Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Неприкосновенный запас 2011, 3(77)

Из дневника преподавателя философии

Михаил Юрьевич Немцев (р. 1980) – социальный антрополог, философ. Преподаватель Новосибирского государственного университета экономики и управления и Новосибирского государственного технического университета, также работает в журнале “60 параллель”.

 

Михаил Немцев

Из дневника преподавателя философии[1]

14 апреля 2008 года

В субботу принимал зачет по религиоведению в одном местном институте. Я этот курс не читал, но преподаватель уволился, по знакомству попросили меня. Институт этот еще недавно располагался в отдельном офисе на ул. ***, но его оттуда почему-то “попросили”, и теперь он рассредоточен по городу. Я принимаю зачеты в их временном головном офисе. Это класс обычной средней школы. Там нет телефона, поэтому, чтобы поговорить с менеджером, надо звонить на специальный корпоративный сотовый (видимо, его не выносят из офиса) и четко объяснять, с кем именно ты хочешь поговорить.

Принимал зачеты прямо в школьном коридоре. Его расширение превращено в класс: поставлены парты и скамейки, у преподавателя – отдельный стол, только доски за спиной не хватает, но повесить ее все равно было бы некуда: там дверь на лестницу, и через нее то дети пробегают, то крадется учительница. Но доска и не нужна – это же зачет.

Зачет следует принимать так: студенты (заочники) должны принести с собой рефераты, и можно их спрашивать по тексту реферата. Можно и не спрашивать, просто собрать у всех зачетки и проставить зачеты – никого из “начальства” не интересует, что ты с ними делаешь. Но можно, конечно, поспрашивать. Перед зачетом они делают вид, что перечитывают принесенные с собой тексты, и кое-кто их действительно, наконец, прочитывает. Рефераты повторяются, так что по каждой теме существует один стандартный текст с минимальными изменениями (кегль, шрифт, орфография), его почти все и подсовывают. Излюбленных тем очень немного: “Ислам в современном мире”, “Православные праздники” (как вариант – “Православные таинства”), “Современный протестантизм”, “Религия индуизма”, еще одна-две. Интересно вот что. Интернет очень обширен, однако все, кто приносит текст про “ислам в современном мире”, приносят один и тот же текст. “Религия индуизма” – то же. Как так получается? Ответ один: они копируют этот текст друг у друга. Но для этого им нужно встретиться до зачета, и организационно это сложнее, чем по отдельности залезть в “Яндекс”. Другой ответ: в учебно-методическом комплекте (УМК) в описании курса есть набор стандартных тем для реферата, и прежний преподаватель продиктовал им эти темы, может быть, даже продиктовал названия сайтов, где материалы для написания рефератов (так это стыдливо называется) можно брать. Но я все же уверен, что по запросу “современный протестантизм” хоть “Рамблер”, хоть “Яндекс” выдаст более одного реферата. Так откуда такое единодушие? Тем более, что тот реферат, который они все дружно мне приносят, во-первых, плохо написан, во-вторых, написан явно очень давно. Впрочем, они все равно его не читают, так что в конце концов интерес мой – совершенно досужий.

Студенты садятся по очереди передо мной за стол. Я пролистываю принесенный ими реферат (первые два раза читал, но за несколько итераций со всеми уже ознакомился), задаю вопросы по тексту. Смотрю в зачетке оценку по философии: что поставили уважаемые преподаватели В. или Н. (это мои друзья, они тут работали – привет, ребята!)? Если “отл.” – это добрый знак, если “удовл.” – это настораживает. Эта оценка никак не влияет на зачет, который я поставлю (я все равно его поставлю), но у того или той, кто сидит напротив, появляется для меня хоть какая-то личная история. Этот кто-то напротив – обычный хороший человек. Мне нравится, что я за два часа успеваю пообщаться с таким количеством хороших людей и чуть-чуть даже проникнуть в их жизни. Кто-то с обручальным кольцом, кто-то приезжает из Маслянино, кому-то завтра в рейс – она проводница поезда “Новосибирск–Харьков”. Конечно, я засчитаю принесенный ею реферат по философии вместо религиоведения – все равно женщина не понимает, в чем разница, а 400 рублей за реферат уже отдала (и виновен в этом не жираф, не она и не я, а руководство “Российских железных дорог”, которое обязало тетеньку иметь высшее образование, вот она его и получает как может). Кто-то ходит на курсы эзотерики и приносит реферат по теме “эзотерика”, кто-то интересуется тоталитарными сектами (реферат, правда, все равно про индуизм)… Такие разные люди проходят мимо меня. Я делаю строгий вид, чтобы хоть немного поддержать престиж преподавательской корпорации, иногда ворчу, иногда грубо прикалываюсь вслух. Не так уж чтобы грубо – студентки смеются, я же на них работаю… Студенты волнуются, им кажется, что зачет можно не получить. Да, с первого раза можно не получить! Вчера двоих “отправил на пересдачу” – они вообще не читали принесенные с собой тексты, интересно, прочитают ли за неделю. Вдруг прочитают.

Несмотря на бессмысленность происходящего, мне это занятие – такое вот “преподавание” – нравится. Это не преподавание какой-нибудь там философии, конечно, – это просто перформансы. Установить контакт с аудиторией и два с половиной часа получать удовольствие от общения. Все равно у меня никаких программных обязательств – научить тому-то или тому-то. Могу говорить, о чем хочу, как хочу… Хотелось бы думать, что мое появление перед этими людьми дает им редкую возможность прикоснуться к гуманитарному знанию, что-то выяснить для себя полезное… но в таком пафосном духе я уже давно не думаю. Это было бы чересчур наивно. Вообще, какой может быть образовательный процесс в школе, где в мужском туалете вообще нет двери, а прямо в его дверной проем упирается длинный коридор через весь третий этаж, в другом конце которого я и сижу? Раз уже нет образования, можно общаться! Вот и общаюсь.

…Меня обогатили двумя словами: “исламцы” (“Ну, буддисты верят в Будду, а исламцы тоже в кого-то верят, в другого”) и “католизм”. Услышал пару раз и громко объявил: кто еще произнесет “католизм” на зачете по религиоведению, может быть свободен! Выспросили, как я хочу, чтоб они говорили, и начали контролировать себя.

 

18 апреля 2008 года

Работа в таких коммерческих учебных заведениях, как ***, развращает. Система работает контрпродуктивно: никак не на качество образования. Я могу усадить пятнадцать человек в аудиторию, собрать зачетки, проставить зачеты по курсу, который не читал, и через семь минут быть свободен. А могу их парить полтора часа, но зачем, если они по курсу не знают ничегои вполне можно и так? Это всех абсолютно устраивает – и удивительно, что мне до сих пор никто даже не намекнул на деньги и тому подобное. Все-таки хорошие у нас ребята. Вслед за расслабленным отношением к своему делу, вероятно, следует бесчестие. Всеобщность академического бесчестия современной России. Все подрабатывают в таких вот институциях. Бежать из таких шараг, бежать!

 

8 сентября 2008 года

Подошла сегодня после семинара студентка, причем чуть ли не лучшая в группе, и говорит: я вот читала-изучала ваш ЖЖ... Вы такие страшные вещи про Россию пишете... Неужели все так безнадежно? Ага, говорю, как раз и пишу, чтобы закошмарить, даже тэг специальный есть. Как-то, говорит, совсем безнадежно получается... Странная ситуация, именно что не знаешь, как слово наше отзовется…

 

31 октября 2008 года. Защитил вчера кандидатскую по истории философии

Перед защитой консультировался с разными людьми, как вести себя на защите. Вот почти дословные цитаты:

 

“Защищающийся, он уже – никто, имярек. Его главная задача – не испортить процесс. Но при этом надо демонстрировать чувство экстаза, что ты, мол, допущен перед этими достойнейшими людьми представить свое творение...”

Не надевай жилетку перед защитой. Жилетка имеет сложную культурную семантику. Жилетка Ленина, жилетка Влада Листьева... не надевай жилетку, надень просто пиджак. Ну и что же, что жарко?!”

“При ответах на вопросы незачем устраивать из защиты семинар. Отвечай кратко, и при этом незачем брать того, кто задает вопросы, за яйца, и оппонента тем более не следует брать за яйца”.

“В любом ответе должна быть ссылка на диссертацию – “Это есть в диссертации” (даже если там этого нет), – и вообще всегда помни, что защищаешь не доклад, а диссертацию”.

“Поэтому универсальный план ответа: 1) спасибо за вопрос, это есть там-то в диссертации; 2) ну, может быть, это недостаточно проработано в диссертации; 3) еще раз спасибо за вопрос”.

“Оппоненты не будут задавать вопросов. Не принято. Если какой-нибудь прыткий аспирант превращает защиту в семинар и портит процесс, это уж дело присутствующего научного руководителя этого молодого человека приструнить”.

“Но вообще будь готов, что возникнет ситуация, описанная в рассказе Шукшина “Срезал””.

 

14 февраля 2009 года. Возможно ли высшее мастерство в философии?

Можно ли быть в философии мастером? Применимо ли это слово вообще к философствованию? Можно быть мастером поэзии, можно быть мастером боевых искусств. Бывают ли мастера в метафизике, антропологии, эстетике? Мне кажется, в своей жизни я видел всего несколько человек, стремящихся в своих философских усилиях достичь максимума, дойти до края, шагнуть дальше. Может быть, это и не мастерство – но, по крайней мере, стремление достичь предела… хотя бы это. Кто такой мастер философии? Хотя бы каков может быть миф о таком мастере?

 

19 июня 2009 года. Что такое обычный курс “философии” в современном российском вузе?

Допустим, заочник. Жена, маленький ребенок. Работает, скажем, диспетчером на железной дороге. Руководство обязало сотрудников получить высшее образование. Всех сотрудников. Пошел, куда деваться, на заочное, а к тому же – интересно! По выходным подрабатывает где-то там, где устроился. Занятой человек. И вот этот заочник, проучившись год с переменным интересом (на какой-то средней специальности, не самой престижной, не самой отстойной – ну, антикризисный менеджмент, например, или психология), попадает на “философию”. Философии этой – 16 аудиторных часов.

Перед собой наш студент видит... ну, скажем, юношу в аккуратном костюме и узком галстуке, давно небритого (то есть с бородой), а глаза такие умные-умные. Или же серьезного мужчину, лет сорока, по роже видно – в обиду себя не даст. Однако чаще всего перед ним оказывается некая в прошлом очень обаятельная женщина лет 40–60, которая, вплыв в аудиторию, раскладывает на преподавательском столе какие-то многочисленные распечатки, обхватывает микрофон (поточная же аудитория) и, крепко задумавшись, начинает читать.

Первое занятие. Что такое философия? Это любовь к мудрости. Наиболее общие мировоззренческие проблемы. Теоретический уровень мировоззрения. Отличать от религиозного, то есть догматического мышления. Ложные претензии церковной реакции (это optional). Но и не впадать в другую крайность: сциентизм, который... Модус свободного ума. Когито эрго сум.

Второе занятие. Древние греки. Вечерами пили пиво, ели рыбу (это приходит на ум из песни Паперного, а не цитата из лекции). Пифагор, Гераклит, Демокрит, Сократ и антропологизм в философии. Платон. Платон. Платон. Платон и его “Государство”. Платон.

Третье занятие. Аристотель. Еще немного Платон. Стоики. Вернемся чуть назад: софисты. “Человек есть мера всех вещей”. Стоики и Эпикур. Счастье – в чем оно? Поздние стоики. Лукреций. Ну, тезисно, нет времени, извините.

Четвертое занятие. Средневековье. Патристика. Как сказал Аверинцев (цитата) и написал Лосский (цитата), хотя вот Лосев (цитата), а до него опять-таки Лосский (цитата). Августин – почему он “бл.”? Потому что. Восток и Запад, схоластика. Ансельм и онтологическое доказательство бытия бога (шум в зале). Ранняя схоластика: Эуригена. Поздняя, или высокая, схоластика: Фома Аквинат. Был толст и добродушен. Совсем поздняя схоластика: Дунс Скот, о котором никто ничего толком не знает. В России – увы, мрак.

Пятое занятие. Галилео Галилей – творец экспериментальной физики. Новое время. Бэкон. Идолы рынка. Идолы площади. Идолы чего-то там еще. Индуктивный метод. Против Аристотеля. Декарт. Когито эрго сум. Лейбниц: человек-компьютер. Как писал Рассел, давал фрейлинам советы об обустройстве личной жизни и был скуповат. Протестантская этика и дух капитализма.

Шестое занятие. Ах, мало времени, мало. Эмпиризм. Немецкая классическая философия. Кант – гражданин мира. Кант – философ Просвещения. Вернемся к Просвещению. Рациональность. Рационализм. Разум – ratio. Кстати, кто смотрел фильм “Распутник”? Книжка лучше. Дени Дидро и энциклопедия. Французская революция как практическое воплощение идей. Когда королю отрубили голову (шум в зале). Немецкая классическая философия – наследник эпохи Просвещения. Кант. Фихте. Шеллинг. Гегель. Поздний Гегель. Маркс – отнюдь не гегельянец. Фейербах и антропологический принцип.

Седьмое занятие. Маркс. Шопенгауэр. Кьеркегор. Конт. Позитивизм. Базаров и его лягушки. Спенсер. Лев Толстой. Ницше. Фрейд. Неокантианство.

Восьмое занятие. Последнее. Обсуждение зачета. Темы контрольных в учебно-методическом комплекте. Да, сдать на кафедру. Что значит – “послать по почте”? Никаких послать!

...Наслушавшись этой ахинеи, наш заочник пробегает еще раз глазами отрывочный конспект и начинает готовиться к письменной работе, которую надо ведь сдать, чтобы быть допущенным к зачету. Через два месяца – в общем, скоро. Он открывает УМК, находит свой вариант (его номер совпадает с последней цифрой номера зачетки), а там предлагается высказаться о Владимире Соловьеве. Он находит книгу этого Соловьева в “Яндексе”, там же обнаруживает пачку высказываний о нем и за полтора часа собирает из этого стройматериала пятнадцатистраничный текст. Внимание: студент знает, что текст должен выглядеть философично. И вот она, философичность: “пользуясь нерешенностью вопроса об онтологическом статусе материи, современники Соловьева пытались указать на гносеологические тупики материалистического мировоззрения, дабы...” Распечатав работу, студент-заочник оставляет ее на кафедре, через две недели на сайте университета обнаруживает напротив своей фамилии “зачт.”, приходит на письменный или устный зачет, сдает его и уходит. На работу. Занавес. Философия прошла мимо этого человека, надежно защищенного от нее академическим заговором.

Я сегодня в этой довлатовщине тоже участвовал, а теперь сижу и думаю: как бы так сделать, чтобы этого не было? Всего этого – я имею в виду. Академического заговора. Философия всех ведь касается, а мы ее превратили в такое вот непотребство...

 

Комментарий Ольги К.

Интересно, а какова же у вас программа для заочников-философов?

 

Ответ

У меня лично? По ситуации (я смотрю на группу, ее интересы и склонности, плюс на собственное настроение), но примерно такая. Смерть неизбежна. Телевизор – пульт дистанционного управления телезрителем. Счастье возможно. Любовь. Платон и созерцание умозрительного. Символ пещеры. “Пир”. Декарт: очевидность как ценность. Когито эрго сум: одиночество и свобода. Маркс и освобождение людей. Кто читал Ленина? Капитализм и отчуждение. Субкультуры. Опять Платон. Св. Григорий Палама и догмат об обожении. Буддизм. Свобода. Страх. Смерть. Взрыв мозга. Как раз 16 часов и получается...

 

Комментарий Екатерины Т.

…Да, всегда за такое очень грустно. Тем более, что в масштабах всей страны, на всех специальностях... А потом доктора в больничке шутят, как попадешь: “Кем работаете?” – “Философию преподаю”, – “Т-а-ак, философам все будем делать без наркоза”. Это как же их достали наши дорогие коллеги.

 

Ответ

Преподаватели философии представлены во всех российских вузах. Это один из самых массовых предметов. Возможно ли массовое движение преподавателей философии и родственных дисциплин за повышение качества? “За философию”, вообще?

 

Комментарий Екатерины Т.

…Можно просто быть вполне истовым догматиком... Прямо видно, как из какой-то части студентов философского факультета вытанцовывается именно это. Своеобразная философическая религиозность, что ли. Догма как костыль. Вот его и любят. Искренне, искренне, чего там. Не такие с преподавания философии выгоды, чтобы притворяться?

 

Ответ

Кстати, ты, видать, права. Я как-то не задумывался. В системе философского образования происходит почти дарвиновский отбор догматиков, которые склонны к созданию схоластических систем. Они к 25 годам все в мире себе уже объяснили. Не суть важно – с помощью Леви-Стросса, Маркса или Секацкого. И дальше всю жизнь будут именно так объяснять всем остальным, “воспроизводить некий дискурс”. Религиозность – не религиозность, но именно – догматизм. С таким мышлением и диссертации писать проще, – а значит, догматики быстро остепеняются и успешно карьерно растут, публикуясь в журналах, руководимых их учителями. В целом имеют больше возможностей выжить и закрепиться в системе. Пожалуй, в Германии при неокантианцах, а потом при феноменологах вроде было точно так же. Мандарины воспроизводили мандаринов. И вот что с этим делать, спрашивается?

 

7 сентября 2009 года

По пути на работу читал в маршрутке “Новые карты будущего” Сергея Переслегина и, вдохновившись, начал курс по философии с того, что философия – это подготовка к будущим войнам. Зачитал из книжки описание кризиса, в которое вступило человечество и перспективы которого пугающи. Студент спросил: а как же ядерное оружие, если будущие войны, вы говорите, будут войнами за сознание? На пальцах объяснил понятие ядерного сдерживания. Война за сознание, говорю, это очень просто: вы просыпаетесь и понимаете, что хотели “А”, но это было неправильно, а надо хотеть “Б”, – это просто значит, что вы уже проиграли. Вот и вся война! Он не поверил. Пришлось рассказать, что в уставах российских вооруженных сил до сих пор описано хождение в атаку цепью.

 

14 сентября 2009 года

Как специалист я согласен с тем, что “современные философы – это подобие международной банды цыган-конокрадов, которые при любой возможности с гиканьем угоняют в темноту последние остатки простоты и здравого смысла” (Виктор Пелевин. “Македонская критика французской мысли”)[2].

 

7 октября 2009 года

Принесли на кафедру работы заочников, которые я не принял весной (это были не просто распечатки, а бессмысленные распечатки). На одной – абсурдно-романтическая надпись неизвестной мне рукой, вероятно, секретаря заочного деканата: “Был допущен к экз., т.к. уезжает работать вахтовым методом”.

 

11 октября 2009 года

...Если не говорить со студентами о трансценденции, о смерти, о том, что Россия скорее всего обречена на не столь отдаленную (и скорее всего незаметную) смерть, и о героях прошлых веков, то зачем вообще нужно преподавание философии? Не для того ведь, чтобы рассказывать об этих Фалесах, Аристотелях и позитивизмах. Все это – чушь. Но как доходит до серьезного разговора, они мне говорят: у каждого свое мнение (мировоззрение, представление о чем-либо и так далее). Я отвечаю на это: “У вас этого – своего – быть не может”. Они же думают, что “свое” – это то, что в собственной голове, будь оно – там – трижды и безнадежно чужим...

 

18 ноября 2009 года

В следующем году вводится федеральный образовательный стандарт нового (третьего) поколения. Это не новость, хотя эта тема почему-то очень мало обсуждается даже в профессиональных сообществах. Различные дисциплины должны будут развивать компетенции у студентов, и эти компетенции должны быть четко прописаны в учебных программах. Так вот, какие компетенции развивает вузовская философия как учебный предмет – вопрос чрезвычайно темный.

Размышляя о том, зачем нужна философия в вузе – не в связи с темой “компетентностного подхода” […] – недавно составил список компетенций, которые развивает философия у тех, кто с ней каким-то образом знакомится, даже не занимаясь при этом философией углубленно (или же профессионально). Список незаконченный, точнее, не доведенный до окончательного вида; но теперь я знаю, чего ожидать от собственной педагогической деятельности (по крайней мере, в качестве воображаемой цели).

Итак, что дает “философия” – основы философского образования – нефилософам?

1. Умение аргументировать = умение выстраивать рассуждение = умение доказывать.

2. Исторически подходить к миру и обществу = способность видеть и узнавать “новое”, отличая его от “старого”.

3. Уметь ставить вопросы о сущности, то есть обсуждать (и проблематизировать) существование или несуществование вещей, отношений, явлений, законов, норм и так далее.

4. Уметь формулировать принципы своего мировоззрения = объяснять ценностные основания своих поступков.

5. Формулировать проблемы своего мировоззрение, то есть осознавать и прояснять, чего именно я не знаю и не могу объяснить.

6. Уметь анализировать происхождение собственных идей = объяснять историю собственного мировоззрения.

Понятие “мировоззрение” здесь используется, в общем-то, интуитивно. Я не хотел бы его сейчас обсуждать, но на самом деле, более подходящего слова я сейчас найти не могу. Понятие “мировоззрение” – важная часть наследия советской философии, попользуемся им пока.

 

19 декабря 2009 года

Господь на Своем Суде ВАКовский список учитывать не будет. Потому и нам особенно им грузиться не следует.

 

18 декабря 2009 года. Конец семестра

Появляются студенты, которые весь семестр пропускали занятия. Некоторых я вообще не помню и только по спискам вижу, что они были один-два раза. “Почему не ходили?” – спрашиваю их я. “Я работаю!” – отвечает она или он. “Очень хорошо, – говорю я, – но на занятия-то надо ходить!” “Я работаю, я не могу!” – говорит он или она с таким видом, как будто мои преподские претензии неуместны. Работает человек, некогда ему на занятия ходить. Вопрос: откуда они взяли, что “работа” – это уважительная причина не ходить на занятия? Работаете – ну и учитесь заочно или вообще не учитесь в вузе! Так ведь нет, поступают, потом учатся платно, чтобы заплатить за учебу, работают, а поскольку работают, не ходят на занятия, то есть не учатся. (А те, кто не ходят на занятия, как правило, не способны хорошо сдать экзамен по той причине, что самоорганизации и самообучению подавляющее большинство из них не обучены; те, кто обучены, ведут себя совсем по-другому.) И удивляет эта надежда, что оно как-нибудь так само получится – зачет там, экзамен... преподаватель же войдет в положение, в конце концов... Так вот: не войду.

 

 

______________________________________

 

1) В статье приведены заметки, которые я делал в своем “Живом журнале” mnemtsev.livejournal.com в 2008–2009 годах, когда преподавал философию в нескольких вузах Новосибирска (чем занимаюсь и сейчас). Записи чуть сокращены, даты сохранены. Мне кажется, они интересны для этнографии вузовской философии. Оставлены некоторые существенно важные комментарии ЖЖ-френдов.

2) Распечатал цитату, повесил на кафедре, коллеги через неделю сняли.

Версия для печати