Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Октябрь 1998, 3

Если не теперь

(Юрий ГЕРТ. Эллины и иудеи)


Если не теперь

Юрий Герт. ЭЛЛИНЫ И ИУДЕИ. Саратов, «Еврейский мир», 1996.

Книга Юрия Герта увидела свет на шесть лет позже, чем была написана. Впрочем, судьба «Эллинов и иудеев» в творческой биографии писателя не уникальна. Его романы «Кто, если не ты?..», «Лабиринт», повесть «Лгунья» и другие произведения с трудом прорывались сквозь рогатки цензуры и порой дожидались публикации десятилетиями. Теперь это не кажется странным: за последние годы чего мы только не узнали о том, по какому поистине тернистому пути шли к читателю 60—80-х годов искренние, откровенные книги, посвященные как теме культа личности, так и общественным проблемам послесталинского государства.

Но отчего же для новой книги Ю. Герта печальная история повторилась в 90-х, в эпоху демократических свобод?

Документальное повествование Ю. Герта поднимает вопрос, во все времена актуальный для нашего многоязыкого отечества,— вопрос национальный. События, положенные в основу «Эллинов и иудеев», произошли десять лет назад. В алма-атинском журнале «Простор» готовилась публикация, преследовавшая откровенно провокационную цель. Журнал пытались намеренно вовлечь в отвратительную антисемитскую кампанию, развязанную в те годы обществом «Память» и обслуживающей российских черносотенцев прессой во главе с «Советской Россией» и «Нашим современником».

Писателю и его единомышленникам не удалось предотвратить публикацию, хотя в дело оказались вовлечены не только литераторы, журналисты, читатели, но и представители местных и столичных властей. Ю. Герт, проработавший в «Просторе» более двадцати лет, ушел из журнала, выразив тем свой протест против настроений, нагнетаемых в редакции. Его протестом против набиравшей силу национально-патриотической истерии стала и книга-документ «Эллины и иудеи». Жанр ее определить нелегко. Пожалуй, вернее всего было бы назвать ее романом-эссе, в котором неторопливый рассказ о событиях, перевернувших жизнь писателя и его семьи, задевших его друзей и близких, внезапно сменяется философско-публицистическими авторскими отступлениями. Книга, как заявлено в предисловии, знакомит читателя с «историей России, с круговоротом идей, бурлящих в ней уже два века, — от Чаадаева до Солженицына и Сахарова, от классиков-славянофилов до “Протоколов сионских мудрецов”». В текст вплетены древние истины Талмуда и параграфы нюрнбергских законов, отрывки из статей Владимира Соловьева и цитаты из писаний нынешних юдофобов.

Обилие разнородных материалов обернулось, к сожалению, композиционной рыхлостью, снижающей общее впечатление от книги.

И все же гражданское, гуманистическое ее звучание не может оставить равнодушным. «...разве дело только в антисемитизме? — риторически вопрошает автор.— А Казахстан?.. разве русские («имперская нация»!), которые и раньше в этой республике считались людьми второго сорта (третьим были евреи), не дискриминируются там теперь еще откровенней, чем прежде?.. А Таджикистан... гражданская война, идущая там уже не один год? А Чечня, кровавая рана, боль и позор России?.. Любая ксенофобия жестоко мстит за себя... Камень, брошенный в другого, вернется и ударит тебя».

Вопреки всему мир един и не делится на эллинов и иудеев. Человечество должно осознать это сейчас, иначе оно окажется перед лицом катастрофы всемирного фашизма в самых крайних его проявлениях. Недаром в талмудическом трактате «Авот» рабби Нафана сказано: «Если не теперь, то когда же?»

Быть может, роман-эссе Юрия Герта долгих шесть лет пролежал в столе именно потому, что и поныне не найдено ответа на этот вопрос...

А. ЦЕЙС



Версия для печати