Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Октябрь 2001, 11

Генрих ЛЯТИЕВ о кн. Михаила Мельтюхова "Упущенный шанс Сталина"

Два агрессора

Михаил Мельтюхов. УПУЩЕННЫЙ ШАНС СТАЛИНА. Советский Союз и борьба за Европу: 1939—1941 (документы, факты, суждения). (Серия “Военные тайны XX века”.) М., “Вече”, 2000.

Круг вопросов в объемистой книге кандидата исторических наук Михаила Мельтюхова настолько широк, что затронуть их в одной рецензии абсолютно нереально. Поэтому, оставив другим рецензентам прочие, мы рассмотрим только три вопроса: готов ли был СССР к войне с гитлеровской Германией? Так ли уж неожиданно напал на нас противник? Носило или нет германское вторжение превентивный характер?

Российская наука лишь в последние годы получила доступ к тем документам, что были старательно попрятаны архивистами под предлогом секретности. Многие источники информации более чем полувековой давности упорно хранятся “под сукном” по воле (кажущейся неразумной, если не сказать: преступной) неких людей, стремящихся во что бы то ни стало сохранить не принадлежащие им тайны. Более того, какая-то часть документов нашей истории, содержание коих особенно компрометирует военно-политическое руководство Советской России и — за-тем — СССР, определенно была уничтожена.

Потому проблема состояния Вооруженных Сил СССР в предвоенные годы исследована слабо, отсюда разнобой в оценках специалистов. М. Мельтюхов на основе материалов Российского государственного военного архива говорит об образовании и динамике в 1938—1940 гг. воинских формирований Красной Армии (общим штатом свыше 3 млн. человек). Одно их перечисление в книге дает неплохое представление о той колоссальной военной мощи, какой располагала наша страна еще с 1928 г., когда начался отсчет сталинским специализированным пятилеткам, отдававшая почти все свои силы военному строительству.

В период бурного и целенаправленного организационного развития Красная Армия, естественно, была обеспечена современным вооружением, и этот факт, озвученный Сталиным на знаменитом приеме выпускников военных академий в Кремле 5 мая 1941 г. и отраженный в трудах советских ученых-традиционалистов (например, в книге “Крах фашистской агрессии. 1939—1945” академика А. Самсонова), выбивает почву из-под ног всех тех оппонентов Мельтюхова

(Д. Проэктор, Ю. Горьков, О. Вишлев, Г. Куманев, В. Жухрай, П. Торощин, Г. Городецкий и т. п.), которые твердят, не осознавая, что наряду с искажением правды еще и унижает нашу страну и народ: СССР не был готов, по формулировке А. Печенкина (“Отечественная история”, 1995, № 3), “не только наступать, но и квалифицированно отразить фашистскую агрессию”.

В книге приводится таблица “Вооруженные силы великих держав и Польши летом 1939 г.”, из которой видно, что миролюбивая страна победившего социализма имела самые крупные в мире армию и подводный флот.

Что и говорить, СССР был готов (не зря же большевики на протяжении почти трех пятилеток — можно сказать, на костях народа, ждавшего, “когда нас в бой пошлет товарищ Сталин”,— проводили милитаризацию страны!), причем настолько, что военно-политическое руководство вынашивало план превентивного нападения на, казалось (только не Сталину!), непобедимую Германию. Вот уж кто не был готов к войне (с СССР), так это Германия, причем катастрофически,— это весьма убедительно доказывают В. Суворов (“Самоубийство”, 2000), И. Бунич (“Операция “Гроза”, или Ошибка в третьем знаке”, книги 1 и 2, 2000) и признают в мемуарах “недобитые фашистские генералы”.

СССР тщательнейшим образом готовился к войне, причем к наступательной, всесокрушающей, на территории противника и — обязательно — справедливой. К такой же войне готовилась и Германия. С начала 1941 г. для обеих сторон этот процесс перешел в заключительную стадию, что, как пишет Мельтюхов, “делало начало советско-германской войны неизбежным именно в 1941 г., кто бы ни явился ее инициатором”. Автор продолжает: “Обе стороны в своих расчетах исходили из того, что война начнется по их собственной инициативе” (планы “Барбаросса” и “Гроза”).

“Первоначально вермахт готовил вторжение на 16 мая, а Красная Армия — на 12 июня 1941 г.,— читаем далее в книге.— Затем Берлин отложил нападение, перенеся его на 22 июня, месяц спустя то же сделала и Москва, определив новый ориентировочный срок (6 или 15 июля.— Г. Л.). К сожалению, то, что известно сегодня, было тайной в 1941 г., и советское руководство допустило роковой просчет”: позволило немцам напасть первыми. Очевидно, “тайной” автор книги называет не что иное, как дату 22 июня. Ничего, кроме удивления, это, а равно и его утверждение, будто “советская разведка не смогла представить в Кремль доказательства того, что Германия летом 1941 г. нападет на СССР”, вызывать не может. Потому что за неделю до вторжения, 15 июня, поступило сообщение Рихарда Зорге: “Война будет начата 22 июня” (это знает у нас теперь любой), а 16 июня — от берлинских источников “Корсиканец” и “Старшина”: “Все готово к нападению”. Другое дело, что данным разведки, а также сигналам от советского посольства и торгпредства в Германии, от президента США, от премьер-министров Великобритании и Китая в Кремле не было придано должного значения — в угаре подготовки “своей войны”.

И Германия напала, опередив СССР на считанные недели или даже дни. Известно высказывание престарелого

В. М. Молотова (его воспроизводит и автор книги): “Время упустили. Опередил нас Гитлер!” А бьющий первым, всяк знает, способен победить даже заведомо более сильного противника или же причинить ему весьма чувствительный урон без особого вреда для себя. Это и случилось. За две с половиной недели войны СССР потерял 815,7 тыс. человек (Германия — 79 тыс.), 21,5 тыс. орудий и минометов (1 тыс.), 11,8 тыс. танков (0,4 тыс.), 4 тыс. самолетов (около 0,9), а за весь кошмарный 1941 год наши людские потери выразились астрономической цифрой — 3 млн. солдат и офицеров, что составило 90% численности формирований передовых эшелонов Красной Армии.

Как известно, “восточный поход” провалился. Даже в самых благоприятных условиях первого этапа схватки задача разгрома СССР оказалась не по плечу Германии, поскольку германское командование имело неверное представление о силе Красной Армии. Нападение было политической ошибкой Гитлера, и с самого начала все военные потуги его войск были обречены на неуспех. Недаром есть свидетельства, что “фюрер” обронил как-то: “Если бы я знал, что Россия так сильно вооружена, мне было бы намного труднее решиться на этот поход” (см.: В. Суворов. Самоубийство).

Почему же СССР не напал на Германию до 22 июня 1941 г.? Очень может быть, что однозначного ответа на этот “гамлетовский” вопрос мы не получим никогда: уничтожена (?) источниковая база. Одно ясно: ни о каком общем превосходстве германской армии над Красной Армией к моменту начала конфликта речь идти не должна.

И последнее. Мельтюхов утверждает: сторонники тезиса о “превентивной войне Германии против СССР” попадают в глупое положение (эка крепко сказано! — Г. Л.), пытаясь доказать, что Гитлер решил сорвать советское нападение, о подготовке которого он на деле ничего не знал. Неожиданный для концепции книги поворот! Позволим себе усомниться в его корректности. “Ничего не знать” о “телодвижениях” советской военной машины, о развернувшейся в стране “лихорадочной подготовке к нанесению упреждающего удара по вермахту” (формулировка В. Данилова — см.: “Отечественная история”, 1995, № 3) германская разведка, как бы ни была она плоха, просто не могла: не в вакууме же она работала! Просто удивительно, что серьезный историк Мельтюхов придерживается противоположного мнения и даже кладет его в основу своего тезиса. Слухи о том, что Советский Союз ведет усиленную подготовку к войне с Германией, витали далеко по обе стороны от нашей границы, о чем, кстати говоря, пишет и Мельтюхов.

Точка зрения М. Мельтюхова: “Версия о “превентивной войне” вообще не имеет ничего общего с исторической наукой, а является чисто пропагандистским тезисом Гитлера для оправдания германской агрессии” — не кажется совершенно неуязвимой, и против нее можно выдвинуть ряд возражений. Тем не менее ее разделяют сейчас многие историки — как отечественные (Б. Соколов, Л. Безыменский, не говоря уже о “традиционалистах” школы Ю. Горькова), так и зарубежные (в том числе немецкие), и она, таким образом, имеет полное право на жизнь, по крайней мере до тех пор, пока не будет обоснованно опровергнута.

...А все-таки плюрализм, полемика — великая вещь! С известных пор она нам строить и жить помогает, она скучать не дает... Судите сами: вслед за этой работой М. Мельтюхова то же издательство в той же серии выпустило книгу непримиримого оппонента — “горьковца” В. Жухрая “Роковой просчет Гитлера”. В ней также описан предвоенный период 1939—1941 гг., но, невзирая на однотипное название, конечно же, с совершенно иным подтекстом.

Нескучно жить на этом свете, господа!

Версия для печати