Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Октябрь 2004, 5

Воскрешение для успехов или жизнь после смерти?

Толстый журнал в контексте Интернета являет собой особый феномен: вся его “этика и эстетика” вроде бы противостоят сети, а тут он мирно с нею сосуществует.

Зададимся вопросом: а что такое “сетевая версия толстого журнала”? На первый взгляд все предельно просто: это опубликованные в толстых журналах материалы, вывешенные в Интернете. Удобно? Еще бы! Журнал поди еще купи или подпишись на него, а тут “кликнул” – и, пожалуйста, читай на здоровье, было бы желание.

На www.russ.ru семь лет существует проект “Журнальный зал” У истоков этого самого долголетнего сетевого проекта стояли Ирина Барметова и Сергей Костырко. Всем известное собрание сетевых версий толстых журналов – единственный проект, системно представляющий в сети русскую “толстожурнальную” традицию (“отдельные” сайты журналов оставляем в стороне). Прежде всего, в сетевую версию входит не только содержимое номеров, но и разнообразная информация (контакты и координаты, перечень и биографии авторов, объявления о премиях и вечерах, анонсы).

Вообще об “идеальной” сетевой версии толстого журнала бытуют различные мнения. Так, например, в 2001 году эта проблема обсуждалась на книжной ярмарке “Non-fiction”. Известный литературовед и любимый студентами профессор истфила РГГУ Алексей Зверев высказал тогда предположение, что сетевая версия должна принципиально отличаться от бумажной. А заместитель главного редактора “Знамени” Наталья Иванова говорила, что тексты в сети могут быть размещены те же, что и на бумаге, но их необходимо снабдить развитой системой гиперссылок, обширной базой данных, чтобы можно было получить максимум информации.

Бумажная версия толстого журнала сильна четким делением на традиционные рубрики, именно подбор, сочетание материалов, художественных и критических, порождает особый контекст, различные варианты сопряжения художественных и литературно-критических текстов предопределяют “направление” журнала. Этим свойством обладает, как мне кажется, только “толстая” журнальная книжка. Попадая в Интернет, “толстяк” начинает “вести” себя по-другому, инаковость зачастую сводится просто к набору кнопок-ссылок. И тогда тексты, расположенные в той же последовательности, что и на бумаге, не создают единства, и смысл их соседства ставится под вопрос.

В “Журнальном зале” сетевые версии всех журналов можно принципиально разделить на два вида: полностью соответствующие бумажному варианту и расширенные, когда сетевая версия перерастает бумажную, становится больше и интереснее. Такие версии, например, у “Октября”, “Знамени”, “Нового мира”. “Октябрь”, недавно, кстати, удачно и обдуманно обновивший свою сетевую версию, порою отсылает читателя к бумажной версии журнала. Вероятно, это сопряжено с авторским правом, согласно которому последнее слово – выставлять свое произведение в сети или нет – принадлежит писателю. Нельзя не сказать, что и дизайн бумажного “Октября” в последних номерах сильно изменился, может быть, ныне это самая яркая и интересная концепция макета толстого журнала... Того же нового принципа – сочетание текста и визуальности – придерживается “Октябрь” и в сетевой версии, первым применив художественное оформление с привлечением фотографий, рисунков, других средств изобразительного ряда.

В бумажном “Новом мире” читателя на первой же странице встречает лозунг: “Новый век, Новый мир. Будь консерватором, выбери свободу”. Сетевая версия его не воспроизводит. Оно и понятно: странно звучал бы столь пафосный призыв к свободе в контексте гиперсвободного Интернета. Почему-то отсутствует и рубрика “Из летописи “Нового мира”. Зато даны ссылки на странички известных новомирских авторов, которые тем теснее оказываются связанными с журналом в глазах читателей. Сетевые рубрики “Антология джазовой поэзии”, “Страница Мераба Мамардашвили”, “Дискуссионный клуб”, “Форум” – это попытка вписать толстый журнал в сетевой и общекультурный контекст.

Интересна сетевая версия “Октября”: здесь и разнообразие, и стремление последовательно нащупать связь между различными способами представления художественного, публицистического, критического текстов.

Электронная версия “Знамени” также “шире” бумажной, однако она более сконцентрирована на самой себе, порою не отличается особым разнообразием, зато, как всегда, не боится заниматься собственным промоутированием.

По сути дела, проект “Журнальный зал” создал особое единство смыслов. Это не хаотичное собрание журналов разных направлений. Толстые журналы в Интернете породили особый контекст, отличный как от “бумаги”, так и от “сети”. Только здесь виртуальные номера разных журналов находятся в непосредственном соседстве, допускающем и параллельное чтение, и непосредственное сопоставление

Перейдем, вероятно, к самому важному: а зачем, собственно, “толстяки” существуют в сети? И всегда ли реальные последствия их размещения на просторах Рунета соответствуют ожиданиям тех, кто подобные проекты задумал и разработал? С одной стороны, в нынешних условиях сетевая версия помогает толстому журналу сохранить своего читателя, выжить и нормально развиваться. Однако тем самым толстый журнал в его бумажном формате оказывается под угрозой.

Что же представляет собою существование журнала в сети – “жизнь после смерти”? Как мы видели, возможны три стратегии развития толстых журналов в эпоху Интернета. Либо последовательное соблюдение традиций, превращение сетевой редакции только в оцифрованное приложение к бумажной. Либо “раздельное” развитие двух параллельных, но не совпадающих версий журнала, каждая из которых обладает своей спецификой. Наконец, возможно также подчинение всех творческих усилий созданию единой (то есть на поверку как раз “двойственной”), сложно устроенной конструкции журнала, со взаимными отсылками из сети к бумаге и обратно.

Трудно сказать, какой из трех возможных путей перспективнее, – пошелестим страницами да клавишами пощелкаем, а там видно будет...

Елена ИСАЕНКОВА

 

Версия для печати