Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Октябрь 2004, 5

ИСТОРИЯ ОДНОЙ ЛИСИЦЫ

Поэма

1925, № 2. Илье Сельвинскому 26 лет.

Автор поэмы – член группы конструктивистов, которая заключила подобно Лефу соглашение с ВАПП.

1. Огневка

Географический

обзор.

Речушка, журчащая картавенькой водицей

Лизала подбородок грибного бугра.

На этом бугре жила дыра,

А в этой дыре лисица.



Жилищная

норма.

Дыра была душная и сухая,

На ночь заваливалась луной,

Но тесновата, так что меха ей

Некуда деть – полно.



Экземпляр

Vulpes rufa.

Лисица ж была не просто краснухой,

В багряном глянце пушных огней

Сивая дыль1 серебрилась под ней

Пеной лебяжьего пуха.



Экономические

условия лисьего

быта.

Жилось превосходно. Уже поутру,

Когда еще зори капали о лес,

Лисчонка бежала в зеленую пролысь

Проверить силки – не попался ли трусь.



Заяц под

соусом.

И тут, раскусив узловой аркан,

Уписывала зайку, попавшего в лапоть.

Успев, однако, мимоходом сцапать

Хорька.



Не случай,

но рифмическая

необходимость.

(См. Бухарин.)

Так и сегодня. У птиц побыла,

От зайки ставила по ветру ворсик,

На обратном пути повстречался ей корсук2 .

Ухо спросила: “Ну что? Как дела?”.




1 Д ы л ь – брюхо.
2 К о р с у к – порода степной лисицы.

Не случай,

но сюжетическая

необходимость.

(Там же.)

Но некогда – камень. Спустилась на дно.

Сердце успело выстукать десять,

И вдруг ее тащат рыбацкие сети

В куче песка и речных аденойд.



Теория

предельной

полезности.

(Тенгер.)

И старый киргиз из адайских степей,

Увидя красные глазки хитровки,

Уже не отсчитывал рыбу теперь,

А пошел в шалаш за винтовкой.



Правовая

теория силы.

(Гоббс.

Спиноза.)

Лисица в сетях колыхала, как пламя.

Лаяла, плакала, блевала бурды,

Покуда дубовый бердыш

На минуту отшиб ей память.



Смерть.

(Д-р Гоффман.)

Граненое дуло протиснуто в пасть.

Жахнул огонь, задохнулся отпых,

И долго дымился лебяжий подпух

Синей кровью, хлеставшей в паз.



Присказка.

Шкуру содрал молодой адаец,

Мясо стушили в поту коней.

Кажется, все. Тут и сказке б конец –

Но тут-то вот история только и начинается.



 

2. Телеграмма № 1108

Оренбург,
Уральск,
Джаныбек – Губсоюз.
Примите меры сезону пушнины
цены хоря двугривенный плюс
лисицы максимум восемь полтиной
п р е д п и с ы в а ю    заготовить товар
не прибегая частным лицам
срочите отгрузку привет товар.
                           1108 СИНИЦЫН

   

3. Оренбургский Губсоюз

Портрет

маслом.

Зав Сырьевым Отделом Губсоюза

Товарищ Лисицкий, правый эсэр,

Бросил на стол жеребячье пузо

Портфеля, сложенного, как несессер.



Расстройство

печени.

Секретарь на цыпочках преподнес почту;

Лисицкий в кровь омокнул перо

И вдруг, обшарясь, ища папирос,

Скомкал телеграмму – и в корзину: “Вот что!



Лирическое

волнение.

В стране, где добиваются активного баланса,

В стране, где последняя надежда на экспорт,

Никак не могут осознать до сих пор,

Что нечего рассчитывать на красные таланты.



Резолюция.

Опыт и опыт! Опыт, а не бредни –

Пушнину заготовить средь буранов и пург

Сможет исключительно частный посредник,

Так именно и будет работать Оренбург.



Некто Зонн.

Павел Алексаныч! Будьте любезны:

1 – 49... Мерси.

Алло!.. Это Зонн? Нездоров?! Моросит...

Нет-нет. Пусть приедет. Дел у нас бездна.



“Во-первых”,

которое неважно.

Во-первых, вся его пушнина в пятнах.

Но дело не в этом. В телефон ведь не войти.

Но дело не в этом. В телефон ведь не войти,

И я буду ждать его с семи до девяти”.



“Во-вторых”,

которое

наоборот.

И через неделю спекулянт Зонн,

Вовсе и не думавший к киргизам в сугроб лезть,

С авансами выехал ловить сезон

На ярмарку в Уральскую Область.



 

4. Уральский Губсоюз

Портрет

темперой.

Зав. Сырьевым Отделом Губсоюза

Казачий урядник – товарищ Лопухин,

Грузно осев на вольтэр кургузый,

Чтоб лучше мыслить, – снял сапоги.



Несть власти,

аще не от

бога.

И вслух ухлебывая чай из блюдца,

Так, что был виден один лишь глаз,

С полным удовольствием жахал резолюции,

Чувствуя свое благородие и власть.



Влияние

сапог на

образ мыслей.

И вдруг, поперхнувшись вторичной депешей,

Позеленел и обул сапоги:

“Ежели не выручит господин Бекешин,

С заготовкой не справлюсь. Крышка. Погиб.



Что верно,

то верно.

(Карло Гоцци.)

Шайтан забери эту рухлядь – меха-то,

И что это, скажите, за дрянь аппарат:

Денег до чорта всюду напхато,

А от них, сволочей, ни хвоста, ни пера.



Преобладание

практикой над

теоретикой.

А тут Москва еще! Тоже! Торопят.

При, понимаешь ты, им на ура —

Чорта с два: у меня, брат, опыт,

Мы, брат, по-своему поведем Уральск”.



Некто

Бекешин.

И в тот же день меховщик Бекешин,

Запустив усмешку в бородатый дым,

Минуя ярмарку, выехал на плеши

Степей и барханов Букейской Орды.



Дед Калинник,

внук дядюшки

Якова.

(Некрасов.)

А через неделю дедушка Калинник

С караковой лошадкой, запряженной в арбу,

Выехал в аулы менять на пушнину

Зеркальца, ситцы, гвозди и арбуз.



 

5. Букеевский Губсоюз

Рисунок

пером.

Зав. Сырьевым Отделом Губсоюза

Товарищ Красный, прочитав текст,

Тут же набросал калькуляцию груза.

Отхлопал на машинке и сказал: “Тэк-с.



Тезис

т. Красного,

с которым

был согласен

также т. Ленин.

Наконец-то, додумались. Прямо ж преступленье.

Сколько ни писал, а в ответ – вода.

Ведь, покуда будет жить спекулянтское племя,

Нам социализма ни в жисть не видать.



Логика ясная,

как 115.

Опять же коммерция. После реквизиций

Откудова у частного может быть деньга?

Ясно, что ежели нам согласиться,

То мы его ухлопаем, что тебе наган.



Она же ясная,

как 115.

Надо только взять производителя на вожжи

И ни в каком разе цены не подымать.

Сунется сюды да туды, а там то же,

Ну, он и тово – пойдем по домам”.



Лозунг.

И тотчас к заготовке вареньевой розы,

Бараньих кишок, шкурья и чулка

Брошен по букейщине яростный лозунг:

Кооперация – нэпская чека”.

6. Букеевская битва

Загадочная

картинка:

найти

ошибочку.

Речушка, воркуя водичкою синенькой,

Уже не отплещется в лисьих зрачках:

Шкуру ее выменял дедушка Калинник

За ось и сетку рыбьего сачка.



Сюжетическая

необходимость.

(См. выше.)

И, поддувая в подпух пушного огня,

Хотел было тронуться дорожкой каменистой,

Когда на адайцев налетели коммунисты,

Пущенные на степя шкурье пригонять.



Значение

знания

политграмоты.

“Стой!” Уполномоченный произнес речь.

Выжимая того и этого автора,

(Он знал по-киргизски) и смог уберечь

От обмена лисицу до завтра.




3 Л и м и т – предельная цена.

Телеграммы:

уполномоченный

Красному.

Лиса – 10.

Так. Уполномоченный, выхватив блокнот,

Прикинул цену на ось и сети:

“Джаныбэк Губсоюз Конкуренция прет

Повысьте лимиты3 лисицу десять”.



Калинник –

Бекешину.

Лиса – 12.

А дедка, оставив пушь у адайца,

Рысцой нахлестнулся на телеграф:

“Джаныбэк Бекеше Идет игра

требовается двенадцать”.



Бекешин –

Лопухину.

Лиса – 17.

Оттуда: “Уральск Губсоюз Сырьевой

Конкуренция душит пробейте бреши

повысьте цены четыре волк

лиса семнадцать Бекешин”.



Бекешин –

Зонну.

Лиса – 15.

Вторая оттуда ж: “Уральск Зонн

Треть заготовки бронирую за вами

лиса пятнадцать ловите сезон

Ваш Бекешин Аврамий”.



Зонн –

Лисицкому.

Лиса – 17.

“Оренбург Лисицкому Произвел зонд

район захвачен нужно подняться

цены повысьте лиса семнадцать

прочие без перемен Зонн”.



Лисицкий –

Синицыну.

Лиса – 20.

Лопухин –

Синицыну.

“Москва Центр цены лисицы

Минимум двадцать Губ Лисицкий”.

 

“Москва Центр Лисьи мехи

Увеличил двадцать Губ Лопухин”.



Прием наив-

ности, харак-

теризующей

скромность

уполномочен.

Сухой, но острою летнею ночью

В мертвых аулах лаяли волки.

Не оттого ли не спал уполномоченный,

Слушая зуд телеграфной проволоки?



То, что можно

было предви-

деть.

Утром ответы: “Бекешину – согласны”.

“Ханская ставка. Калиннику – Да”.

“Уполномоченному – Раз навсегда

ни копейки. Красный”.



7. Ее следствие

Загробное

странствование

лисицы.

Бекешин – Зонну.

И вот покатила наша лисанька вдаль;

Маршрут ее был не вполне прямоватый:

Сначала путь: Джаныбэк – Саратов,

Оттуда Саратов – Уральск.



Зонн –

Лисицкому.

А там, упакованная в кобур,

Со скуки махнула наша лиса-то

Сначала, понятно, обратно в Саратов,

Оттуда же на Оренбург.



Лисицкий –

Синицыну.

И вот уж обратно лиса, какова?

С каждой верстой, подымаясь в каратах,

Сперва неизменно в любимый Саратов,

Оттуда Саратов—Москва.



Нечем крыть.

И сам Синицын, обшаря пушок,

Долго по локти в мяздре копался

И после, нюхнув кровавые пальцы,

Сказал: “Угу, хорошо”.



Дела идут –

контора пишет.

А затем, когда подоспели доклады,

Что в Оренбурге – тысяча сто,

Что на Уральщине тоже все ладно,

А в Джаныбэке застой —



Вопрос глу-

бокой важности,

поставленный

Синицыным

во фракции.

Синицын во фракции, черный от вен,

Собирая в кулак и дуя сквозь бороду,

Кричал: “Я хочу услышать ответ.

Тогда я пошлю все к чорту?!



Мнение Синицы-

на, за которое

автор не

отвечает.

Тут заштопаешь – там дыра,

Острых заданий на день до сотни —

Дашь беспартийного – значит работник,

Дашь своего – дрянь.



Административное

высокомудрие.

Пример: Лисицкий и Лопухин.

Ведут заготовку, грузят. Прекрасно.

Теперь возьмите – товарищ Красный –

Инертность. Одни пыхи.



Справедлив,

но строг.

Объясните же мне, до каких это пор мы

Будем кисельничать – брось да оставь.

Вношу предложенье: снять с поста.

Мотив: не понял реформы.



Невинно

осужденное.

А тем беспартийным заведующим,

Дающим возможность торговли с Европой,

Послать благодарность – и в среду еще,

От Агитпропа”.



 

8. Ее результат

Стандарт.

“Руссиа. Центр.

                   Милостивьи государи.

Присланный Вами образец лисы

по спелости и тем, что он по дыли синь,

является ягодкой русского товара.



Перспектива,

выгодная для

обоих.

Нужно заметить, что русский мех

к нам поступал через германские фирмы,

и ясно, что с Вами а2нглийский мир мы

имеем обслуживать без всяких помех.



Наша смета.

Цена лисы –

20 р.

Транспорт.

расх. в СССР

20 р. 50 к.

до Лондона –

1 р. 24 к.

Комис. – 5 р.

Приб. 0. р. 01 к.

Итого 47 р.

5 фунт. стерл.

Однако пять фунтов (Ваша цена)

мы за нее платить не сумеем –

по этой расценке лисицу нам

уступит даже Британский Музеум.



Цена спроса:

9 с хвостиком.

И смеем заверить – никто другой,

ни Честер, ни Реберс, ни Гуд, ни Эрлих

не дадут за лисицу, считая кругом,

больше, как фунт стерлинг.



Что из этого

вышло.

Итак, сообщите отослать ли ее прочь

либо оставить в счет Вашего фонда.

Примите уверения и проч. и проч.

Лимитэд (Инглянд) Лондон.

 

9. Заключение

 

Н-ну-с?!

Речушка, картавящая ясненькой водицей,

Лизала подбородок грибного бугра —

На этом бугре жила дыра,

А в ней вторая лисица.



Версия для печати