Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Неприкосновенный запас 2011, 2(76)

Медвежья услуга Екатерины Великой

Об одной английской карикатуре: к 220-летию Очаковского кризиса

Андрей Анатольевич Россомахин (р. 1973) - искусствовед.

Василий Михайлович Успенский (р. 1985) - искусствовед.

 

Андрей Россомахин, Василий Успенский

 

Медвежья услуга Екатерины Великой.

Об одной английской карикатуре: к 220-летию Очаковского кризиса[1]

 

“Леди Ди сообщила мне необычайное известие. Екатерина-цареубийца [Catherine Slayczar][2] послала за мистером Фокнером и пожелала, чтобы он заказал для нее бюст Чарльза Фокса, она собирается поместить его между Демосфеном и Цицероном (умничанье, усвоенное ею от ее французских сочинителей, - наши школьники сочли бы это ниже своего достоинства) за то, что его красноречие спасло две великие нации от войны, против которой он выступал: надо понимать, что мир, несомненно, достигнут. Она не могла придумать ничего хуже, чем адресовать комплимент мистеру Фокнеру, посланному мистером Питтом, то есть в конечном итоге самому Питту, который из всех людей на свете более всего не любит мистера Фокса. Мистер Фокс же не тщеславен и не падок на лесть, да и хорошо ее распознает”.

 

Такое письмо 28 июля 1791 года сэр Хорас Уолпол послал своей знакомой мисс Бери[3]. Записки статс-секретаря Екатерины Александра Храповицкого доносят до нас прямую речь уже самой императрицы:

 

““Требую мраморный бюст Фокса, с которого, сделав бронзовый, поставлю на колоннаде, подле Демосфена, он красноречием своим не допустил Англию до войны с Россиею”. - Я [Храповипкий]: “II se croira trop honore” - “Non, je ne puis autrement exprimer ma reconnoissance” [“Он сочтет, что его удостоили чересчур большой чести” - “Ну, нет, я не могу иначе выразить мою признательность”]”[4].

 

Мраморный бюст Чарльза Фокса работы Джозефа Ноллекенса прибыл в Россию 8 сентября 1791 года, а на следующий год для Царского Села была изготовлена его бронзовая копия. Позже, в 1793 году, когда Фокс выступил в поддержку Польши, бюст был поспешно снят, однако сегодня он вновь на своем месте в Камероновой галерее. Мраморный оригинал выставлен в Галерее истории древней живописи в Эрмитаже. Но вернемся на 220 лет назад - к весне 1792 года.

Скандальный жест русской императрицы обсуждался в то время во всех английских гостиных. Не могли обойти его стороной и карикатуристы, откликнувшись в течение года четырьмя сатирическими гравюрами. Среди них и интересующая нас гравюра “Возвышение патриота”[5] Джеймса Сэйерса, известного симпатиями к партии вигов, в которую входил премьер-министр Уильям Питт. Для него это был отличный повод выставить лидера оппозиции Чарльза Фокса как предателя национальных интересов.

Более того, Питт сам приложил руку к созданию одной из карикатур, посвященных истории с бюстом Фокса. Он сочинил высмеивающее Фокса стихотворение[6], сопровождающее карикатуру Джеймса Гилрея “Проект новой галереи бюстов и картин”. Возможно, и сам замысел этого листа принадлежал Питу[7].

Гравюра Сэйерса, однако, вышла на два дня раньше листа Гилрея - 15 марта 1792 года. На карикатуре толстозадая Екатерина взбирается по лестнице, чтобы собственноручно водрузить бюст Фокса на почетное место в своей скульптурной галерее (в действительности это была открытая колоннада Камероновой галереи в Царском Селе). Пытаясь следовать моде на все античное, императрица даже нацепила на себя вместо короны лавровый венец. Но великие ораторы древности не оценили ее стараний - их статуи ожили и, будучи не в силах стерпеть позорного соседства, бросились бежать. Цицерону пытается помешать в этом помощник Екатерины - русский медведь с антропоморфным строением тела, - он кусает латинского ритора за ногу. Свою неприязнь к Фоксу Сэйерс выразил также в способе поднятия бюста: петля, охватившая его шею, напоминает удавку в лапах русского медведя[8].

О причине “возвышения” Фокса напоминает карта Причерноморья под ногами медведя, на которой обозначена крепость Очаков, а также лежащее на императорском троне донесение, информирующее Екатерину о предотвращении войны:

 

“Меморандум: Чрезвычайный посол докладывает, что ваши агенты преданы Вашему Величеству и противостояли вооружению [Англии]; голосовали против министра [Питта], [получив] незначительное большинство; осыпали бранью баланс сил, написав на стенах большими буквами “Нет русской войне””.

 

Под царским троном (с комичными ножками и подлокотниками в виде двуглавого орла) изображена свернувшаяся клубком собачка, едва заметная из-за плотной штриховки и раскраски. Безмятежная собачка добавляет комизма гравюре, где ожили даже статуи; кроме того, она, возможно, отсылает к портрету императрицы с собакой, попавшему в поле зрения Сэйерса, или же художник так обыграл привязанность императрицы к этим домашним животным. Известно, что с 1770 года любимой породой Екатерины были английские левретки. Позднее широкую известность получил портрет работы Владимира Боровиковского “Екатерина II на прогулке в Царскосельском парке” (1794), где она изображена с любимой левреткой Земирой[9]. Таким образом, даже собака, изображенная на карикатуре Сэйерса, связана с Англией.

Согласно карикатуре (но не реальности), “свято место” в галерее Екатерины не пустовало и раньше: еще недавно в почетной нише помещался бюст другого англичанина - Джона Пола Джонса. Теперь он уныло стоит у подножия лестницы, с завистью взирая на нового избранника[10].

Джон Пол Джонс - личность весьма примечательная. Знаменитый “морской волк”, начавший свою карьеру на торговых кораблях в родной Англии, затем, будучи не в ладах с законом, он предложил свои услуги Североамериканским колониям и с 1775 года настолько успешно сражался против Англии в составе американского флота, что весной 1788-го был приглашен на российскую службу в чине контр-адмирала[11]. Он был удостоен личной аудиенции у Екатерины и сразу же отправлен на войну с турками, где сыграл важную роль во взятии Очакова, командуя гребной флотилией и оказывая содействие сухопутным войскам Суворова.

Там же, в Крыму, Пол Джонс, прозванный на родине Черным пиратом, а в русских документах именуемый Павел Иванович Жонес, был торжественно посвящен запорожцами в казаки (поменяв при этом свою веру на православную!). Джонс выдвинул проекты создания в Крыму колоний по примеру американских и формирования совместной русско-американской эскадры в Средиземном море как гарантии мира в Европе. Ему прочили пост командующего Балтийским флотом, но из-за интриг и обвинения в изнасиловании Джонс в 1789 году покинул Россию[12]. Таким образом, Сэйерс на своей карикатуре уравнял парламентария Фокса с авантюристом-пиратом, предавшим родину и воюющим на стороне противника.

Над нишей с бюстом Фокса помещено заключенное в овал изображение мучительной смерти римского полководца Марка Атилия Регула. Тот, пять лет пробыв в карфагенском плену, был отправлен в Рим для заключения мирного договора. Однако, оказавшись в сенате, он стал уговаривать римлян не складывать оружие, а затем, оставаясь верным клятве, данной неприятелю, вернулся в Карфаген на верную смерть. По одной из распространенных версий, его заточили в бочку с шипами и уморили бессонницей. Подвиг Регула, по мысли карикатуриста, пример истинного патриотизма и прямая противоположность действиям Фокса, уговорившего англичан не вступать в войну с Россией.

Кстати, не исключено, что подтекстом язвительно-саркастичного заглавия карикатуры про “патриота” Фокса стал знаменитый афоризм Самуэля Джонсона, выдающегося критика-памфлетиста эпохи: “Патриотизм - это последнее прибежище негодяя” (Patriotism is the Last Refuge of a Scoundrel). Этот афоризм, произнесенный Джонсоном в лондонском Литературном клубе 7 апреля 1775 года, был направлен против демагогических приемов политических противников партии вигов. Впоследствии фраза стала крылатой.

Отметим, что первоначально название карикатуры было другим, но и в нем обыгрывалась тема патриотизма: The Reward of Patriotism (“Награда за патриотизм”).

Осталось прокомментировать последний элемент карикатуры. В левом углу, за бюстом Джонса, пылятся ящики с картинами из Хоутон-Холла - знаменитой коллекции старых мастеров, в 1779 году проданной Екатерине II наследниками бывшего премьер-министра, сэра Роберта Уолпола (и в их числе Хорасом Уолполом, чье письмо цитировалось выше). Потеря этой коллекции (почти двести холстов, включая работы Рубенса, Рембрандта, Ван Дейка, Тениерса, Пуссена, Мурильо, Гвидо Рени, Сальватора Роза, Луки Джордано) была воспринята в Англии как национальный позор.

Таким образом, Сэйерс соединил в данном листе не только злободневную сатиру на политического оппонента Чарльза Фокса, но и напомнил все актуальные эпизоды русско-английских отношений, что могли уязвить патриотические чувства англичан. По сути, на одном листе художник дал визуальный дайджест последнего пятнадцатилетия: усиление России в Причерноморье; британцы на службе у императрицы Севера; продажа бесценной коллекции; фиаско политики Питта, стремившегося весной 1791 года развязать войну с Россией (в историографии это получило название “Очаковского кризиса”); агенты влияния Екатерины II в британском парламенте…

Перед нами своеобразная обратная сторона русской англомании XVIII века.

 

____________________________________

 

1) Статья представляет собой фрагмент готовящейся к изданию книги “Россия глазами Запада: 100 лет русской истории в отражении английской сатирической гравюры (1730-1830-е гг.)”. Книга станет первым масштабным исследованием по данной теме, вводящим в оборот множество сатирических листов “золотого века” британской карикатуры.

2) Это прозвище, вероятно, восходит еще к июньскому дворцовому перевороту 1762 года, после которого Хорас Уолпол, автор знаменитого готического романа “Замок Отранто”, одним из первых обвинил Екатерину в мужеубийстве. Это обвинение рассматривалось как особенно тяжкое и противоестественное преступление; оно-то в первую очередь и определило демонизацию русской императрицы европейским общественным мнением, особенно в последнее десятилетие ее царствования.

3) Miss Barry’s Journals and Correspondence. From the Year 1783 to 1852. London, 1866. Vol. I. P. 321.

4) Храповицкий А.В. Памятные записки А.В. Храповицкого, статс-секретаря императрицы Екатерины Второй. М., 1862. С. 243.

5) В собрании Эрмитажа находится уникальный раскрашенный экземпляр карикатуры Сэйерса; все иные известные ее экземпляры без раскраски.

6) George M.D. English Political Caricature to 1792. A Study of Opinion and Propaganda. Oxford, 1959. P. 214-215.

7) В заглавии карикатуры, по всей видимости, содержался намек на то, что эту галерею для прогулок и философских бесед русской императрице построил английский архитектор Чарльз Камерон. Эта жестокая карикатура подписана каламбурным псевдонимом Peter Burgh (то есть Питер Бург): в центре листа все тот же бюст Фокса, а прямо над ним изображена увенчанная императорской короной веревочная петля с издевательской надписью: “Супружеская любовь: лекарство от геморроидальных колик”. Лист недвусмысленно намекал на причастность Екатерины к убийству мужа, ведь в официальном заключении о смерти Петра III был указан именно этот диагноз.

8) Попутно отметим, что в последние пятнадцать лет XVIII века изображение России в образе медведя становится в Англии устойчивой карикатурной традицией, а к эпохе Крымской войны это уже общеевропейское клише. К концу XIX века “медвежья метафора” укоренилась на всех континентах и вплоть до сегодняшнего дня медведь является главной персонификацией России и русскости - как в зарубежной карикатуре, так и в политической риторике, и в журналистских опусах. См. ряд наших работ по этой теме, в частности: Россомахин А., Хрусталев Д. Россия как Медведь: истоки визуализации (XVI-XVIII век) // Границы. Альманах Центра этнических и национальных исследований Ивановского государственного университета. Вып. 2: Визуализация нации. Иваново, 2008. С. 123-161. Один из “медвежьих” карикатурных сюжетов рассматривался в том числе и на страницах “Неприкосновенного запаса”: Они же. Россия как медведь // Неприкосновенный запас. 2008. № 1(57). С. 132-140.

9) См.: Бурлаков А. Собачьи радости великих: Екатерина II (http://history-gatchina.ru/owners/dog/ekaterina.htm).

10) Отметим, что впервые Екатерина и Пол Джонс “встретились” на голландской карикатуре 1780 года “Loon na Werk 1780”.

11) В 1785 году США объявили о запрете каперства. Национальный герой и основатель флота США Джон Пол Джонс поселился в собственном доме в Париже, где его и нашли резиденты Екатерины. Примечательно, что практически одновременно с Джонсом на русскую службу едва не завербовался и артиллерийский поручик Наполеон Бонапарт…

12) Мемуары Пола Джонса стали источником приключенческих романов Фенимора Купера (“Лоцман”), Александра Дюма (“Капитан Поль”) и Германа Мелвилла (“Израиль Поттер. Пятьдесят лет его изгнания”). Подробнее о Поле Джонсе (1747-1792) см., в частности: Поляков А. Джон Пол Джонс - адмирал Российской империи, основавший ВМФ США // Правда.ру. 2006. 28 февраля (www.pravda.ru/world/northamerica/usacanada/28-02-2006/77668-jones-0); Стрекаловский Ю. Здесь жил Джон Пол Джонс // Квартальный надзиратель. 2005. № 27. С. 274-276.

Версия для печати