Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Архив:

2018
1 2 3
2017
1 2 3 4
5 6
2016
1 2 3 4
5 6
2015
1 2 3 4
5 6
2014
1 2 3 4
5 6
2013
1 2 3 4
5 6
2012
1 2 3 4
5 6
2011
1 2 3 4
5 6
2010
1 2 3 4
5 6
2009
1 2 3 4
5 6
2008
1 2 3 4
5 6
2007
1 2 3 4
5 6
2006
1 2 3 4
6
2005
1 2 4 5
6
2004
1 2 3 4
5 6
2003
1 2 3 4
5 6
2002
1 2 3 4
5 6
2001
1 2 3 4
5 6
2000
1 2 3 4
5 6
1999
1 2 3 4
5 6
1998
1 2
НЗ представляет № 115 номер журнала

В 2017-м наступает столетие революции 1917 года в России. Понятие «революция» мы берем здесь в самом широком контексте. Февраль и Октябрь 1917-го, поменяли не только политическое и социально-экономическое устройство обществ, составлявших Российскую империю, они во многом изменили мир. Сегодня наследие 1917-го -- предмет ожесточенных идеологических дискуссий и даже политической борьбы. Редакция «Неприкосновенного запаса» посвятила два номера (115-й и 116-й) столетию главной революции в истории современной России.

115-й выпуск «НЗ» задает теоретические и региональные рамки разговора о революции 1917 года, как об историческом событии. Концептуальному обсуждению революции в исторической перспективе посвящены сразу несколько разделов выпуска.

115-й номер открывается эссе Александра Кустарева «100 лет советской демократии» (авторская рубрика «Политическое воображаемое»). Дав краткий очерк советской демократии, ее устройства и механизмов, Кустарев делает довольно парадоксальное предположение об актуальности этого опыта сегодня, приведя в качестве примера набирающую силу -- в условиях деградации многопартийной демократии Запада -- концепцию делиберативной демократии.

Теоретический аспект, связанный с историческим опытом 1917 года и универсальностью его последствий, представлен в первом тематическом разделе, который называется «Революция как форма истории». Философ и социолог Йохан Арнасон анализирует само понятие «революции» как исторического события -- его длительность, отличительные черты, место в концепции «множественных модернов», которую Арнасон развивает в других своих работах. Михаил Масловский дает комментарий к этому тексту Арансона, указывая на связь концепции «множественных модернов» с идеями Макса Вебера. Обсуждение «революции» как события, имеющего бóльшую длительность, нежели принято считать в историографии и политологии, продолжает Георгий Дерлугьян в статье «Советская революция 1905--1945: тезисы к первому столетию». Автор помещает революцию 1917 года не только в значительно более широкие хронологические рамки (свое рассуждение Дерлугьян начинает с доисторического периода, переходя затем к традиционным аграрным обществам), но и в глобальный исторический контекст. Нынешние дискуссии по поводу значения -- и даже определения -- событий 1917-го в России, могут быть прекрасно проиллюстрированы первой фразой из статьи Дерлугьяна: «В ноябре 1987 год при нашем первом знакомстве Иммануил Валлерстайн обескуражил меня вопросом: “Откуда такая уверенность, что 7 ноября, скажем для надежности, 2017 года в столице СССР состоится парад к столетию событий, само название которых к тому времени, вполне вероятно, будет вызывать большие разногласия?”». Тему 1917 года и идеи множественных модернов продолжает Игорь Кобылин («“Провинциализация” революции: цивилизационный подход на постколониальном повороте»). Автор анализирует трансформацию революции 1917-го из события всеобщего, универсального значения в чисто локальное, национальное, связанное с традициями «русского общества», «русской культуры», -- именно такую «национализацию» претерпел 1917-й в работах современного российского публициста «левопатриотического направления» Сергея Кара-Мурзы.

К данному тематическому разделу примыкает два интервью с философами, чьи исследования связаны с революционными теориями и идеями построения справедливого общества. Ричард Маршалл беседует с Тоддом Мэем, американским философом, соавтором теории постструктуралистского анархизма, и с Лизой Херцог, автором книги «Свобода не только для богатых: в защиту правильного понятого либерализма».

Тему трансформации универсалистского пафоса революции 1917 года при его столкновении с национальными движениями, местными контекстами, разнообразными историческими и культурными традициями развивает второй большой раздел 115-го выпуска НЗ -- «Национальное лицо революции». Его открывает статья Александра Шубина «Революция и нация (1917--1920 годы)». Автор предлагает краткий очерк того, как «национальные территории» бывшей Российской империи реагировали на революционные события -- и как эти события приобретали разнообразные региональные черты. Об этом же -- статья Константина Тарасова «Антиимперская революция. Национальные окраины и распад Российской империи». Тарасов фокусирует внимание на важнейшем -- часто недооцененном -- аспекте 1917 года: на том, что это было не только движение против «старого режима» и против эксплуататорских классов. Эта была в том числе и антиколониальная война, что автор и демонстрирует на примере нескольких губерний бывшей империи, от Прибалтики до Закавказья и Бессарабии. Как разворачивалась революция и последующие события в Туркестане -- тема статьи Адиба Халида. Любопытную аналогию между распадом Российской империи в 1917-м и распадом Австро-Венгрии в 1918-м проводит Александр Бобраков-Тимошкин («“Сегодня в России, а завтра и у нас!” Чешские споры о русской революции»), предлагая подробный обзор того, насколько деятели чешского национального движения (ставшие лидерами Первой Чехословацкой республики) двойственно относились к 1917 году в России. Вадим Дамье воссоздает биографию индийского революционного активиста М.П.Т. Ачарьи (1887--1951), трансформацию его политических взглядов, его все более напряженные отношения с победившими большевиками и то влияние, которое оказал на него 1917-й.

Любопытной иллюстрацией к главной теме второго раздела этого номера «НЗ» стало эссе британского архитектурного критика и публициста Оуэна Хэзерли «1917-й и я» («Культура политики»), в котором он рассказывает о детстве, проведенном в окружении коммунистических идей (родители Хэзерли придерживались крайне левых взглядов). Латвийский писатель Паул Банковскис в эссе «Рождение милиционера из духа революции. Случай Латвии» («Очерки нравов») рассуждает о том, как многие революционные понятия (в данном случае, «милиция» в значении «вооруженного народа») обрели абсолютно противоположный смысл в послереволюционной советской жизни. Наконец, Александр Суслов в разделе «Case Study» предлагает читателям интересный сюжет, связанный с общей темой «универсальное versus национальное в революции». Речь идет о творчестве Генрика Сенкевича и его отношении к революции 1905--1907 годов в Российской империи, в частности, в ее польских областях.

Завершает 115-й номер «НЗ» библиографический раздел. Он включает в себя рецензии на последние публикации в связи со столетием революции. Здесь необходимо отметить обзоры Рональда Суни, Марка Эделе и Сергея Долуцкого.