величие и мощь мирового зла. Дверь за моей спиной недоуменно скрипит, и я думаю, что нормовские сотрудники за ней испытывают сейчас приблизительно те же эмоции. Дикие люди, дети гор, ну что еще здесь можно сказать?

После ворлдтековского кондиционера жара на улице кажется еще невыносимее, что мгновенно порождает желание дальнейшего пива, каковое и приобретается в соседнем ларьке. До запланированной на вечер поездки остается еще больше шести часов, и передо мной автоматически возникает проблема их рационального использования. Конечно, с точки зрения логики мне стоило бы сейчас отправиться домой, чтобы отоспаться, хотя бы частично сбросив с себя многодневную усталость, усугубленную к тому же двумя литрами “Таллера”. К сожалению (а летом это проявляется особенно), логика не слишком-то любит вступать со мной в альянс, и поэтому я начинаю движение в сторону, прямо противоположную местонахождению моего дома. Там, на городской площади есть уютные скамейки в тени деревьев, и ларьки с недорогим пивом, и даже (да простят мне дамы и пуритане) относительно пристойные общественные туалеты. Ну а самое привлекательное в этом месте заключается в том, что где-то рядом живет Лайт, и у любого сидящего в тени какого-нибудь платана, коих так много в районе нашей любимой площади, есть реальный шанс повстречаться с этим чудом природы. Мне, правда, еще ни разу не выпадало такого счастья, однако почему-то именно сегодня я уверен, что обязательно с ней столкнусь (в чем есть изрядная вина выпитого за день пива). Может быть, даже она будет одна, и нам предоставится потрясающая возможность забыть на какое-то время о необходимости корректировать свое поведение, подстраиваясь под окружающих. Мы поговорим о литературе и о музыке, о себе и о других, периодически я стану ерничать, а она смеяться – так может продолжаться до бесконечности. Но вот вопрос: хочу ли я чего-то большего, чем эти долгие разговоры с легким намеком на флирт? Ответить однозначно сложно, и все же я скорее склоняюсь к отрицательному варианту. Одиночество, конечно, штука несладкая, да и мысли о будущем без семьи и близких в последнее время все чаще и чаще бродят в моей голове. И тем не менее, несмотря на все эти душевные порывы, мне проще всего жить так, как это происходит на сегодняшний день. Практика показывает, что интеллектуальные беседы рано или поздно превращаются в рутину, и хорошо, если это будет просто топкое болото, в котором увязаешь так быстро, что не успеваешь даже крикнуть. В худшем же случае начинаются скандалы, при одной мысли о которых меня всего передергивает. По-моему, с течением времени я потерял веру в существование на земле этого самого “своего человека”, который так всем нам необходим…

Я готов уже продолжать дальше свои рассуждения, но неожиданно обрываюсь прямо на середине мысли, вдруг осознав, какую чушь несу. Идиот, причем в кубе! Это же надо такое придумать: “одиночество”, “будущее без семьи”… Интересно, что бы сказала на это Пьюрити, которая ждет тебя сегодня с разогретым ужином, а может, даже и бутылкой “Шардонэ”? В конце концов, как всем хорошо известно, поиски добра от добра еще никого ни до чего хорошего не доводили. Но в таком случае если все то, что я говорю себе, действительно правда, отчего мне тогда не становится легче? Впрочем, вопрос этот риторичен. Я прекрасно все понимаю и знаю, что в личных отношениях нет ничего хуже таких вот встреч по инерции, которая имеет очень неприятную тенденцию затягивать человека. Кстати, интересно, что бы мне далось легче: признание Лайт или расставание с Пьюрити? Но и в том, и в другом случае упаси меня все темные боги предпринимать что-либо по пьяни: мало того, что наутро будет безумно стыдно перед самим собой, так еще и можно навсегда потерять расположение к тебе человека. Все, даю себе зарок – любые серьезные действия совершать исключительно в трезвом виде, и так в последнее время замыленное восприятие реальности стало для меня почти нормой. Черт дери, как все же жаль, что наушники сдохли! Хорошая порция чего-нибудь, типа Moonspell*, пришлась бы мне сейчас очень даже кстати…


* “ M o o n s p e l l ” – пожалуй, вторая после “Sepultura” латиноамериканская андеграундная банда, сумевшая добиться успеха в Европе.


Тем временем я продолжаю преодолевать те пять кварталов, что отделяют меня от площади. В отсутствие плейера мне не на чем сконцентрировать свое внимание, поэтому в процессе ходьбы я предаюсь ленивому созерцанию происходящего вокруг. Здесь нужно заметить, что, несмотря на общую обыденность, на глаза мне время от времени попадаются достаточно занятные вещи. Вот, например, парочка, самозабвенно целующаяся на перекрестке. Он клещами притянул к себе свою пассию, глубоко запустив пятерню в ее каштановые волосы, но ей, похоже, это даже нравится. А его сумка, неким совершенно изуверским образом втиснувшаяся между бедрами голубков, вызывая четкие ассоциации с картинами Дали, совершенно не мешает им предаваться радостям жизни. Чуть поодаль какой-то маргинал, приподнявшись на руках над краем мусорного контейнера, самоотверженно ныряет вниз, по всей видимости, в надежде раздобыть что-нибудь себе на обед. И слившаяся в поцелуе пара, и опустившийся тип в мусорнике со стороны кажутся полностью поглощенными своими занятиями. В их поведении можно проследить даже некоторую аналогию, если, конечно, не принимать во внимание специфику деятельности в первом и втором случаях. Налицо классический пример дуализма, который, как мне кажется, характеризует практически любой аспект нашей жизни. Если разобраться, то все человечество, да что там человечество, я сам, постоянно мятущийся между мечтами и реальностью, напоминаю такое странное создание, потерявшееся где-то посреди дороги от альтфатера к влюбленным. Выбирать в такой ситуации каждый волен сам, но все же рискну предположить, что зачастую желание плотно набить брюхо, пусть даже и отбросами, превалирует над высокими материями. Ничего не поделаешь, telle est notre vie*.

Следующая мини-сцена на моем пути также не лишена интереса. Взгляните: прямо посреди улицы валяется дохлая кошка. Морда перекошена предсмертным оскалом, один глаз почти полностью выдавлен из глазницы, над начинающим разлагаться трупом восторженно гудят мухи. А теперь обратите внимание на прохожих, которым эта кошка так неэстетично попадается на пути. В большинстве случаев реакция их совершенно однозначная. Все они просто-напросто огибают дохлое животное, смотря при этом куда угодно, только не под ноги. Может даже сложиться впечатление, что кошка находится в каком-то ином измерении и видеть ее могу только я, остальные же описывают перед трупом кривые, лишь повинуясь какому-то шестому чувству. Все это очень сильно похоже на одну из сцен “Темной башни”**, когда компания главных героев из Срединного мира попадает в Нью-Йорк семидесятых.


* T e l l e e s t n o t r e v i e (фр.) – такова наша жизнь.

** “ Т е м н а я б а ш н я ” – цикл романов Стивена Кинга.


Роланд и его спутники остаются невидимыми для обитателей нашей реальности, однако прохожие интуитивно ощущают их присутствие на своем пути и обходят препятствие, сами не отдавая себе в этом отчета. Здесь происходит примерно то же самое. Две умопомрачительно одетые блондинки, место которым в лимузинах их богатых содержателей, а уж никак не на раскаленной и грязной улице, цокая многосантиметровыми шпильками, движутся прямо на лежащее поперек дороги животное. В последний момент они вдруг расходятся в разные стороны и одновременно проплывают мимо распластавшегося на асфальте предмета, причем синхронности движений этих дам может позавидовать любая пара олимпийских чемпионов по художественной гимнастике. Я смотрю на все происходящее со стороны и откровенно умиляюсь как координации девушек в пространстве, так и очередному подтверждению своей теории уже упомянутого дуализма или, если угодно, вселенской концепции единства противоположностей. Возвышенное и земное, цветение и разложение, прямо Виктор Гюго какой-то!

Между тем я уже достигаю пункта назначения и, преодолев небольшую аллейку, с двух сторон обсаженную неидентефицированными мною зелеными насаждениями, попадаю в самый эпицентр человеческой активности. Здесь с шумом бьет фонтан, галдят дети, а активисты очередного молодежного движения предлагают всем встречным значки, деньги от продажи которых пойдут на благое дело реабилитации наркоманов и алкоголиков моего несчастного поколения. Хотелось бы знать, отношусь ли я к последним, а если да, то где можно зарегистрировать себя в данном статусе и, соответственно, получить шанс на возвращение в мир норматива. Хотя, в принципе, тут возможен еще один альтернативный и, на мой взгляд, более гуманный вариант, иначе говоря, выдача некоторой суммы особо страдающим с похмелья с целью поправки их самочувствия… Ну да ладно, мы не станем претендовать на эти крайне сомнительные перспективы, особенно если учесть, что в одном мне сегодня все-таки повезло. По крайней мере этим вечером я буду лишен счастья ютиться на самом углу скамейки в обществе доброго полудесятка своих сограждан и пускать сигаретный дым вниз, дабы не оскорбить их обоняния запахом дешевого табака. Собственно, на самом деле удивляться здесь нечему, ведь нынешняя жара способна загнать в помещения даже ярых завсегдатаев этого места. Что ж, восславим Провидение, столь любезно предоставившее нам возможность насладиться всеми благами жизни в течение предстоящих нескольких часов.

Итак, я начинаю вальяжно обозревать пустующие скамейки, выбирая наиболее подходящую. Не знаю уж почему, но внимание мое привлекает горбатый и к тому же давно не крашенный урод, к которому я неспешно дефилирую. Усевшись, мой зад еще долго ерзает на расшатанных досках сиденья, пока тело не приобретает наиболее комфортную позу. Засим на свет божий из рюкзака появляется пачка сигарет, зажигалка и “Воронья дорога” Бэнкса, призванная хотя бы частично компенсировать оставшийся дома плейер. Закуриваю, рассеянно пробегаю пару строчек, лениво поднимаю взгляд вверх… и, пораженный, застываю, будто обращенный в камень открывшимся мне. Нет, конечно же, я не увидел там ни лика Творца, ни таинственных знаков, за которыми спрятаны все тайны Вселенной, – надо мною всего лишь покрытое причудливой формы хлопьями облаков голубое летнее небо. Но именно облака, на которые мы постоянно смотрим, не замечая их истинной красоты, сейчас накрепко приковали мое внимание. Они уже больше не похожи на вату, а скорее напоминают ладьи каких-то неуклюжих великанов, стремительно несущих своих странных хозяев по морской глади. Последний образ выглядит настолько реальным, что я тут же начинаю гадать, куда держат путь небесные корабли и что ждет странников в конце пути. Быть может, они возвращаются к родным берегам из далекого путешествия, и дозорный на носу уже оглашает воздух радостными криками при виде показавшейся на горизонте земли. А может, им суждена тяжесть великого горя, когда ладьи войдут в гавань и ошеломленные великаны узреют перед собой руины разграбленного и дотла сожженного города. И долго еще их неповоротливые тела будут растерянно бродить среди развалин, и над мертвой пустыней, вчера лишь бывшей цветущей и плодородной равниной, встанет несмолкающий безутешный плач.

Сигарета дотлевает между пальцами, забытый Бэнкс окончательно потерял всякую надежду вновь привлечь внимание хозяина, а я все никак не могу выйти из своего полутрансового состояния. Только теперь великаны-мореходы в моей голове уступили место гораздо более актуальным вещам. Глядя на небо, я неожиданно сам для себя осознаю всю абсурдность происходившего со мною последние несколько лет. Постоянно задаваясь вопросом, отчего мы все время не даем себе жить по-настоящему, несмотря на столь короткий срок нашего пребывания на Земле, я продолжал двигаться вперед так же, как и все остальные, не делая ни малейшей попытки вырваться из-под каждодневного гнета моральных и социальных ограничений. Но сейчас, замерев перед грандиозностью разворачивающейся в небесах картины, я четко понимаю, что дальше так продолжаться не может. Всепоглощающее ощущение эйфории охватывает мое естество, я порывисто вскакиваю со скамейки и быстрым шагом направляюсь к ближайшему телефону, на ходу вытаскивая из бокового кармана рюкзака записную книжку. Через пару минут я позвоню Брайту, давнему другу Лайт, узнаю ее домашний номер, наберу его, попрошу к трубке ту, которую так давно хотел увидеть, и назначу ей встречу. Где-то уже ближе к вечеру мы встретимся в условленном месте и станем бродить по городу, не особо заботясь о направлении. Пожалуй, по дороге можно будет ненадолго завернуть в какой-нибудь кабак, где я пропущу пару кружек пива – не больше, ведь в последнем просто не возникнет необходимости. Не знаю, чем закончится наше общение, да дело здесь и не в этом, важно лишь то, что я наконец-то смогу отпустить свои чувства на волю и полной грудью вдохнуть воздух свободы, свободы от самого себя.

До телефона остается уже совсем немного, когда на пути моем возникает непредвиденная преграда в виде компании примерно из десятка человек. Предводительствует ею некто Сьюприм, с которым мы когда-то несколько раз пересекались в одной полуподвальной забегаловке, служившей пристанищем для различной псевдо творческой молодежи. Остальные члены сборища мне в большинстве своем также знакомы, хоть и не настолько хорошо, чтобы пить с ними на брудершафт. Тем не менее сегодня Сьюприм по случаю своего дня рождения настроен весьма радикально, и уже через десять секунд после приветствия я слышу приглашение пройти в близлежащий бар, чтобы всем вместе слиться в экстазе празднования знаменательного события. Пытаюсь на ходу придумать некие правдоподобные обстоятельства, требующие моего присутствия в совершенно ином месте, но в результате это приводит лишь к усилению напора со стороны уже изрядно подогретых сьюпримовцев. Звучат заманчивые обещания масштабной пьянки и бесплатного коньяка. Последнее изрядно колеблет мою решимость, да и к тому же плещущееся в желудке пиво после непродолжительного тайм-аута снова начинает активно требовать добавки. В конце концов я прихожу к компромиссному варианту. В моем нынешнем состоянии назначать свидание Лайт было бы не совсем разумным, да и необходимость звонить Пьюрити и отменять еще несколько дней назад оговоренную встречу тоже не вызывает у меня энтузиазма. Совершенно очевидно, что лучшим выходом из данной ситуации будет встать завтрашним утром после долгого и крепкого сна, привести себя в порядок, а уже потом браться за воплощение в жизнь новоиспеченной концепции. Пока же можно смело присоединяться к любителям изысканных алкогольных напитков, благо времени впереди у меня предостаточно…

Отправляемся в бар. Поначалу я несколько неуютно чувствую себя среди развалившихся на высоких стульях друзей именинника, так как уровень концентрации спиртного в их крови чуть ли не на порядок выше, чем мой. К тому же Сьюприм, при всей своей неглупости, всегда казался мне человеком с гнильцой, которая особенно подчеркивается постоянно бегающими туда-сюда маленькими глазками под узким лбом с налипшей на него прядью чем-то смазанных волос. Да и его манера бесконечно восхвалять свои великие свершения в различных областях науки и творчества (весьма вероятно, по большей части мнимые) вызывает у меня если не откровенное раздражение, то уж, во всяком случае, иронию. Но вот появляется долгожданный коньяк и баланс между мною и остальными собравшимися начинает быстро приходить в норму. Уже после четвертой рюмки я нахожу с ближайшими соседями по столу общие темы для разговора, несмотря на то, что ничего интеллектуальнее Рамштайна они за свою жизнь явно не слушали, ну а какой-нибудь час спустя у нас с Сьюпримом затевается совершенно умопомрачительная беседа на тему сослагательного наклонения в мировой истории. В конечном итоге мы оба приходим к выводу, что опереди СССР Америку в середине сорок пятого с появлением ядерного оружия, мир сейчас был бы полностью коммунистическим. На Ямайке открылся бы второй Артек, отличающийся от прототипа разве что некоторым растаманским уклоном, ну а фильм “Звездные войны” повествовал бы об ожесточенной борьбе землян с мерзкими капиталистами-инопланетянами, предводительствуемыми олигархом Дартом Вейдером. По окончании нашего диалога, за время которого мы, к слову, успели употребить еще грамм с двести, благодарные слушатели препровождают меня к автобусной остановке, причем по ходу дела я своим непревзойденным баритоном исполняю несколько знаменитых народных песен, повергая в экстаз всех попадающихся навстречу прохожих. Уже погруженный внутрь автобуса, я на несколько минут отключаюсь, а придя в себя и продрав глаза, обнаруживаю, что за окном начинают зажигаться фонари, означающие, что предсмертная агония еще одного дня подходит к концу. Я вдруг вспоминаю о своих недавних посиделках в парке и поднимаю взгляд выше, но, как ни стараюсь, не могу ничего разглядеть на небе, всего за несколько часов ставшем низким и мутным. На мгновение я представляю себе Лайт, которая танцует неведомый мне танец, скользя над грядами облаков, затем этот образ меркнет. Прикрываю глаза, упираюсь коленями в спинку кресла напротив и пытаюсь мысленно сосредоточиться на предстоящей ночи, что должен провести с женщиной, которую не люблю…

 

Ночь первая. Коньяк

“…и тогда переполняемый страстью Люцифер явился к трону Господнему, преклонил перед Создателем колени и сказал: “Разреши мне спуститься на землю в человеческом обличье и жить там, как живут они, и умереть, когда истечет мой срок. Я прошу тебя об этом, ибо люблю ее, и нет мне горше муки, чем смотреть вниз, зная, что мы разделены навеки своей природой”. Предвечный внимательно выслушал прекраснейшего из ангелов, а когда Люцифер умолк, то повел он недовольно седыми бровями и рек: “Не ждал я от тебя столь неразумных речей, и оправдать их можно лишь тем, что ты явился ко мне, не ведая, о чем просишь. Ты хочешь обрести плоть человека, но не знаешь, какие страдания придется переносить твоему телу от голода, болезней и увечий. Ты алчешь человеческого сердца, но и представить не можешь, как терзают его утрата, неразделенная любовь или неутоленное желание.Так неужто ты, единственный из всех ангелов, кто может сидеть рядом с моим троном, хочешь променять вечную милость Всевышнего на краткий миг блаженства в земной юдоли скорби? Одумайся и не пятнай себя больше грехом безрассудства, недостойным любимого слуги Божьего!”

Грозны были последние слова Господа, но не поколебали они решимости Люцифера. “Готов я, – молвил он, – снести и боль телесную, и муки духовные во имя того самого чувства, которое ты заповедал людям ставить превыше всех остальных. И не могу я боле слушать райские гимны, когда чертогов, где мы пируем в блеске славы твоей, достигают вопли сотен тысяч страждущих и обездоленных”.

Воспылал тогда великим гневом Вседержитель, содрогнулись своды дворца его от звуков гласа Господнего, и преисполнились ужасом сердца ангелов небесных. Воскликнул тогда Повелитель Миров: “Как смеешь ты, безумец, упрекать МЕНЯ в том, что не люблю я созданий своих?! В глазах Творца вы все равны: и непорочные служители моего престола, и зачатые во грехе люди. Но никогда не бывать союзу между ними. Таков порядок, на котором стоит мироздание, и никому не дано его изменить. Ты же своими речами пытаешься подорвать основы бытия и посеять смуту и хаос. Неужто ты затеваешь бунт, метя на мое место?”

При этих словах Бог вперил взгляд своих бездонных глаз в отступника, словно намереваясь пронзить его насквозь. Ни одно существо на всем свете не способно было бы выдержать этот пылающий взор, но Несущий Свет был сильнее их всех сознанием собственной правоты. Ожесточился тогда лик Люцифера, поднялся он с колен и, выпрямившись во весь рост перед троном, бросил в лицо тирану: “Ты не любишь никого, кроме самого себя, и нет у тебя иного желания, чем удержать в руках свою жалкую власть!” Сказав это, Люцифер повернулся и покинул чертог, куда ему уже никогда не суждено было вернуться вновь. Так нарушился мир на небесах, и грянула битва, равной которой не будет до скончания времен. Мятежные ангелы во главе с Люцифером выступили против Божьих легионов, и вся Вселенная содрогнулась, когда в сражении сошлись две великих армии. Долго длилась война, но слишком неравны были силы, и настал тот час, когда поверженному Падшему Ангелу и его сторонникам пришлось сполна вкусить всю горечь поражения. Коварный Всевышний не забыл последней просьбы Люцифера, и, глумясь над побежденными, низверг всех мятежников с небес, но не на землю, а в огненные недра Ада. Но и этим не удовлетворил Бог своей неуемной жажды мести, и потому закрыл он для чистой души Люциферовой возлюбленной врата Рая, осудив ее на вечные скитания в мире людей. И запретил он всем верующим называть Светоносного иначе, кроме как Дьяволом и Сатаной, превратив борца за истину в отца всякой лжи и греха. С той поры ничто уж не колеблет небесный престол, но хозяин его и по сей день не может забыть о том, кто заключен в глубинах Ада, и боится Господь, чтобы не вырвался на свободу бунтующий Дух. Люцифер же пребывает в окружении своих соратников, разделивших судьбу предводителя, и неизбывная печаль объемлет его. Неведомо никому, что скорбит он по своей любви, с которой ему никогда не соединиться, и о тех, ради кого он пошел на мятеж и кто в уплату заклеймил его имя позором”.

(Я умолкаю, и воцаряется тишина, прерываемая только тиканьем часов на полке над кроватью. Мерзко. Ну почему, почему я такой кретин, зачем я несу перед ней всю эту чушь, давая надежду, заставляя верить в существование каких-то чувств с моей стороны? Какого черта я вообще приехал сюда, в место, находящееся в полутора часах езды от моего города? Нажраться случайно обнаруженного в баре коньяка? Почитать стихи? Получить свою положенную порцию секса? Бред, ведь то же самое я мог бы сделать, никуда не двигаясь, с той лишь разницей, что там меня бы окружали люди, которым я ничего не должен. Тогда что же я все-таки делаю здесь? Привычка? Возможно. Нежелание тащиться домой в пьяном виде и, как следствие, пугать живущих у нас в квартире родственников матери? Как знать. Боязнь признаться себе и ей, что отношения наши зашли в тупик? А вот это вернее всего, и от такого расклада на душе у меня становится еще более тошно. Ну что мне стоило послать сегодня подальше столь неосторожно встреченного именинника с его растреклятой компанией и дозвониться Лайт? И сколько еще раз я буду опускать руки перед этим вечным “А если…”? Тишина, одна тишина мне ответом, и рядом нет никого, кроме тебя, кто смог бы ее нарушить… ТАК НЕ МОЛЧИ ЖЕ, СКАЖИ ХОТЬ ЧТО НИБУДЬ, НЕУЖЕЛИ ВСЕ ЭТО ВРЕМЯ Я РАСПИНАЛСЯ ЗДЕСЬ ЗРЯ?!!)

– Шмерц, это… это потрясающе… Настолько необычно, аж дрожь пробирает… Ты сам это придумал или где-то вычитал?

(Бог мой, конечно же сам, другого такого придурка, способного придумать подобную ересь, вряд ли еще где найдешь. Ну а если уж до конца разобраться, то во всем виноват даже не я, а коньяк. Только он обладает потрясающей способностью полностью завладевать сознанием, а достигнув своей цели, начинает откалывать феерические номера, на которые человек в обычном своем состоянии просто не способен. Мне же он отвел весьма скромную роль, выражающуюся в одной короткой фразе: “Стой, парень, в сторонке и смотри, что я тут вытворяю.)

– Да как тебе сказать, Пьюр, не совсем. Где-то, когда-то слышал похожую легенду, потом отсебятины добавил, вот и получилось такое себе рагу… Ну ладно, спать пора, солнце скоро взойдет. Завтра опять на работу не встану…

(Как и все, произнесенное до этого момента, история с работой – чистейшей воды вымысел, но если уж нести пургу, то оставаться верным себе до конца.)

– Спокойной ночи, Шмерц. Я люблю тебя.

(О, нет, только не это!!!)

– Спи, Пьюр, спи спокойно.

Молчание. В полной прострации я лежу и глажу Пьюрити по длинным черным волосам до тех пор, пока дыхание ее не становится глубоким и мерным. Интересно, что она подумала, когда я проигнорировал обращенную ко мне последнюю фразу? А может, моя пассия вообще не обратила на это внимания по причине усталости? Ну уж нет, такие вещи замечаются всегда, особенно если учесть, что еще несколько недель назад я имел склонность отвечать на подобные реплики. Впрочем, возможно это и к лучшему. Если все так пойдет и дальше, то она сама проявит инициативу к разрыву и мне не придется корячиться в поисках объяснений. Только вот как мне дотерпеть до этого момента?

Утомленная Пьюрити тихо посапывает, погруженная в блаженное состояние сна. Очень аккуратно, чтобы не разбудить ее, я встаю с кровати и иду в кухню. Там, не включая света, нашариваю в баре недопитую бутылку коньяка, наполняю светло-коричневой жидкостью фужер до краев и опрокидываю себе в рот. Следом тут же отправляется посыпанный сахаром кусок лимона – все как в лучших домах Европы. Наутро мне придется расплачиваться за эти излишества мучительной головной болью, но сие сейчас меня совершенно не заботит. Можете говорить, что угодно, но на данный момент я хочу только одного – компенсировать всю омерзительность пережитой ночи несколькими минутами алкогольной эйфории перед сном. Что ж, искомый эффект не заставляет себя долго ждать. Коньяк так резко вдруг бьет в голову, что от неожиданности меня бросает на подоконник, за который я едва успеваю ухватиться руками, чтобы не высадить окно. За ним, кстати, начинается рассвет. Хмурое небо все обложено тучами, листья деревьев колышутся под порывами ветра, и это немного успокаивает меня. Во всяком случае, когда через энное количество времени я соберусь домой, мне не будет портить дорогу до отвращения надоевшее солнце.

Бдение у окна длится недолго, и вскоре мое полупогруженное в сон тело возвращается в кровать, где мирно почивает ни о чем не подозревающая Пьюрити. Я ложусь рядом, бросаю на нее взгляд и спрашиваю себя, что эта молодая, симпатичная женщина с двумя высшими образованиями и престижной работой могла во мне найти? Допустим, все произошло от одиночества, потом, как следствие, возникла привязанность, и в один прекрасный момент она поняла, что уже не может обойтись без наших встреч. Но куда же, позвольте спросить, делись вся ее неприступность, загадочность, в конце концов шарм? Ну, не хочу, не хочу я видеть рядом с собой ласкового котенка, который станет смотреть мне в рот и восхищаться любым моим жестом. И я знаю, что с каждым днем, проведенным с ней, буду все чаще и чаще вспоминать о первых, полных эйфории неделях совместной жизни, когда мы, как нам тогда казалось, противостояли всему окружающему миру. Все это понятно, но в таком случае выходит, что я начинаю противоречить сам себе. Еще вчера, помнится, я мечтал о стабильности, сегодня же мне необходим фейерверк. Где здесь логика? А нет ее и в помине, нет и не будет, есть лишь одна непреложная данность, и заключается она в том, что рано или поздно эгоизм и инертность окончательно меня погубят.

Последняя сентенция наводит на мысль, что я слишком уж стройно рассуждаю для человека, выпившего такое количество алкоголя за последние сутки. Пытаясь найти правдоподобное объяснение этому парадоксу, я до невероятной степени напрягаю мозг и… без всякого перехода проваливаюсь в черную бездну, милосердно избавляющую меня от необходимости дальнейших размышлений.

 

День второй. Калейдоскоп

“Всеволод Николаевич Победин ненавидел запах камфарного масла. В его сознании он стойко ассоциировался с их комнатой в коммуне окнами во двор, парализованной бабкой, вопящей и мечущейся на постели, в то время как измученная мать пытается наложить это самое масло на старухины пролежни, и чувством дикой, нерассуждающей ненависти, поднимавшейся в груди семнадцатилетнего Севы. В такие моменты, когда крики паралитички выдергивали его из постели в четыре утра, под веками, казалось, скрипел песок, а через несколько часов начинался очередной рабочий день в любимом вузе, Победин был способен на все. Даже на то, чтобы схватить бабку за редкие волосы и раз за разом впечатывать в стенку, наслаждаясь беспомощными стонами. Самое же страшное заключалось в том, что, отоспавшись и придя в себя, Сева не чувствовал абсолютно никакой вины за такие помыслы. Как-то раз он вернулся домой в омерзительном настроении и застал мать, которая, вся покраснев от натуги, пыталась поднять с пола перепачканную дерьмом старуху, умудрившуюся свалиться с кровати. Тогда юный филолог бросился вперед, рывком водворил на место упавшее тело, а затем двинул кулаком по лицу, больше, правда, похожему на печеное яблоко. Хорошо, что в последнюю секунду он сдержал удар, однако и без этого последствия были крайне неприятными. Мать отшвырнула его в сторону с такой силой, что Сева впечатался в стенку и из носа у него побежала кровь, а затем, вцепившись тонкими руками в свитер сына, начала осыпать его страшной бранью. Никто из многочисленных сотрудников Веры Алексеевны Побединой не мог бы и предположить, что тихая, незаметная чертежница может обладать таким запасом нецензурной лексики. Сева позволял себя трясти достаточно долго, но, когда вместе с капельками слюны мать выплюнула ему в лицо “Пошел вон, скотина!”, он стряхнул изъеденные стиральным порошком пальцы и кинулся к двери, на ходу оглашая коммунальный коридор истошным воем… Потом была бессонница, корвалол, долгие дни одиночества вдвоем, гнетущее молчание, прерываемое лишь репликами, типа “Иди ешь” и “Я не голоден”, скомканное примирение и вновь череда серых дней-близнецов. Нельзя сказать, что Сева затаил на мать обиду после произошедшего, ведь уже в то время ему было практически на все плевать…”

Именно этими словами начиналась одна из моих гениальных повестей, задуманная как история университетского преподавателя, влюбившегося в первокурсницу, а затем благополучно эту любовь угробившего по причине себялюбия. Сил у меня хватило главы на две (см. книжки-раскраски), да и в том, что все-таки было написано, свежие идеи отсутствовали напрочь. Так, например, описывая юность Севы Победина, я пользовался рассказами одного своего достаточно близкого товарища, с которым похожая ситуация произошла в реальной жизни. Единственным моим собственным вкладом в эту не слишком аппетитную сцену стала ситуация с камфарным маслом, запах которого вызывает у человека целую вереницу ассоциаций и к которому я с детства питал совершенно необъяснимое отвращение (впрочем, если разобраться, нечто похожее было задолго до меня у господина Пруста). Вот это-то отвращение и явилось моим третьим сильным эмоциональным ощущением за сегодняшнее утро. Если говорить по порядку, то первое, что я почувствовал, открыв глаза, было какое-то непонятное беспокойство, сродни тому как будто бы накануне ты надрался до беспамятства, а теперь мучительно пытаешься вспомнить о событиях предыдущего вечера, опасаясь, что все в итоге закончилось грандиозным дебошем. Ко мне это, правда, неприменимо, так как память моя усердно зафиксировала все произошедшее за прошлые сутки. Однако, надолго заморачиваться на столь неопределенных вещах я, по причине отвратительного самочувствия, не мог, к тому же жажда – верный спутник всех последователей Венедикта Ерофеева – придала моим мыслям совершенно иное направление. Итак, я отправился в кухню, где меня ждал сладострастно поблескивающий хромом кран, до которого, к слову, я так и не добрался, столкнувшись на пороге с неповторимым и мгновенно узнаваемым запахом. И вот теперь я стою у стола, на лакированной поверхности которого возле небольшой бутылочки поблескивает отливающее желтым пятно, и гадаю, кому и зачем ранним утром могло прийти в голову пользоваться этой дрянью. Тут до меня доходит, что, пока я дрых, у Пьюрити, вероятно, опять разболелось ухо и она, проснувшись, пошла его закапать. Но почему тогда нельзя было вытереть разлитое? Впрочем, по здравом размышлении роптать мне сейчас просто-напросто грешно. В конце концов камфара вполне могла и не подействовать, Пьюрити не заснула бы снова, и тогда мне пришлось бы переживать сцену прощания со всеми присущими ей атрибутами, вроде поцелуев, расстегиваемого халата и умоляющих остаться глаз. Я преисполняюсь сознанием собственной везучести и начинаю резво собирать вещи, стараясь быть одновременно продуктивным и как можно более бесшумным. За четыре минуты я успеваю вернуть в рюкзак все его раскиданное по полу содержимое, кое-как умыться, причесаться, чиркнуть записку совершенно нейтрального содержания и выскользнуть за порог, закрыв дверь на предусмотрительно сделанный пару месяцев назад ключ. Очутившись снаружи, я перевожу дух и уже неторопливо спускаюсь с восьмого этажа, игнорируя при этом лифт. Последним я вообще предпочитаю не пользоваться даже для подъема наверх: слишком уж хищно смотрит на меня его кабина из-за раздвигающихся створок. Кроме того, хождение по лестнице благоприятствует ментальной работе, и его можно использовать для выполнения самых разных операций, таких, например, как подсчет наличности в карманах. Результаты, которые дает этот процесс, меня не слишком радуют, хотя, если подумать, все могло бы быть гораздо хуже, учитывая то, что вот уже десятый день я пропиваю деньги, оставленные матерью перед отъездом в командировку. Конечно, с такими темпами к ее возвращению я смогу себе позволить разве что одну-две кружки светлого, впрочем, особо беспокоиться по этому поводу я тоже не собираюсь. В конце концов не за горами уже тот день, когда я, предварительно побрившись и приняв душ, отправлюсь просиживать штаны в лаборантской своего института, за что раз в месяц мне будут выдавать зарплату. Хватит ее максимум недели на три, но со своим нынешним отношением к жизни я больше и не требую, потому-то, видимо, и отказался от огромного количества предложений работы на это лето. Зачем, ведь это время можно провести гораздо интереснее, к примеру, заседая с друзьями в кабаке? Кстати, задумываясь над такими вещами, обычно приходишь к выводу, что жизнь наша устроена необычайно мудро и гармонично. Судите сами: не будь у меня необходимости через какое-то время возвращаться к столику с компьютером в крошечной комнатке на пятом этаже института, существование мое на ближайшие пару месяцев значительно бы усложнилось. Сначала я бы спустил все оставшиеся деньги, потом с неделю физически и морально страдал, а затем потратил бы еще огромное количество усилий на то, чтобы найти себе мало-мальски пристойную работу. Так же вокруг меня царит сплошная стабильность, дающая мне возможность как собирать камни, так и лакать литрами дешевое пиво.

Пока же я, нагруженный четырьмя бутылками последнего, едва успеваю заскочить в свой автобус, как водитель закрывает двери, и мы трогаемся. Кстати, транспорт, идущий до моего города, здесь приходится ждать довольно долго, и потому я, не теряя времени, начинаю праздновать столь удачное отправление, открывая первый за сегодняшний день “Таллер”. Жидкость эта, приобретенная в обшарпанном ларьке на автовокзале, на вид не вызывает большого доверия, да и по содержанию стоит где-то близко к urine de l’вne, но, как говорила небезызвестная госпожа Коробочка, за неимением гербовой пишем на простой. Между прочим, занятно было бы знать, выяснял ли на практике человек, пустивший в обиход выражение “ослиная моча”, каковы в действительности вкусовые качества этого напитка? Как филологу, мне стоило бы провести серьезное научное исследование данного факта, но пока, ввиду отсутствия достаточного количества материала, подобную работу придется отложить на неопределенный срок.

Когда пиво в бутылке подходит к концу, я прихожу к выводу, что и сегодня квартира моя вряд ли дождется хозяина. Решение это вызвано, конечно же, исключительно моим альтруизмом, по причине которого я даю дальним родственникам матери, живущим у нас на период ее отсутствия, возможность еще немного понаслаждаться одиночеством. С другой стороны, таким образом, я лишаю их шанса хоть немного оправдать свое присутствие в нашем доме – например, покормив меня чем-нибудь горячим. Да и вообще, в последнее время жилье свое я начинаю воспринимать исключительно как постоялый двор, где одних посетителей сразу же сменяют другие. Что ж, посмотрим, может быть завтра я действительно осчастливлю наших квартирантов, заявившись без предупреждения где-то уже ближе к полуночи, ну а на сегодняшний вечер у меня запланирован визит к Систу, чему есть несколько весомых причин. Во-первых, в кармашке моего рюкзака среди прочих побрякушек валяется и ключ от его квартиры, во-вторых, сейчас Сист на работе, и мне, наконец-то, удастся подремать часик-другой в полной тишине и покое, ну а, кроме того, я очень рассчитываю на дружеское расположение своего старого товарища в придачу с парой литров пивка. На радостях от такого замечательного расклада я откупориваю вторую бутылку, с которой и не расстаюсь до тех пор, пока автобус мой не достигает конечного пункта, и я, потратив на пешую дорогу минут двадцать, не попадаю в роскошные четырехкомнатные апартаменты одного из величайших компьютерщиков современности. Здесь все пропитано духом зажиточности: евроремонт, зеркальные шкафы и обилие самой разной аппаратуры создают совершенно недвусмысленное представление о достатке хозяина. Тем не менее при виде всего этого великолепия не возникает ощущения мажорства. Так по соседству с навороченным самсунговским телевизором расположилась россыпь пакетиков из-под популярных нынче соленых сухариков, а дверь в ванну украшена огромных размеров плакатом RHCP*.


 * R e d H o t C h i l i P e p p e r s – гении американского фанк-метал.


В этом весь Сист – личность поистине неординарная и противоречивая. Замдиректора достаточно известной компьютерной фирмы, он практически все свое время отдает работе, и надо сказать, что подобная самоотдача возвращается к нему в виде весьма и весьма значительного материального вознаграждения. Он не часто находится дома, но в редкие часы досуга любит, чтобы его окружали комфорт и порядок. Последний, кстати, вообще составляет одну из главнейших жизненных ценностей для Систа, что выражается даже в его отношениях с противоположным полом. Пэйшенс, скромное и совершенно непритязательное создание, единственная девушка, которую я когда-либо видел рядом с этим человеком, проводит здесь исключительно вторую половину субботы и воскресенье, что, похоже, вполне устраивает обе стороны.

И все же время от времени насквозь структурированная натура Систа начинает испытывать беспокойство и внутренний зуд – это наружу рвется нерастраченный творческий потенциал. У нашего замдиректора в силу всех вышеперечисленных обстоятельств совершенно не остается времени на то, чтобы его как-то реализовывать, и поэтому с определенной периодичностью в квартире Систа собирается развеселая компания литераторов и музыкантов. Вино, песни, стихи, подобная прихиппованная атмосфера помогает хозяину снять напряжение, ну а для нашей братии это место уже несколько лет ассоциируется с бесплатной выпивкой и возможностью вволю побуянить, не особо опасаясь последствий. При таком образе жизни Систова обитель в течение месяца должна была бы превратиться в руины, но любовь к порядку и здесь сыграла свою роль. Отпетые дебоширы вскорости получили отказ от дома, и постепенно круг персон грата сузился до десяти-двенадцати человек. Среди последних я нахожусь в особом положении, так как имею ключи от входной двери и право беспрепятственно попадать внутрь в любое время суток. Сегодня я непременно воспользуюсь этой привилегией, тем более что к вышеозначенному списку причин добавилась еще одна, о чем я вспоминаю, входя в комнату. Речь идет о наличии телефона, который мне понадобится после того, как я высплюсь. Звонить сейчас Лайт было бы, безусловно, абсолютно нецелесообразно, но ближе к вечеру я твердо намерен осуществить это, вчера еще запланированное, действо.

В комнате, где я собираюсь устроить сиесту, кроме всего прочего находится еще и большой шкаф, забитый всевозможной глянцевой фэнтезюхой, детективами в мягкой обложке и огромным количеством опусов, посвященных ликвидации компьютерной безграмотности населения. Мало кому известно, что за всей этой пестротой находится второй ряд книг, уже не так ярко оформленных, на обложках которых указаны цены, сегодня кажущиеся чем-то абсурдным и смехотворным. Там стоят рассказы и повести “для детей среднего и старшего школьного возраста”, так хорошо идущие с похмелья вместе с холодным пивом и бутербродами с сыром и солью. Сист как-то в порыве откровенности поведал мне, что знает содержание своей библиотеки практически наизусть и, переезжая с родительской квартиры на новое место, под влиянием ностальгии позабирал с собой все любимые книги детства. Что же до меня, то я являюсь не менее ярым поклонником подобного рода литературы. Особенно мне по душе повествования о подростках, переживающих трудный возраст и потому перманентно попадающих в разные нелицеприятные истории. Удовольствие, испытываемое при таком чтении, сравнимо, пожалуй, лишь с ощущениями человека, нежащегося в теплой постели, в то время как за окном воет февральская вьюга. К сожалению, мир наш не приемлет ничего идеального, вот почему, добираясь до последней страницы, я почти всегда испытывал желание иронично усмехнуться, когда автор в очередной раз радовал читателя глобальным хеппи-эндом. В жизни все происходит далеко не так, и каждый из нас имеет тому свои собственные примеры. Однажды, когда мне было лет семь, я умудрился выиграть в заезжем парке аттракционов великолепный приз – грошовый значок в виде белого бантика с красной каймой. Несколько дней я не расставался со своим сокровищем, носился с ним повсюду, даже клал под подушку перед сном. А потом во время прогулки по бескрайнему пляжу мой трофей провалился сквозь небольшую дырочку в кармане шортов и навеки затерялся среди песчаных просторов. Страшно даже вспомнить, что было со мной, когда обнаружилась пропажа. Не сомневаюсь, что, всецело поглощенный поисками, я мог бы и заночевать на пляже, если бы меня, рыдающего и перепачканного в песке, не увели под руки родители. Еще долго я не желал смириться с потерей, и, хотя мать с отцом неоднократно предлагали мне взамен сотню точно таких же значков, все это не имело ни малейшего эффекта. И действительно, о каких эрзацах могла идти речь, если свой единственный и неповторимый бантик я выиграл сам?.. Не знаю, может быть, и есть где-нибудь на свете такая вещь, как детское счастье, но лично я верю в это слабо, слишком уж странен и хрупок внутренний мир любого ребенка.

К слову, я и до сих пор сохранил способность приходить в неадекватное состояние по совершенно пустяковым поводам. Взять хотя бы давешний глазик или же историю с названием группы – пример кристальной воды кретинизма. В тот день мы сидели на автобусной остановке с Трикстером, курили и ждали транспорт. Я долго ныл по поводу своей отвратительной жизни, потом мне это надоело, и я умолк. Трикстер, наша местная легенда, никогда не унывающий и талантливый разгильдяй, тут же принялся развивать свою новую идею названия нашего тогдашнего музыкального проекта. Не помню уж, что он там придумал, но я, будучи в крайне взвинченном состоянии, в ответ на предложенный вариант выдал какую-то чересчур резкую характеристику. Сделано это было исключительно по инерции, и, наверное, именно поэтому меня так поразила реакция Трикстера. Я предполагал услышать шутливую отповедь (все-таки за долгие годы общения мы привыкли видеть за словами друг друга нечто большее), ну а вместо ожидаемого получил сильную пощечину. Трикстер, о котором я думал, что знаю его как облупленного, вдруг поднял голову и каким-то очень мягким и растерянным тоном спросил: “Тебе что, не понравилось?” Сейчас мне сложно объяснить свои чувства на тот момент, но после этой реплики я еще долго не мог прийти в себя, испытывая сильнейшую растроганность. Впрочем, все это объяснимо, ведь давно уже замечено, что жестокие и черствые люди периодически подвержены приступам сентиментальности. Так и я могу битый час рыдать над пластмассовой хреновиной, но останусь равнодушным, узнав о несчастье кого-то из близких…

И еще много мыслей крутится у меня в голове, и из-за них я никак не в состоянии сосредоточиться на тексте книги, наугад выхваченной из глубины шкафа. С каждым глотком пива сонливость все сильнее, и, когда дело доходит до середины последней бутылки, я, прекращая глупую борьбу с потребностями организма, облегченно зарываю свое лицо в подушку. Почти сразу же все внутри меня темнеет, становится расплывчатым, а затем окончательно теряет форму и расползается во все стороны. А еще чуть позже Морфей благосклонно принимает мое сознание в свои объятия, где играет причудливый арт-рок и жизнь всегда в кайф.

Нет, нет и еще раз нет! О каком звонке может идти речь, пока я не выясню отношения с Пьюрити? Пускай даже мое долгожданное свидание ничем не окончится, дело все равно не в этом. Мне необходимо четко знать, что я свободен и не связан своим сомнительным статусом. Если вопрос этот не решить сегодня, то я буду продолжать тянуть, тянуть до тех пор, пока ситуация не перерастет в настоящий конфликт. Знаю, что должен идти к телефону, звонить Пьюр и назначать ей встречу, но тем не менее почему-то не делаю этого. Двухчасовой сон прогнал хмель, и сколько бы я ни презирал себя за слабость, поделать я все равно ничего не в состоянии. Концепция остается неизменной: сначала нужно принять дозу “для храбрости”, а уж потом действовать по намеченной схеме. Итак, я закрываю бронированную дверь, выхожу из подъезда и беру курс на стандартное место встречи – пивбар “Два капитана”, находящийся минутах в двадцати ходьбы от места моей теперешней дислокации.

Дорога в заведение, где мы с симптоматичной регулярностью устраиваем посиделки, по праву может именоваться тропою скорби, так как именно в этом районе любят собираться отбросы человеческого общества. Что приводит сюда обилие оборванных, грязных людей – близость ли рынка, наличие ли множества пунктов приема стеклотары, – неизвестно, но за четыре пройденных квартала я несколько раз успеваю наткнуться на бомжей, пребывающих в алкогольной эйфории и огромном количестве вшей. Не могу сказать, что подобное панно вызывает у меня сильное отвращение, но все же сегодня я предпочел бы быть избавленным от таких проявлений людской натуры. Ускоряю шаг, поворачиваю за угол, и тут мой взгляд падает на фигуры, стоящие под выдающимся вперед уступом продовольственного магазина. Это два совершенно дикого вида типа, один из которых находится в полной прострации и с минуты на минуту собирается рухнуть на асфальт, в то время как другой, несколько потрезвее на вид, активно шарит по карманам бедняги, приговаривая при этом: “Документы, где твои документы, сука?” Я вижу, как цепкие пальцы ощупывают заблеванные подранные брюки, и меня неожиданно охватывает дикая ненависть к этому подонку, грабящему своего же собственного собрата. Импульс, рождающийся внутри, настолько силен, что я уже готов броситься в драку, но в последний момент трезвящая струя рассудительности охлаждает мой порыв. В конце концов что я один могу сделать против здоровенного амбала, который в пьяном виде может свалить быка и прирежет, не задумываясь, родную мать, чтобы раздобыть денег на опохмелку? Позвать на помощь? Абсурд, кому есть дело до двух бомжей, с которых и взять-то нечего, кроме загаженных портков? Я глубоко вздыхаю и иду дальше, вновь и вновь кляня себя за трусость. Последняя сцена сделала желание выпить просто нестерпимым, и когда я, наконец, вижу перед собой до боли знакомую вывеску с изображением двух усачей в капитанских фуражках, то испытываю почти что экстаз. Открываю скрипящую дверь и вхожу внутрь, туда, где смогу на время позабыть, как из разбитого носа обкрадываемого бродяги течет густая красная юшка.

В баре стоит непривычная тишина, нарушаемая лишь ненавязчивым гудением радио и шелестом забираемого вентилятором воздуха. Я смотрю на настенные часы, стрелка которых указывает четверть шестого, и понимаю, что имею еще достаточно времени, чтобы спокойно попить пива, добить до конца многострадального Бэнкса и решить наконец, как вести разговор с Пьюрити. Позже, когда в дверях один за другим начнут появляться друзья и знакомые, у меня уже не будет такой возможности. Тогда мне останется лишь потреблять туземный алкоголь, стараясь не позабыть при этом те аргументы, которые я собираюсь привести своей перегоревшей любви в качестве оправдания того, что не могу с ней больше спать. Подхожу к стойке, приветствую знакомого бармена и, дабы лишний раз не вскакивать, заказываю сразу две кружки “Новой Баварии” – единственной достойной альтернативы отсутствующему здесь “Таллеру”. К концу первой я закрываю последнюю страницу книги (финал неплох своею парадоксальностью), к середине же второй в который раз понимаю, что набившее оскомину объяснение опять придется переносить на завтра, так как на данный момент тащиться в подвыпившем виде в другой город мне совершенно не улыбается. Покупаю еще две кружки. Пью… Постепенно зал начинает заполняться, и перед глазами моими словно в калейдоскопе раз за разом мелькают очертания лиц и рук, которые я едва успеваю пожимать. Кто-то из пришедших, осмотревшись, тут же удаляется, не найдя нужного человека, кто-то устраивается за соседними столиками, кто-то ненадолго подсаживается ко мне. Я гляжу на этих людей сквозь густую табачную завесу и грустно улыбаюсь про себя при мысли о своем бесконечном отчуждении от царящего вокруг оживления. Ну что у меня может быть общего с тем же Бесом, обрюзгшим пятидесятилетним мужиком с глазами в сетке красных прожилок и полным отсутствием мозгов? Он здесь постоянный клиент, и вокруг него всегда вьется стайка молоденьких хиппушек, правда, отнюдь не потому, что Бес отличается изысканными манерами и хорошо поставленной речью. Зато все это он компенсирует своей всегдашней готовностью налить стакан-другой очередной девочке, руки которой до локтей покрыты бисерными фенечками, ну а нехитрый интим, как правило, следующий спустя несколько часов, давным-давно уже никем не воспринимается как слишком высокая плата за разбавленное на четверть вино. Вот и сейчас Бес что-то вещает, стоя у барной стойки, в то время как одна его рука достает из кармана бумажник, а другая покоится на чьем-то туго обтянутом джинсой седалище. НЕНАВИЖУ! При виде таких индивидуумов во мне очень часто просыпается желание сомкнуть ладони на горле кого-нибудь из них и медленно с наслаждением душить, одновременно выколачивая пустую голову о первую попавшуюся твердую поверхность. Но все же стоит признать, что встречаются тут и личности поинтереснее. Таков, например, Германн со своею неизменною Сайленс, которые, как обычно, оккупировали столик в самом дальнем углу. Там они просидят целый вечер, потягивая сок или минеральную воду. Изредка Германн станет обмениваться нескольким репликами со знакомыми, Сайленс же будет хранить молчание, лишь иногда вскидывая на собеседников большие грустные глаза. Я долго считал эту пару немного неполноценными, пока кто-то не рассказал мне их историю. Отец Германна был талантливым художником и горчайшим пьяницей, способным за вечер в кабаке спустить весь свой гонорар за картину, стоимость которой исчислялась в тысячах. Он умер от рака, не дожив до сорока, оставив жену и маленького сына практически без средств к существованию. Мать, ценой неимоверных усилий, сумела дать Германну достойное образование, и последний воспользовался им настолько, что, еще будучи студентом, уже зарабатывал неплохие деньги в качестве сотрудника переводческой конторы. Эта воистину героическая женщина дожила до того момента, когда увидела сына преподавателем на кафедре английского языка, а затем вскоре скончалась, оставив Германну бремя одиночества и тяжкий психологический комплекс. Именно поэтому он несколько раз в неделю появляется здесь и проводит время за стаканом чего-нибудь безалкогольного, вновь и вновь убеждая себя в том, что не повторит судьбы отца, которого практически не помнит и при этом люто ненавидит. Что же до Сайленс, тихони с точеным лицом фотомомодели, от которой я за несколько лет слышал не более двадцати слов, то о ее трагедии не знает никто. Известно лишь, что их с Германном объединяет какое-то общее горе, и будь я проклят, если подобное чувство не сближает людей сильнее, нежели любые позитивные эмоции. Мне нравится эта пара, хотя я и редко общаюсь с ними. Даже находясь в достаточно подпитом состоянии и испытывая дефицит разговоров на тему современной музыки и литературы, я не часто отваживаюсь нарушать их уединение. В нем есть что-то загадочное, если хотите – даже чистое, и, когда на меня накатывают приступы сентиментальности, я желаю им счастья. Бывают, правда, и иные состояния, и тогда, будучи трезв и зол, я представляю себе совсем иную картину. В ней нет никакого флера таинственности, лишь одна голая реальность, где Германн запивает и посылает подальше свою подругу, которая, за неимением альтернатив, отправляется на панель. Да простят они мне эти мысли, но чем дольше живешь в нашем мире, тем меньше веришь сказкам детства.

Справа от меня расположилось человек семь, среди которых выделяется фигура Лоста. Сейчас он возбужден и разговорчив, но завсегдатаи “Двух капитанов” знают, что это не более чем иллюзия. Одаренный инженер, Лост все свои силы и энтузиазм всегда отдавал науке и, может быть, даже не сразу заметил, что в один прекрасный день от него ушла жена, забрав с собой двух крошечных девочек-близняшек. Лост и по сей день работает в своем родном НИИ, по-прежнему получает восторженные похвалы со стороны начальства вместе с нищенской зарплатой, видимо, так до конца и не осознавая, на каком свете находится. Вечера же он проводит исключительно здесь, заливаясь выпивкой, и почти каждый раз после закрытия заведения его приходится выводить наружу под руки. За годы, проведенные в этом кабаке, почти каждому из нас доводилось тащить на своем горбу Лостово тело домой, попутно выслушивая повествование о его потерянной семье. Живи такой человек во Франции девятнадцатого столетия, Мопассан непременно сделал бы его героем одной из своих новелл.

Тем временем невидимая рука все быстрее и быстрее трясет калейдоскоп, и я уже почти теряю надежду увидеть Трикстера или ТНТ, единственных двух людей, с которыми мне бы действительно хотелось поговорить сейчас. Выплескиваю в себя оставшуюся в кружке жидкость, поднимаюсь из-за стола, и в эту секунду, словно перевязанный красной ленточкой подарок судьбы, в дверях появляется ТНТ. Она оглядывается по сторонам, замечает меня, и вот уже мы несемся друг навстречу другу с радостными назгульскими воплями. Немногие неинициированные в местные обычаи посетители удивленно оглядываются, большинство же, давно привыкшее к подобным проявлениям радости, остается совершенно невозмутимым. Я подхватываю ТНТ на руки, делаю с ней несколько кругов по залу (конечно, будь я чуть более трезвым, то вряд ли бы отважился на это действо, учитывая свою, мягко говоря, скромную комплекцию), а затем тащу радостно визжащую барышню к ненадолго покинутому месту расположения. Со всех сторон к нам тут же начинают стекаться жаждущие общения собратья, но сегодня я настроен более чем решительно и делить ни с кем в этот вечер ТНТ не намерен. Заказываю еще пару литров, дожидаюсь, пока поток паломников не иссякает, и наконец-то мы остаемся вдвоем. Молчание. Улыбаясь, мы изучаем друг друга так, словно бы не виделись целую вечность, хотя с момента нашей последней встречи не прошло и трех суток. Я смотрю на новую прическу своей названой сестры, на ее любимую черную футболку в компании с затертыми джинсами и понимаю, как сильно нуждаюсь в этом странном, вечно мятущемся создании. О ней говорят, что она любит и мальчиков, и девочек, только очень немногим известно, как ей хочется по-настоящему полюбить хоть кого-нибудь, ну а сама она не уверена в том, что может испытывать подобное чувство даже к себе. С ней замечательно говорить и невероятно уютно молчать, и я знаю, что любой человек мог бы мечтать о такой сестре…

Внезапно мы почти одновременно разбиваем нашу личную тишину, и начинается та самая словесная феерия, о которой можно сказать только одно: повторить такое еще раз невозможно. Очень скоро я не выдерживаю и рассказываю ТНТ обо всех событиях, произошедших за последние несколько дней и ночей. Сестра удивленно взирает на меня, хмурится и, когда речь заходит о Пьюрити, задает всего один вопрос: “Зачем?” Я пытаюсь спастись ерничеством, быстро прихожу в серьезное состояние под осуждающим взглядом и отвечаю словами Трикстера: “Где-то на свете бродит та самая единственная, только мы с ней еще не встретились”. Следует пауза, а затем звучит фраза, при всей своей ироничности выходящая слишком уж потерянной: “Ага, значит, встретившись, вы друг друга не узнаете”, – задумчиво тянет ТНТ и тут же обрушивает на меня целую серию эпитетов потрясающей критической силы. Я отшучиваюсь. Начинается веселый бардак, в ходе которого мы потребляем еще литра полтора, поем вместе с музыкальным автоматом, уполовинивающим и без того скудное содержание наших кошельков, и даже периодически порываемся танцевать канкан на барной стойке. Праздник души грозит затянуться надолго, и лишь благодаря настойчивости бармена мы все-таки в конце концов покидаем “Два капитана”. На улице уже давно темно, с неба льет дождь, и, прикрывшись сверху моим рюкзаком, наша безумная парочка бежит к троллейбусной остановке. Там, укрывшись под навесом, мы еще долго курим, слушая мелодию капель, а затем пути наши расходятся. ТНТ едет домой, где ее ждет неуютная квартира и вечно раздраженная мать, я же отправляюсь назад к Систу. Лужи хлюпают у меня под ногами, и я воображаю себя усталым странником, возвращающимся домой после долгого отсутствия. Где-то там, среди скопления домов, у одинокой свечи сидит у окна Она и смотрит вдаль, пытаясь разглядеть во тьме мой силуэт. Она верит в меня, и я продолжаю движение, хотя давно уже не уверен, правильной ли дорогой иду. Дождь усиливается. Ветер крепчает. Я иду вперед.

 

Ночь вторая. Трусость

Антихрист, алчущий Армагеддона; безумец, босиком бредущий бескрайним болотом; бог, безжалостно бичующий безгрешного борца; вздернутый вор; вероломец, вопящий в вареве Вельзевула; ведьмак, воющий волком, вороном вонзающийся в воздух; голод гордыни, гложущий героя; горящий город; добро; доброта; добродетель; добродушие; добропорядочность; добронравие; дерьмо; епископ-еретик; ерничающий евангелист; жизнь (жестокий жанр); зараженный злом Заратустра; зияющая зависть; испражнения истины; калека-кардинал, кашляющий кровью; кастрируемая Красота; лицемерие любви; лживость ласки; мародерствующий монстр, молящийся мамоне, маскирующийся моралью; наркотик, несущий ненависть; ненависть, несущая насилие; насилие, несущее небытие; опьянение отчаянием; острота одиночества; ожидание освобождения; палящий полдень… покрытый пылью плащ… плачущий путник… пустота погоста… проказа…; рабство – реальность; свобода – сон; тюремщик, торгующий трупами; триумфальный тупица-тиран; трихомоноз Троицы; умалишенный Уайльд; фанатик фарса; философ-фигляр; фашиствующий Фауст; х………………………; циник-ценитель целибата; честность черта; чистота чрева; чертоги чистилища; шизофреник Шива; щупальца щедрости; эякуляция эпатажного эстетствующего эгоиста; юность юродивого…

Я – человек, который готов сыграть для вас все эти роли, и если захотите, то даже в алфавитном порядке, только к чему, если и это не избавит меня от проклятой вселенской скуки?

Такими вот литературными экзерсисами я развлекаю нескольких персонажей, собравшихся сегодня ночью в огромной гостиной Систовой квартиры. Правда, весь этот декадентский бред следовало бы закончить иначе, что, несколько ломая общую концепцию, все же было бы гораздо ближе к актуальной реальности. Итак, я – законченный трус, которому уже вряд ли когда-нибудь суждено излечиться от этой отвратительной болезни. Два часа назад мое взъерошенное и насквозь промокшее тело весьма эффектно предстало пред светлы очи хозяина дома, после чего последний тут же потащил меня в ванную. Пока я переодевался в сухую одежду и развешивал на трубах отопления свои, окончательно потерявшие товарный вид вещи, Сист варил на плите глинтвейн, на запах которого я отреагировал подобно зюскиндовскому Гренуйю, зачуявшему вдали нужный ему аромат. Горячее варево еще не успело как следует остыть, а я уже поглощал его большими глотками, наслаждаясь теплом и сладостным предвкушением предстоящего опьянения. За время прогулки под дождем большая часть хмеля успела выветриться из моей головы, однако подогретое вино, легшее на изрядный пласт уже плескавшегося в желудке пива, в короткое время привело меня в первоначальное состояние. Тут-то господина Шмерца и подстерегала западня, об опасности существования которой его никто не успел предупредить. Я вдруг почувствовал себя неимоверно убедительным и к тому же уверенным в своих силах. Мне казалось, что это был тот самый момент, когда я мог за несколько минут разрешить все свои проблемы, когда я был в состоянии подобрать именно те самые нужные слова, которые могли бы окончательно убедить Пьюрити в необходимости нашего разрыва. Охваченный порывом, не думая ни о компании в соседней комнате, ни о времени суток, я рванул к телефону, стоящему на столике в прихожей… Потом был сорокаминутный разговор, полный крика, слез и упреков. Стоит ли упоминать, что, когда сонная и недоумевающая Пьюрити все-таки взяла трубку после девятого гудка, я с места в карьер понес жуткую околесицу, которая, впрочем, тогда представлялась мне чем-то весьма достойным и четко выстроенным. Ответом было полное непонимание, которое постепенно перерастало в самую настоящую истерику. Временами мне даже казалось, что змеящийся по полу телефонный провод превратился в оголенный нерв, и если бы я периодически не прикладывался во время разговора к кружке с глинтвейном, то точно бы ощутил, как он брызжет во все стороны разрядами электричества. В конце концов меня попросту оборвали посреди очередного сложного логического построения, и на другом конце линии метроном-зуммер тут же начал отсчитывать мне в ухо свои неизменные четыре четверти. Несколько раз еще я нажимал на клавишу повторного набора номера, но результат оставался одинаковым. Тогда я швырнул трубку на место, замысловато выругался, допил вино и вернулся в гостиную. Стыдно сказать, но в те минуты я не чувствовал практически ничего, кроме всеобъемлющей радости освобождения, перекрывавшей собой остальные эмоции. Я знал, что струсил, что пошел по пути наименьшего сопротивления, знал, что скорее всего сегодня в мире стало больше на одного человека, который меня ненавидит, и все же ничего не мог с собой поделать. Я начал петь и пританцовывать, на ходу отбивая на собственной груди быстрый ритм боссановы. Мне хотелось заразить своим состоянием всех окружающих, хотелось праздника, карнавала, и я был несказанно удивлен, осознав, что другие присутствующие явно не слишком горят желанием делить со мной эту бьющую ключом радость. Тем не менее я постарался не потерять куража, для чего подыграл на табуретке меланхолично перебирающему в углу струны гитары И. Ти., немного потискал Блэйд и изложил Прэю свои взгляды на современную женскую мораль. Затем я говорил о творчестве, в упор не замечая, что меня никто не слушает. (Помнится, в своем монологе я усиленно продвигал идею необходимости торжества минимализма в искусстве, утверждая при этом, что лучшую обложку для музыкального альбома сделали Paradise Lost на “Gothic”. Потом был покер. Упорное нежелание Систа и Прэя расписать со мной сотню-другую партий могло бы смутить и короля упрямцев, но так или иначе я все-таки добился своего. Обычно, играя с Систом (а карты мы всегда воспринимали лишь при наличии денежных ставок), я испытывал некоторое неудобство при выигрыше, так как мой товарищ достаточно спокойно относился к потерянной сумме и его ничего не стоило приподнять до заоблачных высот. Последнее обстоятельство, впрочем, совершенно не помешало мне значительно улучшить свое материальное состояние партии где-то к тридцатой. Пока мы предавались своим сугубо мужским развлечениям, стандартная уик-эндовская Пэйшенс вместе с Блэйд удалились на кухню пить чай, И. Ти. же с маниакальной настойчивостью продолжал извлекать из гитары один и тот же рифф из трех нот. Наконец, видимо, удовлетворившись полученным результатом, он отложил инструмент в сторону и, минут пять понаблюдав за падающими на стол картами, вдруг предложил мне отослать кое-какие мои старые рассказы в один из столичных журналов. Пребывая в состоянии полнейшего отсутствия соприкосновений с логикой внешнего мира, я мгновенно дал свое согласие, присовокупив, что даже готов взять на себя расходы на распечатку и пересылку. Мы договорились о месте встречи на следующий день и, кажется, даже обсудили размеры потенциального гонорара. Таким образом, графомания плавно свела на нет следующую раздачу, и я, окрыленный возможностью получения огромной суммы денег за свои опусы, даже великодушно забыл потребовать с партнеров проигрыш. И. Ти. начал читать стихи, вскоре я прервал его, достав из рюкзака целую кипу измаранных как минимум двумя десятками ручек листов. И вот теперь, с трудом преодолевая сон, я пытаюсь разобрать содержание очередной страницы, усеянной моими невообразимыми каракулями. В итоге я бросаю это гиблое дело, потягиваюсь и оглашаю окружающее пространство громким зевком. Нужно подниматься и направляться в одну из комнат, где меня ждет хорошо знакомый диван – обычное место моего упокоения в этом доме, но я по-прежнему не двигаюсь с места, чувствуя полное отсутствие сил даже для того, чтобы встать со стула. Судя по внешнему виду сидящего напротив Систа, он испытывает приблизительно похожие эмоции, и можно с уверенностью сказать, что в самое ближайшее время хозяин, послав подальше приличия, отправит всех по своим адресам: я двинусь спать, а вот Прэю с Блэйд придется перебазироваться куда-нибудь в иные пространства. Что же до И. Ти., все это время не прекращающего что-то бубнить у меня под ухом, то его, похоже, проблема смены дислокации совершенно не волнует. Иногда я начинаю завидовать этому человеку, который живет в параллельном нашему мире и возвращается оттуда лишь затем, чтобы поддерживать свою физическую оболочку. Его голова вечно полна огромным количеством идей. В реальность из них обычно воплощается процента два, но это вряд ли имеет особое значение. Главное здесь то, что И. Ти. искренне верит в достижимость своих масштабных задумок, и это делает его счастливее многих других людей, склонных в повседневности снисходительно подсмеиваться над своими якобы морально неказистыми собратьями. Плавная и неторопливая речь И. Ти. уже почти окончательно погружает меня в сон, когда из кухни возвращается Пэйшенс, и я, понимая всю неизбежность предстоящего изгнания, наконец, покидаю насиженное место. Встаю, заплетающимся языком желаю присутствующим спокойной ночи и перемещаю тело за порог. По дороге к вожделенному дивану до меня доносятся обрывки кухонной дискуссии между Блэйд и Прэем, который после ухода Пэйшенс мгновенно занял место подле своей обожаемой. Ничего нового из их текстов я для себя не выношу, что, собственно, и неудивительно, ибо ситуация с этой парочкой мне ясна до мелочей. Несчастный Прэй, неглупый, но безвольный человек, пополнил собою список жертв нашей широко популярной женщины-вамп. Не знаю уж, чем их там так привлекает Блэйд, но факт остается фактом: подобную стервозу, на счету у которой не один десяток морально высосанных молодых людей, встретить можно нечасто. И это при всем при том, что ни суперэрудицией, ни особой красотой она не отличается. В ней, правда, присутствует некий трудноописуемый шарм, то, от чего обычно теряют головы как подростки в разгаре пубертатного периода, так и солидные дяди с брюшком и залысинами. По счастью, все эти штучки на меня особого действия не оказывают, так что я спокойно добираюсь до своего логова, не обращая никакого внимания на перепалку за стенкой. Внушительный плевок в открытую форточку достойно венчает собою хаос минувших суток, и я, покряхтывая от наслаждения, принимаю горизонтальную позу. Минуту спустя комнату уже оглашает протяжный храп, как всегда безошибочно выдающий мое вдребезги пьяное состояние. Немногим позже с улицы внутрь влетает мотылек и, сделав пару кругов, садится на ковер, висящий на стенке у изголовья кровати. Снаружи доносится шум дождя, и мы мирно отдыхаем, набираясь сил перед новыми свершениями…

Меня будит кто-то, перелазящий через мое тело, стремясь устроиться на свободном диванном пространстве. За окном все так же темно, и мне остается только гадать, сколько времени прошло с тех пор, как я уснул, и кем является таинственный ночной визитер. Вхожу в роль великого стратега и, когда некто рядом, пошевелившись, случайно задевает меня локтем, выдаю заспанным голосом недовольную тираду. Короткое “извини”, звучит в ответ тихо, но все же не настолько, чтобы я не смог разобрать тембр… Хотел бы я знать, что это Блэйд понадобилось среди ночи у меня на диване. Мой мозг, работа которого еще в достаточной степени модифицирована влиянием алкогольных паров, все же достаточно быстро находит однозначное объяснение последнему факту, и я, не откладывая дело в долгий ящик, приступаю к решительным действиям. В результате вместо страстного поцелуя мне достается увесистый тычок в бок. “Ну как знаете”, – вяло бормочу я, не способный на более активную реакцию, и переворачиваюсь на другую сторону. Так проходит несколько минут, и, когда я уже готов вновь погрузиться в блаженный мир сновидений, в спину мне вдруг легонько стучат костяшками пальцев, и я с удивлением отмечаю виноватые нотки в неуверенном “ты не спишь?”, раздающемся в тишине. “Не сплю”. – Ответ мой явно не блещет оригинальностью, но, что поделаешь, активизировать какие-либо мыслительные процессы мне сейчас элементарно лень. “Ты извини, что я с тобой так резко, сама, наверное, виновата… Приперлась к тебе в постель, разлеглась – считай, сама предложила…” “Так, а в чем дело-то, комнат в доме вроде бы хватает?” “Не знаю, как и сказать, мне просто очень не хотелось оставаться одной. Я в детстве темноты жутко боялась, спать без света не могла, ну потом переросла как-то, но все равно до сих пор иногда становится страшно. И тогда, если рядом ночью никого нет, начинаешь сходить с ума и в таком состоянии можешь натворить все что угодно”. “Ну а как же Прэй, он-то тебе чем не подходит как ночной сторож?” – Здесь в голосе моем проскальзывает неприкрытая ирония. “Да поругались мы, он и ушел домой, меня оставил. Я спать легла, а уснуть все не могу, ворочаюсь все время, мысли какие-то нездоровые в голову лезут. Потом вот не выдержала и сюда пришла…” Мдааа… Вот оно, значит, как, занятно, занятно… Только что-то слишком уж часто она со всеми ругается. Я еще нахожусь в раздумьях, стоит ли акцентировать на этом внимание, как Блэйд, словно прочитав мои мысли, сама затрагивает возникший у меня вопрос. “Ты думаешь, я стерва, вначале всех посылаю, а потом мучаюсь? Может, оно и правда, но никто почему-то не может понять, что так происходит еще и потому, что я ищу и все никак не могу найти. Попадается все что угодно, кроме того самого одного, и я начинаю злиться на весь свет. На них – за то, что они не такие, какими я хочу их видеть, на себя – за то, что срываю на других свое раздражение… Ругаюсь, истерики закатываю, кругом орут, что я дрянь распоследняя, а жизни-то настоящей как не было, так и нет. Скучно, твою мать…”

Да, такого я не ожидал. Нельзя, конечно, сказать, что этот монолог кардинально изменил мое видение жизни, и все же сложно отрицать, что ей удалось меня тронуть. Сейчас мне совершенно не хочется анализировать сказанные слова, которые на поверку могут оказаться хорошо срежиссированным спектаклем, и поэтому я просто поворачиваюсь и слегка обнимаю худые плечи Блэйд. Так мы долго лежим в темноте, передаем один одному тепло своих тел, и молчим, каждый лелея свое собственное одиночество. Потом как-то совершенно неожиданно для себя я целую Блэйд в губы и на этот раз не получаю отказа. Мы любим друг друга долго и самозабвенно, и есть что-то воистину мистическое в нашем стремлении, почти полностью отрекшись от себя, доставить партнеру удовольствие, ради которого человечество уже многие тысячи лет занимается этим процессом. Но, когда цель оказывается достигнутой и объятия размыкаются, я все же думаю, что очень бы хотел, проснувшись завтрашним утром, обнаружить рядом с собой пустое место…

День третий. Побег

Несмотря на то что в городе почти полночи лил дождь, сегодня о нем напоминают только периодически попадающиеся на пути лужи, которые приходится все время обходить, из-за чего траектория движения превращается в какую-то безумную кривую. Солнце все так же нещадно палит с высоты, на небе нет ни облачка, и после пяти минут, проведенных на улице, хочется поскорее вернуться домой, содрать одежду и до самой ночи не вылезать из ванны, полной холодной воды. Я сижу на ступеньках здания железнодорожного вокзала, смотрю на томящихся от жары прохожих, жду И. Ти. и ем сомнительного вида пирожок, приобретенный в палатке напротив. Так уж вышло, что утром мне не удалось позавтракать, и вовсе не потому, что я постеснялся напрячь Систа по поводу кормежки. Проснувшись около одиннадцати часов, я некоторое время усиленно соображал, где нахожусь, ну а вспомнив обо всех событиях прошлой ночи, скривился почище, чем мой друг Трикстер от своей знаменитой зубной боли. Во всей этой бочке (так и хочется сказать дерьма) дегтя была лишь одна небольшая капля меда: на кровати я находился один. По всей видимости, Блэйд успела встать задолго до моего пробуждения и умотать куда-то по своим делам. Сей факт несколько примирил меня с действительностью, так как теперь я уже просто не представляю, как с ней общаться. Пускай мы и не давали друг другу никаких обязательств, пускай связь наша была не более чем простой попыткой на время убежать от одиночества, все равно я чувствовал бы себя крайне неуютно, открыв глаза рядом со своей ночной любовью. Проведя в подобных размышлениях еще с четверть часа, я в конце концов кое-как собрался и выполз из комнаты. По дороге на кухню мне попалась Пэйшенс, как-то очень странно на меня посмотревшая. Приблизительно то же самое произошло и со стороны Систа, варившего в тот момент кофе в огромной медной турке. Собственно, никто из них не сказал ни слова по поводу дамы, появившейся у меня в разгаре ночи, чтобы разделить со мной постель, и, в принципе, я даже не был уверен, что последнее им было известно. Вполне возможно, что мой мозг просто-напросто неправильно истолковал взгляды сладкой парочки, но так или иначе у меня совершенно пропало какое бы то ни было желание оставаться в их квартире. Поблагодарив Систа за ночлег и приятную атмосферу, я попрощался и отправился в сторону вокзала на условленное место встречи с И. Ти. Особого смысла, правда, в этом не присутствовало, так как ни за какой дискетой с рассказами заходить домой я совершенно не собирался, поразмыслив на трезвую голову, что выкидывать деньги на распечатку махровой чуши, которую все равно никто не напечатает, было бы архиглупо. Да и вообще настроение у меня было премерзкое, болела голова, мучила совесть за разговор с Пьюрити, и жутко хотелось забыться и ни о чем не думать. Из-за стекол каждого встречного ларька на меня смотрели батареи пивных бутылок, полных проверенного эликсира от тоски, но неимоверным усилием воли я всякий раз заставлял себя уклоняться от общения с ними. Во-первых, у меня не на шутку разыгралась печень, а во-вторых, я элементарно боялся натворить еще каких-нибудь глупостей, придя в состояние измененного сознания. Потому-то я и дожевываю сейчас свой пирожок всухомятку. Неплохо было бы, конечно, подняться и сходить за стаканчиком кваса, бочка с которым стоит на привокзальной площади метрах в пятидесяти от меня, но лень пока еще сильнее жажды. Я продолжаю неторопливо двигать челюстями и ждать изменений.

Появляется И. Ти. Сегодня он в красной рубахе, мешковатых серых брюках и шлепанцах на босу ногу – наряд человека, совершенно не озабоченного состоянием своего гардероба. Начинается диалог. “Привет, ну что, принес?” “Да нет, на фиг надо, кому это сейчас нужно?” “Ну как знаешь, только зря ты так, могло бы что-нибудь и получиться”. “Могло, не могло, какая разница? Я устал, отдохнуть хочу, другие пускай печатаются, у нас литераторов как собак нерезаных”. “Ладно, решать-то тебе… Ну все, пока, я побежал, у нас сборы в артмастерской”. “Чеши давай”… И. Ти. удаляется, я тоже встаю со ступенек и начинаю не спеша идти вдоль железнодорожных путей, от которых меня отделяют каменный бордюр и решетка. Больше всего на свете мне сейчас не хочется оставаться наедине с самим собой, но и на общение с ближними я тоже абсолютно не настроен. Пить боязно, спать не тянет, и остается только вариант долгой пешей прогулки, которая вымотает тело так, что не останется сил ни на какую мыслительную деятельность. В самом прямом смысле этого слова я двигаюсь туда, куда глядят мои глаза, практически не смотря по сторонам, сосредоточившись на бегущей под ногами дороге. Мимо между двумя здоровенными вращающимися щетками, разбрызгивающими во все стороны моющую жидкость, движется грузовой состав, я на секунду отвлекаюсь от созерцания асфальта, и тут меня посещает восхитительная идея, способная помочь мне убежать от тяжести внутри. Для этого необходимо представить, что ты – это вовсе не ты, а совсем другой человек, у которого полно своих собственных проблем и неприятностей. Сосредоточившись на них, погружаясь в мир виртуала, можно совершенно забыть о самом себе, и я тихо радуюсь этой возможности. Итак, я воображаю себя молодым ученым, с головой погрузившимся в науку и не вылезающим из пыльных книгохранилищ. Разморенный жарой, утомленный долгими копаниями в пожелтевших от времени изданиях, я уснул в архиве, а очнувшись и выйдя наружу, понял, что попал в другую реальность. На первый взгляд она ничем не отличается от нашей, но есть в ней и нечто иное, которое при ближайшем рассмотрении удивляет и даже ужасает. И вот я бреду в полной растерянности по бесконечной улице, не зная, куда идти и что делать. Навстречу мне попадаются люди с хмурыми, озабоченными лицами, все они словно бы находятся под каким-то внутренним гнетом, и я явственно читаю в их глазах лишь им ведомую безысходность. Кто они такие, что заставляет их так настороженно оглядываться по сторонам, в чем причина их беспокойства? Я задаю себе эти вопросы десятки раз, не нахожу ни единого ответа и ускоряю шаги, чтобы как можно реже чувствовать на себе странные и недобрые взгляды окружающих. Должно быть, они чувствуют во мне чужака, отсюда и подозрительность, насквозь, кажется, пропитывающая удушливую атмосферу этого мира. Ни на секунду не задерживаясь, я быстрым шагом продвигаюсь вперед, без цели, без ориентиров, потерянный и напуганный. Ко всему прочему я совершенно перестаю соображать, где нахожусь, так как ни названия улиц, ни вывески магазинов, ни внешний вид строений, попадающихся на моем пути, мне ни о чем не говорят. Вдруг в голову мою приходит образ, заимствованный, по всей видимости, из “Лангольеров” Стивена Кинга. Процесс моего перехода сюда произошел во сне, и было бы вполне логично предположить, что если мне и удастся вернуться назад, то только находясь в том же самом состоянии. Следовательно, необходимо найти какое-то укрытие, где перенесший сильный стресс организм пусть и не сразу, но все же обретет отдых, а вместе с ним, возможно, и избавление от затаившегося кошмара параллельной реальности. Сознание того, что теперь мне есть к чему стремиться, до некоторой степени реанимирует мой уже готовый погрузиться в ступор мозг, я останавливаюсь на месте и начинаю озираться по сторонам в поисках подходящего убежища.

Оказывается, что стою я посреди узкой каменистой улочки, бегущей между двумя рядами одно- и двухэтажных домишек, в большинстве своем несущих на себе следы разрушительной деятельности времени. Окна во многих из них надтреснуты, стены увивает непомерно разросшийся плющ, на земле валяются куски упавшей с крыш черепицы. Если бы не остов какого-то автомобильного ветерана с выведенным на покрытом пылью капоте сакраментальным “помой меня”, можно было бы решить, что я очутился где-нибудь на Востоке века эдак семнадцатого. Один лишь вид этих молчаливо созерцающих меня хибар отбивает всякое желание искать гостеприимства у их владельцев. Да и кто знает, как здесь принято расплачиваться за постой: вполне возможно, что путник, имеющий неосторожность постучать в дверь в поисках крова и пищи, сам в конечном итоге становится главным блюдом на обычно скудном хозяйском столе. Нет, лучше уж я устроюсь в каком-то заброшенном подвале, чем стану общаться с ходячими зомби, от которых ничего хорошего ждать совершенно не приходится.

Вдали я замечаю перекресток дорог, на котором как будто виднеется что-то живое. Сначала я долго не могу понять, кем является черное создание, беспрерывно двигающееся из стороны в сторону, и, лишь подойдя ближе, узнаю сгорбленную фигуру нищего в дырявом балахоне. Скрюченный в три погибели, он монотонно качается влево-вправо перед выщербленной деревянной чашей для подаяния, стоящей на грязной земле. Я не могу видеть лица, скрытого под просторным капюшоном, и все же понимаю, что передо мной еще один изгой, обездоленный человек, чувствующий себя чужим в окружающем его мире. Может быть, у него я смогу получить если не помощь, то хотя бы совет, в котором сейчас так нуждаюсь. Я приближаюсь вплотную к не прекращающему свои маятникообразные движения нищему и швыряю на пустое дно чаши две монеты, нашаренные только что в заднем кармане джинсов.

Звон меди, ударившейся о дерево, производит эффект, которого я никак не ожидаю. Сидящий человек вдруг застывает на месте, превращаясь в истукана с поджатыми коленями и низко опущенной головой. Абсолютно не понимая, что происходит, я лихорадочно пытаюсь подобрать слова, могущие помочь начать разговор, и в этот момент фигура в черном начинает выпрямляться, капюшон падает со лба и…

Трудно описать тот ужас, который я испытываю при виде доселе от меня скрытого. То, что когда-то было человеческим лицом, теперь являет собою лик жуткой болезни, которой нет названия. Толстую вздувшуюся желто-серую массу пересекают трещины, глубоко въевшиеся в мерзкую коросту, вместо носа зияет провал, а из-под нависших надбровных дуг пристально смотрят сочащиеся гноем горящие глаза. Два куска мяса, нисколько не напоминающие губы, внезапно размыкаются, открывая темную пещеру рта с редкими обломками зубов по краям. Отвратительное создание заходится мелкой дрожью, идущей откуда-то из глубины его тела, и я слышу дикий кудахчущий кашель-смех, от звуков которого хочется заткнуть руками уши и бежать прочь. И я бегу, унося свои ноги от проклятого места, а в спину мне впивается взгляд чудовища, заставляя все увеличивать и увеличивать скорость… Сколько продолжается эта гротескная погоня, где есть преследуемый, но нет преследователя, я не знаю. Ни сердце, выпрыгивающее наружу, ни конвульсивно дергающаяся селезенка не могут меня остановить, и в конце концов удается это лишь какому-то торчащему над самой землей ограждению. За последнее цепляется моя нога, и я лечу плашмя вниз, навстречу удару, который изуродует мне лицо и переломает несколько костей…

Удар есть, и он действительно силен, но далеко не так, как это можно было бы предположить, учитывая все обстоятельства. Немного оклемавшись, я с удивлением осознаю, что лежу на толстом слое песка, который смягчил падение и свел весь мой ущерб к ссадинам на теле и испачканной одежде. Я оглядываюсь по сторонам и констатирую, что меня занесло на безлюдную детскую площадку достаточно приличных размеров, с качелями, каруселями, горками и, конечно же, песочницей, где и находится сейчас моя весьма плачевного вида персона. Остается только дивиться, как я умудрился еще раньше не влететь лбом прямо в одну из окружающих меня многочисленных металлических конструкций. То-то радости было бы детишкам, когда поутру они бы обнаружили возле своей любимой карусели мое окоченевшее тело с разбрызганными во все стороны мозгами.

Впрочем, как известно, нет худа без добра. Вся мудрость последней поговорки доходит до меня, когда я повнимательнее присматриваюсь к обстановке вокруг. Чуть поодаль, в самом углу площадки, под кронами каких-то здоровенных деревьев расположилась небольшая избушка. При ближайшем рассмотрении она оказывается цельным деревянным домиком. У него четыре стенки, отверстия для окон и двери и островерхая крыша, увенчанная резной фигуркой голосящего петуха. Внутри к стенкам прибиты сиденья, где при желании могут разместиться человек с пять. Вот оно, то самое укрытие на ночь, которое я так искал! Чтобы его найти, мне вначале пришлось пережить несколько жутких минут встречи с нищим, а потом совершить опасное для жизни падение, но теперь я знаю, что это было всего лишь испытание. Оно было пройдено успешно, и я получил возможность с полным правом пожинать плоды своей победы.

В избушке тихо, прохладно и немного пахнет сыростью. Лучи вечернего солнца косо падают внутрь через прорубленные в дереве отверстия и ложатся на шершавую поверхность причудливыми пятнами. В одном из них я замечаю какие-то надписи, вырезанные, по всей видимости, ножом, наклоняюсь пониже, чтобы их прочитать, и тут же отшатываюсь, пораженный увиденным. Стены избушки покрыты глубокими шрамами, складывающимися в кощунственные, противные человеческому слуху имена. Йог-Сотот, Ктулху, Тсаттхоггуа – боги, пришедшие на Землю с далеких звезд задолго до появления человека, бесформенные монстры, чья сущность, помыслы и цели непостижимы нашему пониманию*.


* Имена богов позаимствованы у Говарда Филлипса Лавкрафта.


О нет, неужели я попал в западню и уютное убежище станет капканом, схватившим наивного кролика? В отчаянии я вскакиваю с места, но почти сразу же вновь опускаюсь на скамейку. Что толку тратить силы, если исход все равно предрешен? Куда бы ты ни бежал, тебя найдут, и последнее неизбежно. Так не лучше ли прекратить бессмысленное сопротивление и по крайней мере провести в покое остаток отпущенного тебе времени?

Странно, но мысль эта действительно успокаивает меня, и я даже стараюсь как можно более комфортно устроиться на жесткой скамейке. На ум приходит сравнение с заживо погребенным, пытающимся придать себе удобную позу в гробу, но и такая метафора нисколько не вызывает во мне отчаяния. Напротив, я почти веселюсь и складываю руки на груди, стремясь создать обстановку, максимально приближенную к атмосфере, царящей обычно шестью футами ниже уровня земли. Для вящего эффекта полностью закрываю глаза. Теперь издалека я уж точно сойду за мертвеца, ну а вблизи…

– Ну ни хрена себе, а это что за урод?

Что ж, вот они и пришли за мной. Лексика их, правда, немного необычна для посланцев Богов Хаоса, но, вероятно, здесь царит совершенно отличная от нашей логика. Я медленно принимаю сидячее положение и открываю глаза навстречу своей смерти… Как интересно, а она, оказывается, большая шутница, иначе чем еще можно объяснить то, что вместо ожидаемого воплощения Ужаса в дверном проеме я вижу трех здоровенных амбалов. Словно близнецы, в одинаковых спортивных костюмах, с одинаково пустыми глазами они возвышаются надо мной неприступными скалами и выжидательно смотрят. Вероятно, они ждут от меня мольбы о пощаде или на худой конец раскаяния в беспутно прожитой жизни, только вот последнее почему-то упорно не идет мне на язык. Наконец, я собираю остатки красноречия и, поднявшись на ноги, изрекаю:

– Да пребудет с нами Йог-Сотот ныне, и присно, и во веки веков. Ведите меня за собой, и пусть все кары Властителей Древности падут на мою грешную голову.

В знак повиновения я делаю шаг вперед. На лицах троицы застывает трудноописуемая смесь непонимания и агрессии. Принимая это как должное, я шагаю еще раз и получаю мощный удар в грудь, от которого отлетаю назад, знатно приложившись затылком к стенке. Голову наполняет яркая вспышка света, и в нем я вижу приближающегося ко мне амбала, только что так невежливо со мной обошедшегося. Нет, это не всадник на бледном коне, пришедший по мою душу, не Йог-Сотот и даже не сам Великий Ктулху. Это просто тупая гора мышц, безмозглое животное, решившее от скуки поразмять конечности, и сейчас, несмотря на весь мой хваленый интеллект, оно сделает из меня отбивную. “Ну вот и все”, – думаю я, но тут в дело неожиданно вступают рефлексы. Мозг еще не успевает осознать происходящего, как тело мое уже летит наружу сквозь ближайшее окно, причем я даже успеваю схватить с ближайшего сиденья свой рюкзак. Вслед мне несется что-то вроде “е…ый п..ор”, но даже степень выразительности последней вербальной конструкции вряд ли способна меня сейчас остановить. Падая на землю, я обдираю ладони, но тут же вскакиваю и начинаю второй за сегодняшний день марафон. Уже спустя очень короткое время я понимаю, что значительно опережаю погоню, которой явно мешают внушительные габариты, но по инерции все еще долго не сбавляю взятого темпа. Лишь вылетев на оживленную площадь и смешавшись с толпой, я даю себе возможность несколько передохнуть и попытаться определить, где нахожусь.

Как ни странно, но место это мне отлично знакомо. Да, собственно, что же здесь может быть странного, если я на самом деле ни на секунду не покидал своего мира, а все последние события были не более чем фантомами не в меру бурно разыгравшегося воображения. Так не начинаю ли я сходить с ума? Подумать только, принять банального попрошайку за исчадие ада, а вырезанные подростками названия хэви-метал групп за имена повелителей тьмы! По-моему, мне следует показаться психиатру, но сначала нужно будет хорошенько отдохнуть. Этот безумный день, похожий скорее на сюжет третьесортного голливудского триллера, вымотал меня окончательно. И я еду домой, трясясь с двумя бутылками пива в переполненном троллейбусе, периодически усыпая на ходу. Троллейбус тащится с черепашьей скоростью, маршрут здесь очень длинный, и в итоге где-то к середине пути мне все же удается застолбить себе нишу в заднем углу у окна. Сквозь замызганное стекло я наблюдаю за унылым городом, где мне суждено было родиться и придется умереть, пью пиво и ни о чем не думаю. Потом еще некоторое время сижу под своим балконом и растягиваю вторую бутылку в ожидании, пока в комнате наших постояльцев не погаснет свет. Когда же я открываю двери своей квартиры, то часы показывают уже почти полночь и я не испытываю других желаний, кроме как завалиться в кровать. Каким-то образом мне все же удается заставить себя пройти в ванную и хоть немного продезинфицировать мылом следы сегодняшних неудачных приземлений. Заходя в спальню, я слышу, как из прихожей доносится слабый писк электрического будильника, возвещающего о наступлении новых суток. Почему-то меня посещает мысль, что последнее очень символично, но мне так и не удается понять, что под этим имеется в виду.

 

Ночь третья. Лис

Я – лис. Да-да, именно лис, тот самый, который живет в норе и ворует кур у крестьян, создание хитрое, потому что вечно голодное. Услышав обо мне, не нужно вспоминать Домино, гордого чернобурого красавца, пожалуй, самого известного моего сородича. С последним я не имею ничего общего, ну а если вам так уж хочется аналогий, то для меня ближе всего находятся усталые и затравленные персонажи рассказов болгарских писателей, к которым я время от времени возвращаюсь, когда испытываю желание ненадолго вернуться в пору своего детства. Если у вас получится – найдите их и прочитайте, тогда мне не придется рассказывать вам о своей жизни. С зари до заката я рыщу по лесу, нос по ветру, в постоянных поисках пищи, испуганно вздрагивая от каждого шороха и унося ноги прочь, едва зачуя отвратительный запах стали, пороха и псины. Меня клянут люди, ненавидят собаки, а во всех книгах обо мне я зовусь рыжим разбойником или наглым вором. Никто почему-то не вспоминает, что жену мою еще прошлой весной после долгой погони настигли и разорвали на куски гончие. Я выбивался из сил, чтобы прокормить четыре пушистых комочка, наших детенышей, так страдавших без своей матери. Однажды, вернувшись с охоты, я обнаружил нору пустой. Пока меня не было, старый пропойца-лесник со своими дружками выследил мое жилище и покидал в мешок несчастных малышей, чьи шкурки скорее всего пошли на шубу одной из богатых дам их высокого общества. Я же с тех пор брожу по лесу в полном одиночестве, не имея даже постоянного пристанища. Напишите об этом, имейте смелость хоть раз сказать самим себе всю правду. Быть может, когда-нибудь ваша книга попадет в руки Лайт, и тогда она проникнется ко мне жалостью, отыщет в лесной чащобе и заберет с собой в город. Я согласен даже жить в клетке, только чтобы видеть ее каждый день, слушать ее голос, знать, что она рядом. Об этом лучше всего мечтать ночью, потому что иногда, пускай и очень редко, желание, загаданное перед сном, может сбыться, а если нет, то хотя бы присниться, на краткий миг воплотившись в реальность… Впрочем, не нужно, ведь утром после таких грез обычно бывает еще хуже. Да и не придет за мной никакая Лайт, ведь она – это просто образ, который я сам взлелеял на свою же собственную беду. Уж лучше я просто отключусь и проведу в мертвом, ничем не тревожимом забытье сколько-то там часов, и точно так же, как у лисицы из одной из тех историй, ноги мои еще долго станут слегка подергиваться, словно бы я продолжал свой бесконечный бег неизвестно куда.

 

Эпилог. Черная птица

Ну вот и все. Три дня и три ночи, отведенные мне на то, чтобы как-то изменить свою жизнь, окончены. Круг замкнулся, шанс безвозвратно упущен, и я вновь жду встречи со стерильным голосом из ниоткуда. Только теперь нет ни падения, ни белой массы внизу. Я стою в кажущемся бесконечным тоннеле, заполненном неестественным темно-синим светом, а из-под ног моих в обе стороны убегают покрытые ржавчиной рельсы, которыми, видимо, не пользовались уже много лет. Все это уже было раньше, но как я ни напрягаю память, так и не могу вспомнить, где и когда. Тем не менее в глубине души я чувствую, как важно для меня знать, откуда мне знакома вся окружающая обстановка, и поэтому я не прекращаю своих попыток. Внезапно приходит голос. Как и тогда, он доносится отовсюду, однако в этот раз его уже нельзя назвать выхолощенным. Я по-прежнему не взялся бы ничего сказать по поводу того, кому он может принадлежать, но теперь в бесцветном звуковом потоке проскальзывает некая окраска, что-то среднее между непониманием и укором. Есть и еще одна разница: в отличие от моего прошлого сна сейчас ко мне обращаются с вопросами, и я могу отвечать невидимому собеседнику, чувствуя себя сказочным героем, попавшим в гости к бесплотным хозяевам очарованного замка.

– Знаешь ли ты о том, что лишь немногим выпадает возможность, которую тебе предоставили? Разве можно так швыряться подарками судьбы? Неужели ты не мог сделать хоть что-нибудь, неужели тебе нравится такое существование?

Я слегка улыбаюсь, мысленно сравниваю то, что слышу, с пафосом предыдущей речи голоса и неторопливо отвечаю:

– Неважно, что мне нравится или не нравится, суть в том, способен ли я жить по-другому. Вы пообещали мне счастье, так и не объяснив, что оно означает, но мне кажется, что я сам сумел найти ответ. Ваше счастье – это состояние, когда перестаешь быть самим собой, и если все так и есть, то я предпочту ничего не менять в своей теперешней жизни.

– Побеги от себя, вечная неудовлетворенность, бесцельность, пьянство – таковой, по-твоему, должна быть жизнь? Понимаешь ли ты сам, насколько глуп?

– Пускай, зато это будет моя собственная глупость, и дороже нее для меня ничего нет. Я не прошу у вас ни покоя, ни возможности что-либо исправить, просто дайте мне идти дальше так, как я умею.

– Как знаешь. – И здесь я отчетливо услышал, что при этих словах укор взял верх над непониманием. – Только не спрашивай отныне больше, отчего тебе все время так неуютно. Ты сделал свой выбор, и с сегодняшнего дня во всем сможешь упрекать одного себя.

Словно бы его и не было, голос исчезает, и я понимаю, что пора возвращаться обратно. Я не знаю, что меня ждет там, где я проснусь завтрашним утром, но кем бы там ни был говоривший со мной, в одном он прав: выбор сделан, и другого пути нет и больше не будет. С мыслью этой, которая не несет ни грусти, ни радости, я уже собираюсь сделать первый шаг по направлению к прячущемуся за чернильной темнотой выходу, как вдруг вспоминаю, где уже сталкивался с этим местом. Конечно же, то была обложка диска “Katatonia”, в которую я влюбился сразу, едва увидев. На ней полупрозрачная фигура в некоем подобии каски стояла на рельсах в точно таком же тоннеле, протягивая руку вверх, прямо к летящему навстречу ворону. Помнится еще, когда мы как-то обсуждали в кабаке эту картинку, все хором заявили, что она прямо-таки дышит суицидом, и лишь я увидел в опускающейся птице извечную надежду человека на чью-то помощь, живущую в нас даже в самой безнадежной ситуации. Но если я действительно каким-то образом перенесся внутрь обложки, почему тогда… Но нет, все верно, и откуда-то из глубины я уже слышу приближающееся хлопанье крыльев, словно бы воссоздающее последний штрих. Удивительно, однако совершенно неожиданно для себя я ощущаю прошедшую по телу дрожь возбуждения. Иллюзий больше нет, мосты сожжены, и ворон, который появится здесь через несколько секунд, скажет об этом лучше, чем что-либо другое. И тем не менее вопреки всему дрожь не унимается, а, наоборот, растет, понемногу превращаясь в пусть слабую, но все же надежду. Перед моими глазами в воздухе материализуется плавно летящая прямо ко мне птица, и я, глубоко вздохнув, медленно протягиваю в ее сторону раскрытую ладонь…

г. Одесса

Версия для печати