Опубликовано в журнале:
«Неприкосновенный запас» 2005, №1(39)

Что считается терроризмом? Мнение арабской улицы

FaresBraizat- исследователь общественного мнения, сотрудник Центра стратегических исследований Иорданского университета в Аммане. Оригинал статьи опубликован на сайте openDemocracy.net (www.opendemocracy.net/debates/article-2-124-2298.jsp). Редакция благодарит автора и дружественное издание за разрешение на публикацию перевода.

 

Многие недавние случаи политического насилия можно отнести к категории «терроризм», они являются легко узнаваемыми образцами того, что обозначается этим ядовитым, многослойным и, в конечном счете, необходимым термином. Его использование требует крайней осторожности и внимания к различиям, а также понимания присущего ему потенциала для возможных злоупотреблений, но тягостная реальность нашего времени возлагает на нас ответственность за превращение его в инструмент просвещения и понимания.

Фред Халлидей[1]

Большинство людей, в арабском мире так же, как и на Западе, конечно, согласны, что терроризм - это зло. Но одного ли они мнения о том, что такое терроризм? Чтобы найти демократическое решение вопроса политического насилия, необходимо попытаться выработать общий язык, на котором люди могли бы обсуждать эту тему поверх государственных и культурных границ.

Началом этого процесса, проливающим свет на некоторые важные проблемы, но и поднимающим новые вопросы, могут послужить результаты крупномасштабного опроса, проведенного Центром стратегических исследований Иорданского университета в ряде странах Машрика (арабского Востока. - Примеч. пер.).

Опрос проводился в сотрудничестве с партнерскими институциями в Иордании, Сирии, Ливане, Палестине и Египте по четырем выборкам в каждой из стран (общенациональной, студентов университетов, деловых кругов и сотрудников средств массовой информации). Вопросы касались взаимоотношений между арабскими и западными странами и, в частности, темы терроризма. Результаты свидетельствуют о том, что у арабов есть фундаментальные разногласия с Западом (в данном случае имеется в виду классификация правительства США) о том, что является терроризмом, а что нет.

Одной из главных целей исследования было оценить восприятие арабами того, что составляет явление терроризма. Эта часть проекта была задумана с целью выявить многосоставное определение терроризма на основании ответов жителей пяти арабских стран на вопросы о различных организациях, действиях и событиях. Респондентам предлагалось высказать собственное мнение о том, являются ли эти организации или действия террористическими или нет. Третий вопрос касался конкретно оценки нападения на гражданских лиц в условиях оккупации мусульманской страны.

Организации

Респондентам был предложен список из следующих шести организаций, классифицируемых Соединенными Штатами как террористические: движение «Исламкий джихад», ХАМАС, «Бригады мучеников Аль-Аксы», «Хизболла», «Аль-Каеда» и Вооруженная исламская группа (Алжир).

В отношении каждой из них респондентов попросили указать, считают ли они ее «террористической организацией» или «легитимной организацией сопротивления». В среднем во всех странах и выборках около 90% респондентов назвали движение «Исламский джихад», ХАМАС, «Бригады мучеников Аль-Аксы» и «Хизболла» «легитимными движениями сопротивления». Исключение составил Ливан, но и здесь две трети опрошенных дали им такое определение.

Респонденты провели четкое различие между перечисленными организациями и «Аль-Каедой». Тем не менее значительное количество опрошенных рассматривают и ее как «легитимное движение сопротивления», хотя результаты сильно разнятся от страны к стране: такой ответ дали 8% опрошенных в Сирии, 18% в Ливане и 41% в Египте. В Палестине и Иордании доля давших такое определение достигает двух третей. В Иордании наблюдается тенденция охотнее определять «Аль-Каеду» как террористическую организацию по мере возрастания риска для собственной группы: готовность дать такое определение оказалась выше средней среди деловых людей (33%) и еще выше среди сотрудников СМИ (48%). В целом обнаруживается явная тенденция к реакциям типа «не знаю» или «отказываюсь ответить». Один из этих ответов выбрали 19% опрошенных жителей Иордании, 49% жителей Сирии, 27% жителей Ливана, 21% жителей Палестины и 20% жителей Египта.

В Ливане 54% национальной выборки (62% студентов, 53% бизнесменов и 58% журналистов) определили «Аль-Каеду» как террористическую организацию. Если разбить ливанские данные по религиозной принадлежности, мы увидим, что 56% мусульман и 88% христиан определили «Аль-Каеду» как террористическую организацию. Интересно, однако, что обе группы определили «Исламский джихад», «Бригады мучеников Аль-Аксы» и «Хизболла» как легитимные организации сопротивления (см. таблицу 1). Это ясно показывает, что проблема разницы восприятия между западными странами и Ближним Востоком носит не религиозный или культурный, но политический характер. Если бы эта разница была культурной, укорененной в религии, мы бы обнаружили резкий контраст между оценкой, данной этим организациям, соответственно, мусульманами и христианами. Но 74% ливанских христиан назвали «Хизболла» легитимной организацией сопротивления, что в очередной раз доказывает, что ключом к разрешению конфликтов в отношениях между арабским миром и Западом является политика, а не религия.

Таблица 1

Доля ливанских христиан и мусульман, определивших указанные группы как «легитимные организации сопротивления» (в процентах)

Организация

Мусульмане

Христиане

«Исламский джихад»

98

54

ХАМАС

98

57

«Мученики Аль-Аксы»

98

53

«Хизболла»

99

74

Действия/События

Второй элемент определения терроризма основан на списке из четырнадцати актов или событий, расцененных как террористические США или другими странами. Респондентам предлагалось определить каждый из них либо как «террористический акт», либо как «не террористический акт».

Результаты этой части опроса подкрепляют выводы, сделанные нами из данных первой части. Четыре события, завершающие список в таблице 2, были названы террористическими актами менее чем четвертью респондентов, за исключением ливанской общенациональной выборки. Эти акты объединяет то, что они были направлены против израильтян и американцев в Палестине и Ираке.

Большинство остальных актов опрошенными по разным выборкам были расценены по-разному. Так, нападение на Всемирный торговый центр было названо терактом 73% опрошенных в Ливане, 71% в Сирии, 62% в Египте, но только 35% в Иордании и 22% в Палестине.

 

Таблица 2

Доля респондентов из общенациональной выборки, определивших эти акты и события как террористические (в процентах)

 

Действие

Иордания

Сирия

Ливан

Палестина

Египет

Убийство израильтянами палестинских гражданских лиц на Западном берегу Иордана и в секторе Газа

90

97

88

96

91

Уничтожение израильтянами полевых угодий и урожая при помощи бульдозеров на тех же территориях

88

96

83

94

90

Операции в Ираке сил коалиции под руководством США

86

94

64

89

87

Убийство израильтянами палестинских политических деятелей

84

93

80

94

87

Взрыв штаб-квартир ООН и Красного Креста в Ираке

48

78

80

36

61

Взрыв жилых домов для иностранцев в Саудовской Аравии

46

73

82

28

69

Взрыв гостиницы в Марокко

50

72

75

30

73

Нападение на Всемирный торговый центр 11 сентября

35

71

73

22

62

Нападения на синагоги в Турции

21

54

59

13

44

Нападения на израильское гражданское население в Израиле

24

22

55

17

33

Нападения на еврейские поселения на Западном берегу Иордана и в секторе Газа

17

16

42

3

17

Нападения на силы американской коалиции в Ираке

18

9

28

9

14

Нападения на израильские вооруженные силы на территории Израиля

17

5

25

3

9

Операции «Хизболлы» против Израиля

10

3

16

2

7

Нападения на гражданских лиц

Наконец, респондентов попросили указать, в какой мере они одобряют убийство иностранных гражданских лиц (включая женщин и детей) в случаях, когда силы стран, гражданами которых являются эти лица, оккупировали мусульманские земли. Менее всего такие убийства осуждали респонденты из палестинской общенациональной выборки, особенно студенты. Опять же, в массе своей арабское общественное мнение осуждает убийства гражданских лиц, однако похоже, что существуют какие-то дополнительные факторы, влияющие на мнение палестинцев по этому вопросу. Очевидно, одним таким фактором являются израильская оккупация и ее последствия для жизни палестинцев.

Таблица 3

Доля респондентов, осуждающих убийства гражданских лиц в указанных случаях

Выборка

Ливан

Сирия

Египет

Иордания

Палестина

Общенациональная

88

85

77

76

64

Студенты

90

84

77

76

52

Бизнесмены

93

86

87

85

69

СМИ

89

81

85

79

68

 

Перевод с английского М.Г.

 

От редакции: Оригинал данной статьи опубликован на сайте www.opendemocracy.net в рамках публичной онлайн-дискуссии о причинах терроризма и способах противодействовать ему, проводимой этим изданием в преддверии международного саммита экспертов и политиков по демократии, терроризму и безопасности, который состоится в Мадриде 8-11 марта этого года, в годовщину теракта в испанской столице. Дискуссия ведется на английском и испанском языках. Наиболее интересные тексты будут представлены участникам саммита. Дискуссия проходит на сайте http://madrid.opendemocracy.net.



[1] Halliday F. Terrorism in Historical Context. openDemocracy.net. 22.4.2004. www.opendemocracy.net/articles/View.jsp?id=1865.



© 1996 - 2017 Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал" | Адрес для писем: zhz@russ.ru
По всем вопросам обращаться к Сергею Костырко | О проекте