Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Октябрь 2004, 5

О сетевых конкурсах

Зачем добропорядочный студент-филолог заходит обычно в Интернет? Для того, чтобы проверить почту. Реже – чтобы поискать материалы к предстоящему семинару. Этим и ограничивается круг его интересов, связанных с Мировой Сетью. Студент предпочитает читать классиков, реконструировать историко-литературные явления по архивным документам и не обращать внимания на те процессы, которые происходят у него под самым носом. Он редко заглядывает на многочисленные литературные сайты из-за предвзятого отношения к тамошним текстам, а частично из недоверия к литературе, которая вся ассоциируется в его сознании, искалеченном пиаром, с Владимиром Сорокиным. Будучи сосредоточен на классике, иной даже любопытный, но трепетный филолог не решается уйти в Интернете дальше “Библиотеки Максима Мошкова”. Но стоит только преодолеть робость (или лень) – и студент встретит в сети массу интереснейших вещей, которые вполне могут стать объектом его будущих исследований.

Оказывается, в Интернете тоже есть литература, которая все-таки существует, не дожидаясь момента, когда ее оценит и полюбит почтенный филолог. Она имеет свои средства выражения, своего читателя и свои же сетевые конкурсы, наиболее престижным из которых является ежегодный “Тенета-Ринет”, проходящий при поддержке Интернет-Академии. Для того чтобы составить представление о том, как протекает литературный процесс в сети, чем он представлен и как влияет на литературу вообще, легче всего зайти на сайт этого конкурса и внимательно его изучить. Излагаю собственные впечатления в виде тезисов.

Тезис первый. “Тенета” ничего не делают для того, чтобы привлечь к себе “непрофессионального” читателя.

На сайте конкурса невозможно найти ни занимательных форумов, ни забавных литературных игр (например, “написать сочинение на заданную тему”, как на hokku.ru), которые очень оживляют “электронный ресурс”. На “Тенетах” все “отлично-благородно”, как и подобает большому литературному конкурсу. Номинаторами имеют право быть только авторы или же авторы прежних лет, они же обладают привилегией высказаться публично по поводу прочитанного. Рядовой читатель отсылается к гостевой книге автора. Не скажу, что это плохо. Но подобное свойство придает конкурсу оттенок элитарности, довольно странной в демократичном Интернете. Как и в “большом” литературном процессе, право голоса здесь имеют только мэтры. Отчасти это и должно привлекать сюда авторов, как и...

Тезис второй. Обилие известных фамилий в составе профессионального жюри.

Без сомнения, авторов привлекает на “Тенета” перспектива встретить здесь профессиональную оценку своих произведений. Лучшего места, чем литературный конкурс, где в разные годы “судили” такие люди, как Б.Стругацкий, А.Битов, В.Маканин, В.Аксенов, Г.Сапгир и другие известные личности, ему не найти. Кроме того, перед автором, предложившим свои тексты на конкурс, открываются весьма заманчивые перспективы. Например, возможность найти здесь поклонников, которые будут регулярно заглядывать на его домашнюю страничку, довольно велика. Благо правила “Тенет” разрешают публиковать здесь тексты, размещенные на других ресурсах. Ну а в случае победы счастливца ожидает ценный приз и “сетевое признание”, которое способствует повышению писательской самооценки.

Иногда в “Тенетах” появляются на правах конкурсантов и признанные писатели (например, А. Мелихов). Что заставляет участников “настоящего” литературного процесса помещать свои не печатавшиеся ранее произведения на демократичном сетевом литературном конкурсе? Быть может, автор признает приоритет сетевой словесности над бумажной и таким образом стремится к массовому читателю? Или существуют иные причины?

Тезис третий. Соотношение “традиционного” литературного процесса и литературной жизни в сети.

Это интересная проблема. До Интернета литературная жизнь концентрировалась на страницах периодических изданий и была достаточно однородна. Сейчас можно уверенно говорить о “раздвоении” литературного процесса. Наряду с термином “литературное направление”, издавна применявшимся к толстым журналам, появились понятия “литературная концепция”, “повествовательные практики” и прочие, относимые уже к сетевой литературе. Участниками литературного процесса в Интернете становятся главным образом дилетанты (часто – графоманы), по крайней мере их явно больше (что сказывается на качестве сетевой литературы). Деятелей “несетевой” словесности в Интернете можно встретить разве что на их домашних страничках, в электронных библиотеках или в интернет-версиях толстых журналов. Поэтому литературную жизнь сети определяют главным образом те сайты, где публикуют свои “пробы пера” простые смертные. Таким образом, два направления литературного процесса существуют автономно. Литературные конкурсы в Интернете как раз и позволяют слить их воедино. На “Тенетах” можно встретить рядом с маститым автором неизвестного сочинителя. В целом они пребывают здесь на равных правах. Имя первого, будучи расположено в одной колонке с именем второго, может привлечь внимание к последнему. В этом случае неизвестному автору откроются двери в журналы или любые коммерческие проекты, что может способствовать его законному вступлению в “журнальный” литературные процесс.

Тезис четвертый. Установка на объяснение “потаенного”.

Это важное свойство сетевых конкурсов. Например, в “Тенетах” есть раздел “Форум номинаторов”, где публикуются относительно приватные, понятные только посвященным разговоры членов коллегии. Поскольку “Тенета” существуют главным образом в Интернете и участники процесса не обязаны знать друг друга в лицо, то здесь они могут помещать тексты различной степени интимности, зачастую под псевдонимом. Так, при чтении некоторых произведений иногда складывается впечатление, что ты заглядываешь в чужой дневник.

Главный герой сетевой литературы– это “человек толпы”, жизнь которого полна никому не заметных подвигов. Этот герой с нетерпением ждал появления Интернета, чтобы, наконец, появиться на его страницах, ведь раньше многим миллионам потенциальных авторов – невыдающихся певцов бытовой героики – в публикации было отказано. Теперь же герой, голос которого порой начисто сливается с авторским, гордо шагает по страницам Интернета, обнажая свои душевные раны, тайны и прочие до поры тайные вещи.

Тезис пятый. Литературный конкурс как игровое поле.

На мой взгляд эта особенность заслуживает пристального внимания исследователей в области психологии и культурологии. Если оставить в стороне литературный процесс, то что же останется? Обширное поле для деятельности различных мистификаторов, желающих очаровать своей личностью обитателей интернет-пространства. Здесь основной принцип – свобода выбора. Каждый участник может по своему желанию выступить под псевдонимом, изменить анкетные данные, остаться под маской: сочинители могут помещать свои сколь угодно интимные тексты, не боясь быть узнанными. Графоманы на сетевом конкурсе получают возможность “поиграть” в писателей. Для этого им предоставлен целый литературный сайт, где они могут (обычно не слишком талантливо) поведать о своем, наболевшем, в любом жанре: тут и рассказы, и поэзия, и мемуары, даже переводы. Эти сочинения, думаю, могут быть интереснейшим объектом для изучения психологии собирательного образа “героя нашего времени”.

Пришла пора сказать о самом главном и любопытном. Главное преимущество интернет-конкурса перед любыми его “офф-лайновыми” аналогами состоит в том, что среди его номинаций есть так называемая “Сетература”, включающая подразделы “Гипертекстовая литература”, “Мультимедийная литература”, а также “Динамическая литература”, характерные только для сети. Интересно, что здесь уравновешиваются канонические и неканонические, исключительно сетевые жанры. Возможно, это обстоятельство создает предпосылки для перемещения в будущем центра современного литературного процесса со страниц толстых журналов в Интернет. Но это, как сказал классик, уже совсем другая история.

Татьяна ИЛЬИНА

 

Версия для печати