Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Октябрь 2002, 10

Титульный лист

АРМЕН ДЖИГАРХАНЯН, ВИКТОР ДУБРОВСКИЙ. Я ОДИНОКИЙ КЛОУН. М., “АСТ–ПРЕСС КНИГА”, 2002.

Марина Цветаева утверждала: “Человеческая беседа – одно из самых глубоких и тонких наслаждений в жизни: отдаешь самое лучшее – душу, берешь то же взамен, и все это легко, без трудности и требовательности любви”. Беседа и составляет основу книги “Я одинокий клоун”. Беседуют любимый наш актер Армен Джигарханян и заведующий литературной частью Театра имени Вл. Маяковского Виктор Дубровский. Их знакомству уже более тридцати лет, и потому разговор идет без утайки. Обо всем. О жизни, о театре, о политике, о кино, о профессии. Текст дополнен некоторыми ранее опубликованными статьями и интервью, а также богато иллюстрирован.

ХАРУКИ МУРАКАМИ. ХРОНИКИ ЗАВОДНОЙ ПТИЦЫ. Роман. (Серия “Бестселлер”.) М., “Издательство Независимая Газета”, 2002.

Попытку вместить всю Японию в рамки одной литературно-художественной конструкции предпринял один из самых популярных писателей Страны восходящего солнца. Харуки Мураками, лауреат литературной премии “Иомиури”, присуждавшейся прославленным Кэндзабуро Оэ, Кобо Абэ и Юкио Мисима, уже достаточно широко известен в России. К впервые выходящему на русском языке роману “Хроники Заводной Птицы” некоторые критики примеряют джойсовские масштабы: здесь и письма, и сны, и воспоминания, и газетные вырезки, и – дань времени – обращение к Интернету.

МУЗЫКАНТЫ МИРА. Биографический словарь. М., “Большая Российская энциклопедия”, 2002.

От античности до наших дней – вот охват словаря. Представлены сведения о композиторах, оперных и симфонических дирижерах, хормейстерах, певцах, исполнителях-инструменталистах, музыковедах, фольклористах, музыкальных критиках, эстетиках и философах, оперных режиссерах, мастерах музыкальных инструментов, крупнейших меценатах и антрепренерах. Принципиальная новизна словаря состоит в особом обращении к русскому музыкальному зарубежью, а также к представителям современного исполнительского искусства и творчеству композиторов, творчество которых развивается начиная с последней трети ХХ века. Всем хорош словарь. Вот если бы еще не досадные опечатки...

АЛЕКСАНДР ГОЛЬДШТЕЙН. АСПЕКТЫ ДУХОВНОГО БРАКА. М., “Новое литературное обозрение”, 2001.

Согласно “ Словарю литературоведческих терминов”, эссе – жанр критики, литературоведения, характеризующийся свободной трактовкой проблемы, в коем автор не заботится о систематичности изложения и аргументированности выводов. Именно поэтому в книге А. Гольдштейна соприсутствуют картинки современного быта и размышления о культуре и искусстве; наброски (порой весьма резкие) к автопортрету героя-автора соседствуют с литературными портретами Юкио Мисимы, Милана Кундеры, Махатмы Ганди и Саши Соколова.

БОРИС РОМАНОВ. ЛЮДИ И НРАВЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ. Историко-бытовые очерки: XI-XIII вв. (Серия “Памятники русской исторической мысли”.). М., “Территория”, 2002.

Лукавая штука история. Книга-то написана в 40-е годы прошлого столетия. А мы держим ее в руках только сейчас. Потому как автор, выпускник Петербургского университета, во времена легендарные оказался на строительстве Беломорканала. За основу книги взято изучение такого своеобразного литературного памятника Древней Руси, как “Моление Даниила Заточника”. Даниил, его время и окружение - вот область интересов автора, которому вернули возможность заниматься любимым делом уже в сорок с лишним лет. А нам дали возможность окунуться во времена, о которых знаем мы не так уж много.

НИКОЛАЙ КЛИМОНТОВИЧ. ДАЛЕЕ - ВЕЗДЕ. М., “ВАГРИУС”, 2002.

Зато нам кажется, что уж о временах нынешних знаем мы все. В этом нас спешит разуверить Николай Климонтович. Правда, предпослав занятному повествованию подзаголовок, предупреждающий, что все нижеизложенное – “Записки нестрогого юноши”. А в таких записках может встретиться все, что угодно, как правда, так и некое мифотворчество. Тем более когда речь заходит о литературной ситуации 60-80-х годов, о богемной жизни. Читаешь, вспоминаешь, сравниваешь. А ведь верно, именно так пилось, гулялось, трепалось и в литературу входилось. Многие подтвердят. Как подтверждается и неписаное, но царящее ныне правило: сейчас мемуары о литературе, увы, гораздо интереснее самой литературы.

МАРИО КОРТИ. ДРЕЙФ. М., “ВАГРИУС”, 2002.

Автор родился в Италии, детство провел в Аргентине, в молодости работал в Германии, затем оказался студентом в Милане, работал экскурсоводом и переводчиком итальянского посольства в Москве, в дальнейшем – издатель и правозащитник, сотрудник радиостанции “Свобода”, шеф ее Русской службы, живет в Праге. И вдруг взял да и написал книгу малоформатной прозы на русском языке. Так мы обрели еще одного русского писателя. Который с нашенской пристальностью взялся исследовать собственную биографию и обнаружил раздвоение, растроение личности, а заодно и массу любопытных исторических сведений. В том числе и о других личностях. Как справедливо заметил в послесловии Андрей Битов: “Обаяние русского языка распространяется и на тех иностранцев, которые им пользуются”.

ВАДИМ МЕСЯЦ. ЛЕЧЕНИЕ ЭЛЕКТРИЧЕСТВОМ. Роман. М., “Терра”, 2002.

Отрывки, первоначально рассыпанные по различным изданиям (“Литературная газета”, Ex Libris), воспринимались настороженно. Если Марио Корти написал книгу по-русски и ему как бы авансом многое прощалось в случае чего, то живущий в Америке соотечественник мог подозреваться в том, что разучился писать по-нашему. И некоторые подозрения оправдались. Многофрагментный роман, поделенный на две большие части (“Восток”, “Запад”) явно больше тяготеет к Западу. Стилистикой, темпераментом, ритмом. А также динамикой, заводной, не дающей скучать. И поначалу кажущийся разноголосицей хор всех проявлений западной цивилизации в конце концов начинает звучать складно. Другое дело, что не каждому отечественному уху приятны звуки сии.

Д.ТОКАРЕВ. КУРС НА ХУДШЕЕ: Абсурд как категория текста у Д. Хармса и С. Беккета. М., “Новое литературное обозрение”, 2002.

Казалось бы, двух великих абсурдистов ХХ века объединяет только дата рождения: 1906 год. Но и Хармс, доживший лишь до 1942 года, и Беккет, достигший европейской и мировой известности в 50-х, в своем творчестве сумели выразить сходное ощущение непреходящего ужаса перед гнетущей бессмысленностью и бесформенностью бытия. В книге Д. Токарева проделан сравнительный анализ творчества русского и ирландского писателей, обнаруживающий поразительные аналогии в литературе абсурда, стремящейся уничтожить самое себя.

Александр ЯКОВЛЕВ

Версия для печати