Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Октябрь 2002, 9

Рубрику ведет Александр ЯКОВЛЕВ

ЛИДИЯ БЕРДЯЕВА. ПРОФЕССИЯ: ЖЕНА ФИЛОСОФА. М., “Молодая гвардия”, 2002.

Летом 1904 года Бердяев писал Лидии Юдифовне: “У меня все время чувство человека, стоящего выше жизни, в этом есть что-то печальное и радостное. Раньше я был так одинок, а теперь с тобой, мое солнце, я буду с тобой, куда бы я ни ушел”. Лидия в это время, между прочим, была еще замужем. А познакомил ее с философом С. Н. Булгаков, заявив: “Непременно познакомлю вас с молодым философом Бердяевым. У него такие же литературные вкусы, как и у вас – Белый, Блок...” Какие имена, какое время! Впрочем, наше не менее любопытно. И есть в нем философы и жены философов. Книга, естественно, будет интересна не только им.

ВЛАДИМИР НЕЛИДОВ. ТЕАТРАЛЬНАЯ МОСКВА. Сорок лет московских театров. М., “Материк”, 2002.

Владимир Александрович Нелидов, скончавшийся в 1926 году в эмиграции, в Нью-Йорке, всю свою жизнь посвятил театру. Еще в молодости он поступил на государственную службу чиновником по особым поручениям при Дирекции Московских Императорских театров. В дальнейшем заведовал репертуаром Московского Императорского Малого театра и, наконец, возглавил труппу Малого театра. Собственно, на таких людях театры и держатся. Зная театральную Москву в совершенстве, он в своих записках описал сорок лет московских театров. Но предстает перед читателем и другая Москва, с ее бытом, яркими народными характерами. Будущему историку русского театра приготовлен огромный и любопытнейший материал.

АНРИ ГИДЕЛЬ. КОКО ШАНЕЛЬ, ИЛИ МАЛЕНЬКОЕ ЧЕРНОЕ ПЛАТЬЕ. М., “ЭКСМО-Пресс”, 2002.

В марте 1895 года ярмарочный торговец Альберт Шанель, потеряв жену, отдал в приют трех своих дочерей, с которыми больше так и не увиделся. Среднюю дочь, которой тогда исполнилось двенадцать лет, звали Габриэль. Двадцать лет спустя о ней – под именем Коко Шанель – узнал весь мир. Она стала одной из ярчайших звезд на небосклоне высокой моды, вспыхнувших в ХХ веке. Она дружила с гениальнейшими людьми своего времени – Уинстоном Черчиллем, Сергеем Дягилевым, Жаном Кокто, Игорем Стравинским, Жаном Маре. У нас же она стала всенародно известна по кинофильму “Бриллиантовая рука”. Помните? “Шанель номер пять...” Анри Гидель создал биографию в истинно французском духе – читается как приключенческий роман.

КНУТ ГАМСУН. АВГУСТ. Роман. Перевод с норвежского. М., “Текст”, 2002.

“Август-скиталец, Август – вечный странник на море и на суше, Август, многому научивший здешний народ и ничего за это не взявший”. Таков герой второй книги трилогии об Августе великого норвежского писателя. Впрочем, это величие проявлялось на просторах российских не сразу и не просто. Тот же “Август” выходил у нас единственный раз еще в 30-х годах. Издатели не поскупились на новый перевод, сделанный С. Фридлянд, причем очень неплохо. И мы вновь имеем возможность убедиться в правоте слов Максима Горького, утверждавшего: “Никто до Гамсуна не умел так поражающе рассказывать о людях, якобы безличных и ничтожных...”

Д.А. ПРИГОВ. ТОЛЬКО МОЯ ЯПОНИЯ. Непридуманное. “Новое литературное обозрение”, 2001.

Дмитрий Александрович Пригов, поэт и художник, лидер и теоретик концептуализма, нынче выступает как прозаик. Причем с географическим уклоном: сначала призывал сограждан селиться в столице (“Живите в Москве”, “НЛО”, 2000), теперь делится впечатлениями о Стране восходящего солнца. Неискушенный читатель, чьему взору не доступны издательские планы, с нетерпением ждет: на какую же неведомую параллель укажет авторский компас в последней части трилогии?

ФЕДЕРИКО ФЕЛЛИНИ и ШАРЛОТТА ЧАНДЛЕР. Я ВСПОМИНАЮ... М., “ВАГРИУС”, 2002.

В свое время у нас выходил сборник “Феллини о Феллини”. Настоящее издание совсем иное. В нем три раздела. Первый, “Федерико”, рассказывает о юных годах мэтра, на которого большое влияние оказывал цирк, голливудские фильмы и комиксы. Второй, “Федерико Феллини”, повествует о становлении кинорежиссера, познающего мир и язык кино. Третий, “Феллини”, рассматривает миф, прославивший мастера более, нежели его фильмы. Ну а все вместе записано со слов кинорежиссера Шарлоттой Чандлер, имевшей сча-
стье четырнадцать лет наслаждаться дружбой с великим человеком.

ДАНИИЛ ГРАНИН. ВЕЧЕРА С ПЕТРОМ ВЕЛИКИМ. Сообщения и свидетельства господина М. М., ЗАО Издательство “Центрполиграф”, ООО “МиМ-Дельта”, 2002.

“300-летию основания города Санкт-Петербурга посвящается”. Такой эпиграф предпослан повествованию нашим известнейшим литератором, дважды лауреатом Государственной премии СССР. Забытое словосочетание “социальный заказ” наполняется новым смыслом. Как новыми красками дополняется портрет Петра Великого, увиденного сквозь его же внутренний мир, детали быта и малоизвестные факты. А дальше, также по-новому, открывается и обширнейший вид на историю народа нашего, на историю государства Российского. И если понимать пресловутый “заказ” как отдание долга народу, стране, то в своем новом историческом романе Даниил Гранин отслужил и исполнил добросовестно.

ЕЛЕНА СЪЯНОВА. ПЛАЧЬ, МАРГАРИТА. Роман. М., “ОЛМА-ПРЕСС”, 2002.

Очередной выпуск серии “Оригинал”, составленной Борисом Кузьминским. Для автора же книга первая. Тем удивительнее серьезность и весомость заявки. Речь идет отнюдь не о любовных страданиях. Елена Съянова, забравшись в труднодоступные архивы, плотно поработала с подлинными документами начала 30-х годов. И местом действия романа избрала Германию, в которой стремительно обретала силу Национал-социалистическая партия. Да и “герои” романа слишком хорошо нам известны: Гитлер, Геринг, Геббельс, Гесс... Они еще молоды, энергичны и верят в свое, естественно, счастливое будущее. Такими мы их еще не видели... И вдруг – параллели с ситуацией в России начала века XXI... Какая уж тут “женская проза”!

В. ГУДКОВА. ЮРИЙ ОЛЕША И ВСЕВОЛОД МЕЙЕРХОЛЬД В РАБОТЕ НАД СПЕКТАКЛЕМ “СПИСОК БЛАГОДЕЯНИЙ”. М., “Новое литературное обозрение”, 2002.

Книга, посвященная, на первый взгляд, частному вопросу работы знаменитого режиссера над постановкой пьесы знаменитого писателя, на деле оказывается тем, что высоким слогом принято называть “памятником эпохи”. Да какой эпохи! Времени “великого перелома” – достопамятных 1929 – 1931 годов. Пользуясь материалами архивов Олеши и Мейерхольда, В. Гудкова рассказывает, как менялся замысел пьесы под давлением цензурных требований, как шла режиссерская работа над спектаклем. Приводятся также стенограммы общественных диспутов вокруг “Списка благодеяний”, ярко демонстрирующие умонастроения интеллигенции тех лет.

Александр ЯКОВЛЕВ

Версия для печати