Опубликовано в журнале:
«Неприкосновенный запас» 2008, №3(59)

Публичность приватных дневников: об идентичности в блогах Рунета

Ирина Владимировна Костерина (р. 1977) -- социолог, ведущий специалист научно-исследовательского центра «Регион», преподаватель Ульяновского государственного университета.

 

Ирина Костерина

 

Публичность приватных дневников: об идентичности в блогах Рунета

 

Блоги[1] стали настолько привычной частью повседневности российских юношей и девушек, что не замечать их и игнорировать их значение просто невозможно[2]. Подчеркивание молодежного характера аудитории неслучайно: по данным «Яндекса»[3], средний возраст наших блоггеров -- 22 года. Западный исследователь Дуглас Рашкофф отмечает, что «типичный образ современного юноши или девушки обязательно связан с возрастающим влиянием Интернета, пользователи которого бродят по глобальному виртуальному пространству, собирая и делясь информацией, и совершенно не зависят от институциональной власти»[4]. По статистике, 91% блоггеров заводят персональный дневник до 30 лет, а 51% «ЖЖистов»[5] принадлежат к возрастной группе от 13 до 19 лет. Что касается распределения по гендерному признаку, то большинство пишущих блоггеров составляют девушки -- около 65%[6]. В то же время интернет-дневники -- это не только деятельность по созданию блога, но и огромная паства читателей, которые нередко сильно отличаются по своим социо-демографическим характеристикам от авторов. В частности, читатели блога -- более взрослые люди, как правило, офисные служащие, у которых не хватает времени или отсутствует потребность в ведении собственного дневника, но которые регулярно читают полюбившиеся им блоги, откуда черпают не только эмоциональные откровения, но и новости, философские размышления и общественно-политическую и экономическую аналитику.

По состоянию на осень 2007 года, русскоязычная блогосфера (2 миллиона блогов) составляет всего 3% от мировой, но зато растет существенно более высокими темпами. За последние полгода она увеличилась на 74%, в то время как мировая -- на 41%[7]. Самой популярной службой в России по-прежнему остается американская LiveJournal.com[8], но по общему количеству блогов и новых сообщений в день ее почти догнала российская LiveInternet.ru. Вместе с тем суточная аудитория посещающих эти службы пользователей пока разнится существенно -- 600 тысяч и 160 тысяч соответственно. Интересен собирательный портрет пользователя русскоязычной блогосферы. Его возраст на LiveJournal -- 26 лет, а на LiveInternet.ru и Diary.ru -- 19 и 20 лет. Девушка-блоггер[9] не только основной автор, но и главный читатель записей в других блогах. По данным агентства TNS Gallup на февраль 2007 года, в аудитории поиска по блогам доля москвичек в возрасте от 12 до 17 лет почти вдвое больше, чем других столичных пользователей Интернета.

 

 

Мифы о конструировании и придумывании себе псевдоличностей в блогосфере, кажется, развенчаны окончательно: люди не хотят пользоваться тем преимуществом, которое воспевали раньше обитатели Сети -- анонимностью и возможностью примерить на себя другую социальную маску. Теории виртуальной идентичности оказались несостоятельными, так как не смогли объяснить и описать самого феномена виртуальной личности ввиду его полного слияния с личностью реальной. Попытки описать «виртуальную идентичность» привели к обнаружению того, что правила, по которым она конструируется, довольно схожи с теми, что существуют в оффлайне. Но в то же время значимость многих обязательных для идентичности признаков в онлайне нивелируется, ибо «никакие аскриптивные категории (пол, возраст, этничность), по идее, не применимы к участникам виртуальных интеракций» и «каждый является тем, что он пишет»[10]. Попытки поиграть в другой пол и возраст теперь характерны разве что для сайтов знакомств, где пишущие манипулируют личными данными, чтобы повыгоднее «продать себя» потенциальному, сексуальному или брачному, партнеру. Игра с идентичностью в блогах часто приводит к раскрытию и публичному порицанию обманщика.

Если несколько лет назад о блогах говорили как о дневниках или персональных страничках, пришедших на смену форумам и чатам, сообществам по интересам или собственному месту в Интернет-пространстве, то развивающиеся блого-практики имели самобытную логику и привели к сложному гибриду, состоящему из приватно-публичных постов[11], собственных правил, своей иерархии. Можно сказать, что современный блог существует в двух различных формах: это письма друзьям или псевдоинтимное СМИ, где создателю важно быть услышанным/прочитанным, поэтому прятаться за придуманной персоной нет смысла. Исключение составляют блоги, основным контентом которых являются фото- или видеоматериалы[12].

В связи с блогами возникает еще один важный вопрос: а кому, кроме друзей и знакомых, адресован этот дневник? насколько он интимен/приватен? Здесь стоит заметить, что интимным может быть только тот продукт, который закрыт и создан исключительно для самого себя; во всех остальных случаях, даже если он предназначен для связи с любимым человеком и близким другом, -- это уже коммуникация, средство самопрезентации.

Возникновение и лавинообразное распространение блогов воспринимается как особый социальный и коммуникативный феномен. И его появление обусловлено теми же социальными силами, которые формируют весь механизм потребления информации о личной жизни других посредством СМИ как важной и обязательной детали современной повседневности. Некоторые западные ученые называют подобное потребление «опосредованным вуайеризмом». Это явление не смогло бы завоевать таких позиций, если бы не сознательное желание не только получать информацию, но и отдавать ее. Так, Чарльз Калверт говорит об «опосредованном эксгибиционизме», который служит четырем целям: 1) самоопределению; 2) общественному утверждению; 3) развитию отношений; 4) социальному контролю[13].

Подобный механизм вполне характеризует и современную ситуацию в блогосфере, в которой участниками преследуются, как минимум, две цели:

-- первая связана с потребностью понимания себя через коммуникацию с другими и подтверждения того, что собственные убеждения и установки совпадают с социальными нормами, находя общественное одобрение;

-- вторая связана с преобразованием личной информации, личного мнения, собственных аналитических идей в «товар», средство манипуляции, и отражает стремление влиять на общественное мнение.

Как мы видим, указанные цели в полной мере присутствуют и в «реальной» жизни. Поэтому вопрос о функциях блогов, то есть о том, почему люди их ведут и читают, становится риторическим: они это делают по той же причине, по которой они вообще совершают интеракции, хотят заявить о себе или поведать/послушать личные истории и просто чьи-то «авторитетные» заявления.

Если же поиск причин ведения блогов все-таки предпринимается, то его инициаторы прибегают к нескольким наиболее типичным объяснениям.

 

1. Блоги как средство комфортного общения

С точки зрения психологии, ведение блогов и вообще интернет-коммункация являются более «мягким», щадящим вариантом общения и презентации себя, что позволяет осуществлять не непосредственную и сиюминутную, а опосредованную и отсроченную коммуникацию. В таком случае многие блоггеры получают возможность с бóльшим внутренним комфортом формулировать свои и реагировать на чужие сообщения, тогда как в оффлайне качеством прекрасного собеседника могут блеснуть далеко не все. Например, Михаил Соколов, ссылаясь на теорию ритуалов Эмиля Дюркгейма, отмечает, что опыт сетевого взаимодействия не слишком эмоционально-насыщен, и приводит примеры стратегических преимуществ коммуникации с помощью блогов[14]. Сама процедура общения также протекает с меньшей долей условностей и жестких правил: в Интернете необязательны требования вежливости, и сразу более или менее понятны контекст и личность, пишущая и отвечающая. Еще одним моментом является перенос акцента с визуальной составляющей, доминирующей при первом знакомстве в оффлайне, на коммуникативную, интеллектуальную, креативную и прочие составляющие.

 

2. Блоги как объединяющий фактор

Данное объяснение связано с рассмотрением блога как средства коммуникации и возможностью с его помощью нивелировать расстояния. Блоги позволяют преодолевать ограничения, накладываемые социальными условностями и аскриптивными категориями. Согласно традиционным представлениям, функция Интернет-сообществ состоит в том, чтобы объединять людей на основании общих интересов и взглядов безотносительно пространства, возраста, пола и социального статуса. Именно такое представление способствовало укоренению иллюзии об «особости», уникальности, свободе интернет-коммуникации. Сегодня подобное восприятие характерно разве что для сетевых «чайников», так как опытные пользователи уже знают: избавившись от одних правил и ограничений, Сеть тут же сформулировала новые, неисполнение которых ведет к соответствующим санкциям. Поэтому гипотеза об объединяющем факторе со временем уступила место противоположному тезису, исходя из которого блоги являются площадкой актуализации и манифестации собственной идентичности и индивидуальности.

 

3. Блоги как пространство свободы

По мнению Екатерины Алябьевой, современные блоги выполняют функцию публичных площадок для формирования и обсуждения идей гражданского общества:

 

«Захватывая “жизненный мир”… “рыночная идеология” превращает добровольные объединения, коммуникацию людей, не имеющую утилитарного смысла, в единственную лакуну для вымещения своих гражданских чаяний и самовыражения»[15].

 

Она сравнивает блоги с английскими пабами, где рождались формы британского парламентаризма, -- только в Сети аудитория в тысячи раз больше, следовательно, блоги превращаются в более влиятельный социальный институт. И дело не в том, что здесь больше возможностей для обсуждения «закрытых» или спорных тем; просто сама среда располагает к этому -- по типу коммунальной кухни. Поэтому все попытки закрыть блоги или управлять ими воспринимаются как посягательство на свободу.

В статье агентства Reuters, размещенной на его сайте[16], блоги преподносятся как единственное место, где россияне, запуганные негласной диктатурой, могут обсуждать общественно-политические темы. Ссылаясь на интервью с российскими социологами, автор говорит, что если на Западе не нужно искать «специального места» для обсуждения политики, книг, каких-либо событий, то в России такое место ищут оттого, что гражданское общество не сложилось. Кроме того, отечественная пресса не дает «возможности своим читателям возразить». Из сказанного можно заключить, что западный человек ведет блог в будничном формате исключительно потому, что остальные темы он успел исчерпать в свободных общественных дискуссиях, в нашем же случае блоги все больше захватывают нишу журналистики[17].

Вообще дискуссия об отличиях англоязычного и русскоязычного сегментов блогов требует отдельного внимания. Евгений Горный пишет, что российский сегмент ЖЖ используется не как дневник, а как способ получения информации и новостей, поиска друзей, социализации, ведения дискуссий и развития совместных проектов[18]. Поддерживает эту идею и создатель сервиса «LiveJournal» Брэд Фицпатрик:

 

«В Америке, как и везде, есть серьезные “общественные” блоги и есть личные дневники. Но последних значительно больше. Американская модель -- человек, говорящий с десятком своих друзей и родственников. У вас же все наоборот. Российский блоггер напоминает мне СМИ, говорящее со множеством людей»[19].

 

В интервью порталу «AdMarket.ru» Стивен Лок, региональный директор PR-агентства «Mmd» по СНГ, указывает на значительные отличия и в составе пользователей ЖЖ:

 

«В большинстве своем это мужчины, которые к тому же старше среднего Интернет-пользователя. И это необычно, потому что в той же Америке, например, политические блоги ведут очень молодые люди»[20].

 

Другой особенностью российской блогосферы он называет ее «серьезный характер». (Иначе говоря, в ней не доминируют «флуд» и «лытдыбр»[21] -- то есть болтовня и записи о личном, присущие форумам и чатам и до сих пор характерные для западной блог-аудитории). По его словам, «важной особенностью российской блогосферы является то, что разговоры в блогах носят очень глубокий характер и касаются крайне важных для общества тем. Так, российские блоггеры очень много внимания уделяют политическим событиям, что наблюдается далеко не во всех блоггерских сообществах за рубежом. Возможно, это связано с тем, что за рубежом в традиционных медиа происходят все те споры, которые уже не имеет смысла переносить в блоги»[22].

По сути, российские блоги представляют собой почти отсутствующие в оффлайне либеральные или оппозиционные СМИ, где автор и читатели имеют возможность обмениваться мнениями. А в современной ситуации аномии, политической нестабильности и неуверенности молодежи в своих силах, состоятельности и зрелости собственных идей, «любимый блоггер» (зачастую журналист или писатель) оказывается авторитетным лидером, оказывающим влияние на формирование мнений. К нему обращаются не с бытовыми вопросами, а скорее за помощью в формировании гражданской позиции: идти или не идти голосовать, участвовать ли в марше «несогласных» или гей-параде. Для самих блоггеров такой уровень доверия конвертируется во вполне реальный капитал: не случайно скрытый маркетинг и пиар в блогах становятся обычным делом, а некоторые блоггеры признаются, что их дневник приносит им от 100 до 4000 долларов дохода в месяц.

 

 

На блогах делают имя и репутацию. Многие журналисты проводят в них онлайн-опросы или просто используют дневник для поиска новых тем (как это делает, например, Наталья Радулова из «Огонька»). Показателен случай Самсона Шоладеми, сделавшего с помощью своего блога паблисити и плавно перешедшего из героев блогосферы на оффлайновую публичную арену: теперь он популярный журналист, телеперсонаж, «эксперт» и завсегдатай ток-шоу. Не исключено, что многие из нынешних тысячников -- пользователей, имеющих более тысячи френдов[23], -- в ближайшие годы тоже станут публичными фигурами. Поэтому блоггеры ведут борьбу за популярность, за репутацию, за количество френдов, а в Сети появляются тексты о том, как раскрутить свой блог. Такие практики довольно точно соответствуют обычному репутационному менеджменту, осуществляемому политиками или звездами шоу-бизнеса: быть заметным, оригинальным, популярным, привлекать поклонников.

Отсюда и одна из очевидных тенденций, которой нельзя не заметить: набирающее обороты влияние онлайна на оффлайн[24]. «Виртуальных людей» узнают в лицо, а происшествия, обсуждаемые в блогах, формируют новостную повестку дня и заметно влияют на культуру. При этом обнаруживается потрясающая способность Сети к консолидации. Попытка создания коллективной идентичности оказалась вполне удачной: флэш-мобы и акции, организуемые через блоги, собирают тысячи участников. Само сообщество, впрочем, все чаще говорит о трендах сетевой индивидуализации и разобщенности. В этом плане, акция под названием «День молчания», или бойкот ЖЖ (да и вся история с противостоянием компании «СУП фабрик»[25]), оказалась вполне знаковой, продемонстрировав способность к кооперации и обозначив устойчивость и «подлинность» Сети, а также зафиксировав желание, по крайней мере, части блоггеров оформить новую коллективную идентичность (пользователи ЖЖ пишут о себе как о «сообществе»). Самый сильный протест и самый показной жест -- удалить свой дневник, что выступает как аналог оффлайновой практике -- уйти, громко хлопнув дверью.

Итак, на блогах зарабатывают деньги и делают себе «лицо», там сформировалась своя иерархия и сложились свои властные механизмы. Самые примитивные из них -- включение пользователя во френд-ленту или, напротив, исключение из нее. Написание комментариев к чужим постам и само чтение чужих дневников -- тоже способ регулирования, так как он отражается на трафике и рейтинге пользователя. Другой ресурс сводится к «праву называть», и им пользуются в основном лидеры мнений. Отчасти функция властного ресурса осуществляется через язык и различные политические неологизмы, типа «кремлядь» и «бушлядь», жесткий стиль общения, нередко ненормативную лексику. В отличие от оффлайновых печатных текстов, здесь нет цензуры. Поэтому, кстати, блогосфера часто идеализируется и изображается как особое пространство, имеющее свою историю, свои правила, своих героев и антигероев, свою иерархию, свой язык. Молодежь активно конструирует собственные идентичности в процессе потребления образов и информации, при этом средства массовой коммуникации, как полагает Бо Раймер, структурируют повседневность молодежи больше, чем любая другая деятельность[26].

Как и любое новое пространство с относительной свободой (или хотя бы ее иллюзией), блогосфера воспринимается как молодежная нонконформистская территория, где нет ответственности и контроля. Инновационный характер сетевых дневников выражает стремление к прогрессивному и новому, которое обычно ассоциируется с молодежной культурой, а ЖЖ-пространство воспринимается как подходящее место для всего протестного и оппозиционного, отрицающего «официальное» и «скучное». Возможности конструирования новых дискурсов выступают для блоггеров способом демонстрации символической власти. Они поддерживают устойчивую иллюзию собственной значимости и того, что блог-пространство является свободной территорией, оккупированной молодежью. Тем не менее, миф о блогах и Интернете как о пространстве безграничной свободы является, по большей части, именно иллюзией пользователей: это пространство иерархично, контролируемо и управляемо. Оно воспроизводит структуру «живых» сообществ, где есть свои правила, своя элита, язык и коллективная идентичность. Российские блоггеры, часто попавшие в ЖЖ через какое-то сообщество, со временем «взрослеют», приходя к пониманию того, что в одной песочнице всем тесно. Тогда они начинают увлекаться взрослыми играми в репутацию, популярность, узнаваемость. Так блог становится работой.



[1] Блог (от английского weblog) -- онлайн дневник. Русскоязычные блоги ведутся в основном на 39 службах размещения дневников -- блог-хостингах. Самыми крупными блог-хостингами, насчитывающими от 50 до 350 тысяч блогов, являются LiveJournal.com, LiveInternet.ru, Diary.ru и другие.

[2] Я выражаю благодарность коллегам из НИЦ «Регион»: Елене Омельченко, Ольге Доброштан и Эльвире Шарифуллиной, вместе с которыми в 2007 году осуществлялось первое исследование блогов (осуществленное при поддержке Института гражданского анализа), позволившее сформулировать ряд ценных идей.

[3] См.: http://company.yandex.ru/press/2008/02-13.xml.

[4]Rushkoff D. Children of Chaos: Surviving the End of the World As We Know It. London: Routledge, 1997. P. 175.

[5] В нашем случае термины «ЖЖ» и «блоги» используются как синонимы, так как именно LiveJournal является лидером по количеству зарегистрированных на нем блоггеров. Поэтому вопрос «А у тебя есть блог?» в России, скорее, звучит как: «а у тебя есть ЖЖ?».

[6]Gorny E. Russian LiveJournal: National Specifics in the Development of a Virtual Community (см.: www.ruhr-uni-bochum.de/russ-cyb/library/texts/en/gorny_rlj.pdf). С уверенностью говорить о достоверности этих цифр нельзя, так как не все блоггеры указывают в своем профиле возраст, пол и место проживания.

[7] www.osp.ru/pcworld/2007/07/4361866/.

[8] Россия сейчас занимает второе место -- 560 275 аккаунтов -- по числу пользователей LiveJournal после США (см. данные на апрель 2008 года: www.livejournal.com/stats.bml).

[9] Гендерная принадлежность «типичного» блоггера вызывает противоречивые суждения. Верно, по-видимому, то, что большинство блогов «личного характера» ведутся девушками, в то время как репрезентируют российскую блогосферу и формируют блог-дискурс по большей части мужские дневники.

[10]Соколов М. Онлайновый дневник, теории виртуальной идентичности и режимы раскрытия персональной информации // Личность и межличностное взаимодействие в сети Internet. Блоги: новая реальность: Сборник статей. СПб.: С.-Петербургский университет, 2006. С. 12.

[11] Пост -- запись в блоге. В день может быть оставлено несколько постов, в зависимости от наличия у их автора времени и желания. Читатели блога имеют возможность оставлять комментарии к заинтересовавшим их постам.

[12] Кстати, именно такой тип блога у одного из самых рейтинговых пользователей, действующего под ником drugoi(drugoi.livejournal.com). Поэтому стать популярным блоггером может не только обладающий большим количеством времени графоман, но и фотограф или просто коллекционер фото- и видеоматериалов. Впрочем, у рейтингов есть другая сторона, связанная с технологиями и PR-технологиями, о чем будет сказано ниже.

[13]Миллер К., Шеферд Д. Ведение онлайн-дневника как социальное действие: жанровый анализ блогов (http://sociologist.nm.ru/articles/miller-shepherd.htm).

[14] См.: Соколов М. Указ. соч.

[15]Алябьева Е. О социальных функциях блогов в современной России // Личность и межличностное взаимодействие в сети Internet… С. 42.

[16] См.: http://today.reuters.com/news/articlenews.aspx?type=inDepthNews&storyID=2006-12-18T141158Z_01_L06662655_RTRUKOC_0_US-RUSSIA-BLOGS.

[17] См.: http://julia.habrahabr.ru/tag/%E1%EB%EE%E3%EE%F1%F4%E5%F0%E0/.

[18]Gorny E. Russian LiveJournal: National Specifics in the Development of a Virtual Community (www.ruhr-uni-bochum.de/russ-cyb/library/texts/en/gorny_rlj.pdf). В этом году в серии «Библиотека журнала “Неприкосновенный запас”» будет опубликован перевод сборника статей, ставшего результатом исследования, проведенного в университете Бохума (Германия): Личное и публичное в русском Интернете / Под ред. Н. Конрадовой, Х. Шмидт, К. Тойбенер. -- Примеч. ред.

[19] Цит. по: www.finiz.ru/it/article1067313/?print.

[20] Цит. по: www.gipp.ru/print.php?id=17345.

[21] Флуд (от английского flood) -- в буквальном смысле: «разводнение», «растворение» основной линии беседы в форуме, блоге, чате не относящимися к ее содержанию вопросами, репликами и так далее. Лытдыбр -- кириллическое написание слова «lytdybr», которое, в свою очередь, представляет собой слово «дневник», набранное при включенной английской раскладке клавиатуры. В ЖЖ часто используется для озаглавливания постов «ни о чем», о «повседневной жизни». -- Примеч. ред.

[22] Там же.

[23] То есть других пользователей данного блог-сервиса, подписавшиеся на чтение постов искомого блога (они автоматически попадают в специальный раздел -- френд-ленту -- их собственного журнала). -- Примеч. ред.

[24] Нашумевшее дело блоггера Саввы Терентьева, обвиняемого согласно формулировке следственных органов «в разжигании ненависти к сотрудникам правоохранительных органов» посредством оставленного 15 февраля 2007 года комментария в ЖЖ, -- пример того, что к блоггерам стали относиться очень серьезно.

[25] Осенью 2006 года Брэд Фицпатрик продал компании «СУП фабрик», основанной американским предпринимателем Эндрю Полсоном и российским бизнесменом Александром Мамутом, лицензию на обслуживание кириллического сегмента ЖЖ. В начале 2008 года «СУП» приобрел всю компанию-разработчика и в скорости опубликовал заявление о скором прекращении создания базовых (бесплатных, безрекламных) аккаунтов в ЖЖ. Это привело к тому, что в русскоязычных блогах появился призыв ничего не писать 21 марта, протестуя тем самым против политики новых владельцев, снижая трафик, а следовательно, и рекламные доходы. Акцию поддержали 15% русскоязычных пользователей.

[26]См.: Reimer B. Youth and Modern Lifestyle // Fornas J., Bolin G.(Eds.). Youth and Late Modernity. London: Sage, 1995.



© 1996 - 2017 Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал" | Адрес для писем: zhz@russ.ru
По всем вопросам обращаться к Сергею Костырко | О проекте