Опубликовано в журнале:
«Октябрь» 2002, №8

Рубрику ведет Павел БАСИНСКИЙ

Перед тем как отправиться в Тольятти на Первые Татищевские чтения, организованные администрацией города, тольяттинским отделением Союза российских писателей и фондом “Духовное наследие”, я наслушался об этом городе разного от разных людей. И о том, что это город ужасный, и о том, что прекрасный. И что он промышленный и скучный, и что он на Волге и красивый. И что там полно бандитов, и что люди там замечательные. И что Куйбышевская ГЭС загубила Волгу, и что рыбы в Волге завались.

Тольятти – город симпатичный. Куйбышевская ГЭС, может, и загубила Волгу, но выглядит Волга с живописными Жигулями все равно замечательно. Народ в городе умный, добрый и тонкий. Бандюков видел ночью, мельком, в тонированном ВМW, и хорошенько не разглядел. Но, что это были бандюки, это точно, потому что в Тольятти “наши люди” в булочную на BMW не ездят, а ездят на ВАЗах, которые, если кто забыл, производятся как раз таки в Тольятти.

После посещения завода в Тольятти начинаешь понимать товарища Маяковского с его поэзией производства. Да, господа, в производстве есть своя поэзия! В литейном цехе вспоминаешь, что ад – штука непридуманная. Там даже серой воняет. В штамповочном думаешь о бренности бытия. В сборочном о ничтожестве человеческом.

За вычетом ВАЗа Тольятти – обычный волжский город. Это, конечно, не Нижний, не Ярославль, но все-таки город со своей старой и новой историей. Основал его Василий Никитич Татищев, государственный деятель и первый историк. Основал как крепость Ставрополь, когда Россия присоединяла калмыков. Ставрополь-на-Волге затопили, когда строили Куйбышевскую ГЭС. Отстроили новый город. Татищеву, чтоб не обижался, поставили в нем памятник.

Литературный уровень тольяттинских писателей весьма высок. Это касается прежде всего поэтов: Лидии Артикуловой, Любови Бессоновой, Аллы Залаты, Владимира Мисюка, Любови Сафроновой, Бориса Скотневского... С интересом прочитал прозу Ивана Подневольного (Юрия Некрасова) и Михаила Аллилуева. Хорошая проза... Итак:

Борис СКОТНЕВСКИЙ. ЛИСТОПАД. Стихотворения. Тольятти, “Современник”, 1998. Тир. 1000 экз.

Борис Скотневский – известный в Тольятти врач и в то же время председатель местного отделения Союза российских писателей. Но прежде всего – хороший поэт.

В стихах его чувство последнего одиночества всегда загадочным образом переходит в чувство последнего родства со всеми. Это его главная лирическая тема:


Между мной и Богом никого:
Ни врага, ни друга, ни любимой.
Между мной и смертью ничего –
Только время, хлещущее мимо...
Мне никто не может помешать
И помочь...

И вторая тема, очень важная, – быстротечность жизни. Есть у Скотневского замечательное стихотворение об этом:


И вроде бы не делал зла,
Из-за угла не бил коварно, –
А все ж бездарно жизнь прошла,
А только жизнь прошла бездарно.

Теперь попробуй удержи,
Обняв ее до смертной дрожи.
Уходит жизнь, уходит жизнь, –
И чем бездарней, тем дороже.

Скотневского в Толятти любят. Я это заметил. Мне многие об этом говорили.

Лидия АРТИКУЛОВА. НА ИСХОДЕ ЛЕТА. Стихи. Тольятти, “Современник”, 2000. Тир. 1000 экз.

На наших встречах с толяттинскими писателями Лидия Артикулова все больше молчала. Потом уже в поезде я прочитал ее стихи в книге.


Обнаженные кроны осенних деревьев,
Отраженные в небе, стоят, не дыша,
Так прекрасны последним своим откровеньем,
Будто чья-то открытая миру душа.
День, распахнутый настежь,
У зимы на пороге,
Светом входит в меня, откровенен и чист.
Но, печален и тих, наземь падает лист.
И нечаянно сердца коснется тревога.
Вдруг поймешь, как он мал – уходящий твой день...
И от мысли одной
Станет зябко и больно.
Вот в такие мгновенья приходит невольно
Откровенье в природу и в души людей.

У Артикуловой удивительно тонкое переживание природы, соединенное с грустным взглядом на присутствие человека в этом печальном и прекрасном мире. Но при этом она вовсе не антисоциальна. Ее заботит всё:


…С тяжелых надгробий мальчишечьи лица
Без боли и страха привычно глядят.
А им никогда, ничего не приснится,
Как прежде, не встать по команде в наряд.

Над ними не властны житейские сроки,
Ни дружеский оклик, ни пули врагов.
И чьей-то рукою начертаны строки...
Но боль материнская выше всех слов.

С тяжелых надгробий, присыпанных пылью,
Светлы и беспечны улыбки ребят.
И ангелов черных опущены крылья,
И черные трубы беззвучно трубят.

Кто эти мальчики? Скорее всего это павшие в Великой Отечественной. А может, в гражданскую? С чьей стороны? Поэт этого не уточняет – и правильно делает. Самое главное в этом стихотворении – переживание кладбища (так и хочется сказать: кладби2ща) как элемента мира, элемента, если угодно, мировой жизни. Крылья опущены, но трубы трубят...

Владимир МИСЮК. ВОСЬМИСТИШИЯ. Тольятти, “Парус”, 1997. Тир. 500 экз.

Владимир МИСЮК. ВЕЧНЫЙ СЮЖЕТ. Тольятти, ООО ”Литературный центр”, 1997. Тир. 1000 экз.

Стихи Владимира Мисюка привлекают редким сочетанием веселого хулиганства и грусти, почти отчаяния.


…Лиза – яблочко, огурчик...
Все старанья кувырком!
Видно не был наш амурчик
Ворошиловским стрелком.

Это совсем уж хулиганское, но в то же время, как мне показалось, “с приветом” Михаилу Кузмину. А вот другое:


Ночь темна и сыра.
Ветер сбрендил с ума.
Вновь глаза до утра
Закрывают дома.
…………………..

Лишь в клубящейся мгле,
Горделиво одна,
Не качаясь в седле,
Проплывает луна.

Алла ЗАЛАТА. ОТГОЛОСКИ. Стихи. Тольятти, “Современник”, 2000. Тир. 1000 экз.

Стихи Аллы Залаты в хорошем смысле слова “почвенные”, от земли.


Алексеевка – малая родина!
Словно маковка в поле – цвела...
А теперь перекошена, сгорблена...

Но есть в ее стихах и общемировое зрение:


Из подспудных
            глубин бытия
возрождается память моя.
Прибегает коварно к уловкам
бестолковая жизнь со сноровкой.
В суете
      быстротечного дня
ближе к Богу, чем к дьяволу, я.
Век свой бег замедляет устало...
Может, это конец?
       Нет!!!
                Начало...

Виктор ПОЛЕВ. ЦВЕТЫ РАЗДОЛИЙ. Тольятти, “Современник”, 2001. Тир. 1000 экз.

Стихи-сюжеты, стихи-рассказы..

Есть очень тонко подмеченные детали, очень точно подобранные слова:


Ногами много истопталось
Лесных дорог...
Я положил свою усталость
На свежий стог...

Сильная сторона Виктора Полева – озорная интонация:


А мне радостно,
А мне весело,
Что немало мне
Жизнь отвесила.
– По загривку?..
– Нет! Все по темечку,
А я кланяюсь
Ей и времечку...

АНГЛИЙСКИЕ НАРОДНЫЕ БАЛЛАДЫ В ПЕРЕВОДАХ ГЕНРИХА БЛОНСКОГО. Тольятти, Литературное агентство Вячеслава Смирнова, 2001. Тир. 300 экз.

Вячеслав Смирнов – писатель, энтузиаст, издатель, выпускает в Тольятти альманахи и книги. Вот и английские народные баллады тоже.

ЧЕТВЕРТОГО – УНИЧТОЖИТЬ! А. АЛЕКСЕЕВ, В. СМИРНОВ, В. ЮЖАКОВ. Тольятти, Литературное агентство Вячеслава Смирнова, 2001. Тир. 250 экз.

На последней странице этого поэтического сборника написано: “На этой странице вы можете переписать за авторов наиболее не понравившиеся вам произведения. В таком случае вы станете Четвертым Автором книги”. См. название...

Петр ЕВСТИГНЕЕВ. КИКИМОРА. Сборник стихов. Тольятти, “Современник”, 1999. Тир. 1000 экз.

Автор надписал мне книгу так:


О, не пустынны эти берега,
Литература здесь кипит и дышит.
О, сколько песен Волга сберегла,
Москва о них должна услышать.

Слышим, слышим! У Евстигнеева в стихах есть весьма любопытные повороты. Например:


Мой дом панельный смотрит хмуро,
Здесь двадцать лет моих живут...

То есть дом отдельно, двадцать прожитых лет отдельно, автор отдельно. И между ними какие-то отношения. Это правда – очень любопытный поворот темы...

P. S. Очередность рецензий не отражает никаких предпочтений рецензента и не выстраивает “иерархии” имен. Просто алфавитный принцип в данном случае так же неуместен, как отсутствие оного в телефонной книге



© 1996 - 2017 Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал" | Адрес для писем: zhz@russ.ru
По всем вопросам обращаться к Сергею Костырко | О проекте