Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Неприкосновенный запас 2003, 3(29)

Обзор российских интеллектуальных журналов

За последнее время объективно вырос интерес читающей публики к проблемам международных отношений и внешней политики России. Это обстоятельство, очевидно, связано с изменениями, происходящими ныне на международной арене, и драматическими формами, которые приобрела борьба США за утверждение собственного лидерства. В самом деле, привычное уже на протяжении 90-х годов прошлого века «сердечное согласие» ведущих стран Запада по принципиальным вопросам сменилось в прошлом году легкой пикировкой, а затем переросло почти в скандал в связи с серьезным расхождением позиций по иракской проблеме и вообще по поводу актуальности и моральной и политической оправданности применения силы в мировой политике. Подобные политические маневры и словесные эскапады всегда привлекают внимание. Тем более, что от исхода политико-дипломатических игр начала нового тысячелетия действительно во многом будет зависеть развитие ситуации в мире на несколько десятилетий вперед. В этом смысле проснувшийся интерес отечественной элиты к мировой политике трудно назвать нелогичным.

Надо сказать, что возникший в последние месяцы спрос на качественную аналитику международных отношений не столько породил, сколько счастливо совпал с предложением. Так или иначе, но проблемы внешней политики России в меняющемся мире были затронуты и в очередном номере «Общей тетради», и в «ProetContra», и на страницах «Номера». Но главным событием в этом отношении, безусловно, стал выход в свет первых номеров нового издания - ежеквартального журнала «Россия в глобальной политике».

Данный проект с самого начала демонстрировал недюжинные амбиции. Показателем особого статусного уровня стало наличие в пилотном номере обращения к читателям журнала президента страны В. Путина (2002. № 1). Внушала уважение и наводила на размышления о позиционировании журнала в современной политико-административной структуре РФ программная статья министра иностранных дел И. Иванова «Международная безопасность в эпоху глобализации» (2003. Т. 1. №1). Однако главным, разумеется, было не наличие VIP-персон, а содержательная релевантность журнала.

Дело в том, что, пока мы на протяжении 1990-х годов «сосредоточивались», мучительно переживая переход страны в новое качество, мир ушел далеко вперед. Произошли кардинальные изменения мировой политической, экономической, социокультурной ситуации. Все новые ограничения и возможности приносит развитие процесса глобализации. В результате, как справедливо отмечалось в редакционной статье номера, «образовался крайне опасный разрыв - зависимость России от внешних факторов растет, а способность общества адекватно оценивать и воспринимать происходящее уменьшается […] Не только мы плохо представляем себе реальную ситуацию, но и в мире формируется образ России как второстепенного государства, все меньше способного влиять на глобальные процессы» (с. 7). Задачей журнала как раз и стало ознакомление политической и экономической элиты страны с последними тенденциями мирового политического развития, с реалиями XXI века. Он призван стать своего рода путеводителем по миру глобальной политики и экономики для новой российской элиты.

Надо сказать, что задача эта не так проста, как может показаться на первый взгляд. Дело в том, что уже на протяжении многих лет глобализация и глобальная политика являются, так сказать, слишком узкими темами для большинства отечественных авторов. Попытки рассуждений о тенденциях, направлениях и перспективах развития глобальных процессов по сей день нередко отдают некоторым эпигонством либо приверженностью к стилю мышления в категориях эпох и континентов. Место анализа ситуации, конкретики фактов и определенности концептуальных схем занимают в этом случае легкий налет философичности, тяга к чрезмерным обобщениям, очевидный россиецентризм во взглядах на окружающий мир и наше место в этом мире, а также (используя выражение Ф. Хайека) «пагубная самонадеянность» выводов. Одними надеждами на создание качественного информационно-аналитического продукта, даже подкрепленными соответствующими финансовыми инъекциями, здесь мало что можно было изменить.

Тем не менее руководство журнала смогло найти беспроигрышный организационный ход, автоматически придающий их детищу налет солидности и респектабельности. «Россия в глобальной политике» с первого номера издается при участии одного из наиболее авторитетных и, безусловно, не нуждающегося в рекомендациях западного издания соответствующего профиля - «ForeignAffairs». Журнал получил право на использование торговой марки и перепечатку наиболее интересных материалов «ForeignAffairs». Даже внешне - серый том «России в глобальной политике» во многом воспроизводит формат своего заокеанского доппельгенгера. Разумеется, для англочитающей аудитории это невесть какое достижение. Однако, по гамбургскому счету, наличие перепечаток наиболее важных материалов из иностранной аналитической периодики, равно как и присутствие лучших статей отечественных и зарубежных авторов, подготовленных специально для журнала (не менее половины его объема), позволяет представить на страницах издания достаточно плюралистичную, но при этом сбалансированную картину основных тенденций развития современного мира, воссоздать мозаику оценок, мнений и интересов основных политических акторов.

Помимо обращения к читателям В. Путина, пилотный номер (2002. № 1) оказался отмечен весьма любопытным заочным обменом мнениями по поводу возникновения новых угроз и необходимости проявить невиданный ранее уровень ответственности ведущими игроками на мировой политической сцене (статьи Г. Шмидта, В. Дворкина, Г. Эллисона, А. Адамишина), оценкой основных параметров и идейно-политических характеристик нового американского унилатерализма и его воздействия на перспективы американского лидерства в мире (статьи А. Уткина, М. Херша, В. Никонова, В. Лукина), ситуационным анализом ближневосточного конфликта, рассмотрением тенденций развития глобальной экономики и многим, многим другим, не менее занятным и полезным как для людей, профессионально связанных с внешней политикой и мировой экономикой, так и для пытливых читателей, имеющих вкус к литературе подобного рода.

Первый регулярный номер (2003. Т. 1. № 1.), наряду с программной статьей И. Иванова, порадовал анализом новых угроз международной безопасности (статьи С. Нанна, А. Арбатова, С. Хофмана), а также подробным рассмотрением проблем взаимоотношений стран Запада с исламским миром. Откуда берутся живые бомбы? Что пошло не так в развитии исламской цивилизации? Как не допустить цивилизационного противостояния? И тут же наряду с ответами на перечисленные выше вопросы - восприятие действий США как «эгоизма силы», выраженное представителями арабского мира. Так что полярность мнений и своеобразный диалог цивилизаций и культур действительно находят свое выражение на страницах журнала. Проблемы эволюции современной мировой экономики, соотношения в ней полюсов бедности и богатства, выявление тенденций к уменьшению или, напротив, увеличению разрыва между процветающим Севером и бедствующим Югом нашли свое место в структуре журнала под рубриками «Глобальная экономика» и «Российский бизнес и мир».

Наконец, последний пока по времени выхода номер журнала (2003. Т.1. № 2) помимо любопытной дискуссии, посвященной трансформации политической стратегии Вашингтона (в особенности перепечатка из свежего «ForeignAffairs» статьи Дж. Перковича «Ядерная революция Буша»), дает ситуационный анализ внутриполитической обстановки и внешней политики современного Ирана, а также содержит большой раздел, посвященный взаимоотношениям России и Европы. Историческая канва взаимоотношений России с Европой представлена академиком А. Чубарьяном. Текущие проблемы становления единой европейской внешней политики затрагиваются в статьях К. Бильдта и Ж. Сантера. Весьма интересными представляются и выводы относительно перспектив взаимодействия РФ с объединенной Европой, содержащиеся в статье Т. Бордачева и Т. Романовой «Модель на вырост», где четко и недвусмысленно проводится мысль о том, что, ведя переговоры с ЕС о создании в перспективе общего экономического пространства, Москва должна отдавать себе отчет: за возможность пользоваться преимуществами единого рынка придется платить ограничением собственной политической самостоятельности (с. 49-63).

Тема российско-европейских отношений нашла развитие и на страницах «Общей тетради» (2003. № 1). В принципе - номер юбилейный, посвященный десятилетию Московской школы политических исследований. В таких случаях обычно немалая часть номера отводится пафосным оценкам деятельности юбиляра, воспоминаниям о минувших деньках, милым подробностям совместной работы и тому подобным малоинтересным для человека, не участвовавшего в процессе, частностям. Надо сказать, что редакции удалось избежать банальностей, и воспоминания о днях минувших оказались минимизированы в объеме. Что же касается оценок и поздравлений, то, будучи опять же сведены к минимуму, они к тому же сформулированы устами таких монстров современной (или совсем недавней) мировой политики, как М. Тэтчер. Это обстоятельство само по себе переводит их из разряда рутинных процедур тривиального восхваления «школы свободы» во в своем роде знаковое событие. Воспоминания о покойном Э. Геллнере, также стоявшем у истоков школы, оказываются поводом для публикации его статьи «Россия, Европа и Просвещение», а также обращением к весьма актуальной проблематике национализма в современном мире (качественное ретро на тему представлено Дж. Оруэллом с его «Записками о национализме»).

Но наиболее интересным оказывается развитие на страницах журнала тем единой Европы в меняющемся мире и взаимоотношений ЕС с РФ. Европейское видение ответов на вопросы, «почему Россия не Европа» (или не вполне Европа) и почему нам не стоит ожидать в обозримой перспективе подключения к структурам и механизмам ЕС, содержится в представленных на страницах журнала выступлениях министра по делам Европы Д. Мак-Шейна и председателя фракции либеральных демократов в палате лордов Ш. Вильямс. Европейский же вариант переосмысления проблем безопасности представлен К. Лалюмьер. Очевидно, достойна внимания и статья К. Коукера, склонного к нетривиальным оценкам реальности и пусть небесспорным, но, несомненно, актуальным и весьма любопытным суждениям относительно перспектив «демократического мира» на планете. Специалист в области безопасности К. Коукер выступает с почти скандальным заявлением. По его мнению, объяснительная конструкция, основанная на идее демократического мира (демократии друг с другом не воюют), должна быть заменена более прозаичной, но значительно более существенной для дела. «Сейчас в запасе есть время - порядка 10-20 лет - до того, как возникнут новые вооруженные противостояния, подобные холодной войне. Нам отпущено время для переговоров, для введения контроля вооружений и осуществления мер доверия, что позволит отодвинуть появление таких конфронтаций на неопределенно долгий срок» (с. 37).

«ProetContra» еще раз наглядно продемонстрировал, что Московский центр Карнеги способен выдавать достаточно качественный продукт и в условиях жесткой конкуренции. В представленном номере («Внешняя политика нового века», 2002, осень) есть на что обратить внимание самому взыскательному читателю. В первую очередь это касается перепечатки из «PolicyReview» нашумевшей статьи Р. Кейгана «Сила и слабость», четко отражающей современное состояние умов в широких (и наиболее влиятельных ныне) слоях американского политического истеблишмента. Статья действительно прелюбопытнейшая, особенно в связи с тем, что написана она была еще до известной размолвки США со «старой Европой» по иракскому вопросу. Как отмечает сам Р. Кейган, «пришло время перестать делать вид, что у европейцев и американцев один и тот же взгляд на мир и даже что они живут в одном и том же мире. Пути Америки и Европы расходятся по самому важному вопросу - о силе, ее эффективности, морали и желательности» (с. 127). Взгляд Кейгана интересен как раз тем, что это взгляд нынешнего американского интеллектуального и политического большинства. И состоит этот взгляд в вере в моральное превосходство и силу США и в основанном на силе убеждении в праве Америки предписывать нормы и правила поведения другим игрокам на мировой политической сцене. Кстати, унилатералисты вроде Р. Кейгана отнюдь не отвергают возможности и даже желательности создания коалиций, направленных на решение тех или иных мировых проблем. Однако при этом принципы коалиционности понимаются ими все-таки довольно своеобразно, в духе «присоединяйтесь или убирайтесь с дороги». Неудивительно, что европейское неприятие силы в подобных обстоятельствах получает довольно однобокую оценку. Пацифистски и, так сказать, «кантиански» (в духе «вечного мира») настроенные европейские политики предстают заигравшимися в песочнице под зонтиком американских гарантий безопасности безответственными строителями воздушных политических замков. Притом не вполне морально чистоплотными, поскольку, когда они сами пребывали в «силе и славе» (лет сто тому назад), европейцы не проявляли никакого интереса к ограничению роли силы в политике. Зато теперь эти лилипуты всячески пытаются сковать американского Гулливера по рукам и ногам цепями ограничений, соглашений и режимных норм.

Судя по опусу Р. Кейгана, расхождения между Европой и США действительно глубоки, как никогда за последние десятилетия, и Соединенные Штаты действительно рискуют превратиться в обозримой перспективе в lonelysuperpower, ужасно одинокую и крайне эгоцентиричную, слегка «подвинутую» на проблемах безопасности гипердержаву, уверенную тем не менее в собственной исторической правоте и в собственной мощи (что, впрочем, для многих американцев, по-видимому, превращается чуть ли не в тождественные понятия).

Статья М. Троицкого «Концепция программирующего лидерства в евроатлантической стратегии США» наводит на размышления о сущности власти и влияния в современной мировой политике. Наиболее рациональная линия поведения в случае участия в борьбе за гегемонию в новом постсовременном мире, по-видимому, состоит в том, чтобы сделаться своего рода независимой переменной для прочих участников международных отношений. Иными словами, доминирование достигается не только экспликацией объективных тенденций роста и могущества - показателями ресурсного, военного, технологического, информационного и т.п. потенциала, но и прежде всего устранением правил, ограничивающих собственную свободу выбора, и установлением максимального количества правил и ограничений, предписывающих нормы поведения всем другим. В этом смысле избранная США тактика «программирующего лидерства» (навязывания собственной повестки дня и собственных представлений о целесообразности тех или иных ситуационных и процедурных решений) оказалась вполне рациональным способом обеспечения собственного влияния на международной арене.

Ну что же. Если вы вошли во вкус и требуете, так сказать, «продолжения банкета», то ваше любопытство относительно тенденций и перспектив мирового развития вполне смогут удовлетворить статьи Д. Малышевой «Мусульманский компонент мировой политики», Ю. Федорова «Ядерный фактор в мировой политике XXI века», В. Максименко «Соблазн и иллюзия глобального управления» и многие другие.

Новым явлением в отечественной общественно-политической мысли стало появление толстого интеллектуального журнала российских «новых левых» под почти конспиративно-безликим названием «Номер». Долгое время понятия «левый» и «интеллектуальный» казались чуть ли не несовместными (ну в самом деле, не считать же интеллектуальным творчеством брошюры Г. Зюганова или даже левопатриотические опусы А. Подберезкина). На страницах «Номера» желающие смогут ознакомиться с «играми разума» современных троцкистов и примкнувшего к ним левого философско-политического и социокультурного андеграунда.

Цели журнала весьма амбициозны. «Деструктивным сообществам разочарованных неудачников, "ушедших в пиар", мы собираемся противопоставить нерепрезентативные группы, не предполагающие объединения в какие-то реальные легитимные партии, но способные, тем не менее, активно влиять на политический процесс» (с. 4). Воплощением этого идеала становится сильно отдающий теми же порицаемыми буржуазными политтехнологиями (особенно в предвыборный год) проект «распиаривания», изящно поименованный - «Против всех партий» (с. 166-188).

Другой отличительной особенностью и своего рода визитной карточкой журнала становится позитивная оценка левого террора «Красных бригад», RAF (RoteArmeeFraktion) периода 1970-1980-х годов. Взгляд на красный террор сквозь призму апологетики борьбы с прогнившим, погрязшем в консюмеризме и насилии обществе вообще свойственен первому разделу журнала («Террор vs. террор»). Конечно же, это взгляд доброжелателя (пусть и не единомышленника), и притом сквозь розовые очки. Вместе с тем, как ни парадоксально, подобный взгляд только и позволяет разрушить устоявшиеся стереотипы и речевые клише (красные, исламские и т.п. террористы) и взглянуть на ситуацию под несколько иным углом зрения - пытаясь понять (не оправдать или простить, но понять), почему именно едва не ставшая монахиней Ульрике Майнхоф, будущий педагог Гудрун Энслин, «пацифист» Вильфред Бёзе и многие, многие другие вдруг в одночасье из благовоспитанных, лояльных и совершенно не склонных к насилию членов общества превращаются в людей, полагающих себя наделенными правом убивать себе подобных. Без адекватного понимания механизмов такой трансформации, социального, культурного, политического, психологического профиля современного терроризма трудно рассчитывать на победу в той битве за «умы и сердца» людей, которая и составляет (или, извините за невольную императивность, должна составлять) суть всемирной антитеррористической кампании.

В последнее время много говорится об объективных ограничителях и ограничениях, не позволяющих современной России в полной мере вписаться в мировую экономику и международное сообщество. Одному из подобных ограничений, связанных с эффективным функционированием и реальной независимостью судебной системы, посвящен очередной номер «Отечественных записок».

«ОЗ», вероятно, решили вступить в борьбу за почетное звание самого объемного интеллектуального журнала в мире. Что ж, попадание в Книгу рекордов Гиннесса не гарантируем, но беремся утверждать, что при заявленной редакцией приверженности к медленному чтению до выхода следующего номера подписчикам может и не хватить времени на освоение всей суммы знаний о российском судопроизводстве. Возможно, правда, что объем номера обратно пропорционален степени развития отечественного правосознания, о проблемах эволюции которого также идет неспешный разговор на страницах очередного тома «ОЗ».

Итак, на страницах тематического номера «ОЗ» «Правосудие в России» можно найти практически все, что вы хотели знать об отечественной судебной системе (включая историю ее эволюции), но стеснялись спросить. Здесь действительно присутствует смешение времен, народов и жанров - от сухой справки о состоянии современной судебной системы в России (с. 10) и странах Запада (с. 34) до «полемики о языке» (статья М. Кронгауза «Родная речь как юридическая проблема» (с. 497)). Авторами номера выступают действующие политики, судьи, эксперты. Правда, привередливая редакция во вступительном слове к номеру не преминула отметить, что далеко не все приглашенные к сотрудничеству эксперты проявили заинтересованность и готовность выносить на публику критику системы правосудия или результаты полемики по поводу судебной реформы. «Даже военные эксперты […] несмотря на ведомственную закрытость, оказались в определенном смысле более откровенными и объективными, нежели жрецы российской Фемиды» (с. 9). Однако и в том виде, в каком журнал вышел в свет, он оказался вполне репрезентативным. В фокусе внимания редакции оказались проблемы судебной реформы в России. Каковы основные цели и реальные ограничения при ее проведении? Какие параметры могут быть использованы государством и гражданами при оценке результативности реформы? Существуют ли в принципе некие критерии оценки эффективности судебной системы? На эти и другие вопросы дают ответы авторы номера.

В стремлении донести до читателя все многообразие проблем, связанных с отправлением правосудия, редакция пошла даже на введение новых разделов. Рефераты отныне будут публиковаться под рубрикой «Выбор ОЗ» (в номере представлен реферат книги Д. Гарленда «Культура контроля. Преступность и социальный порядок в современном обществе»). Помимо этого появилась и «Книжная полка ОЗ», содержащая рецензии на книги, имеющие непосредственное отношение к теме номера. Если дело пойдет так и дальше, то через пару номеров тома «ОЗ» почти гарантированно станут совершенно безразмерными.

«Критическая масса» (2003. № 1) действительно подавляет массой самой разнообразной (созерцательной и остроумной, раздраженно-разгромной и лапидарно-описательной) критики разных жанров и темпераментов. Литературная критика радует нетривиальностью интерпретаций поэтического творчества и умеренной злобностью рецензирования переводов. Там, где непосвященный угадывает чуть ли не бытовую зарисовку («[…] несешь себя - как соловья - в подарок! - глядишь, уже обратно принесли»), проницательный критик отмечает «скепсис по поводу способности публики достойно понять и оценить вручаемый ей дар» (с. 11). Раздел «Искусство» шокирует особой постмодернистской логикой структурирования материала. Интервью модного композитора, собирающегося писать оперу на либретто не то «Голубого сала», не то других бессмертных произведений классика современной отечественной литературы В. Сорокина, предваряет репрезентацию книги Г. Свиридова «Музыка как судьба». В первый момент возникает просто какой-то когнитивный диссонанс, но затем приходит понимание и некоторое успокоение - в конце концов, и Г. Свиридов ведь тоже был в прошлом веке частью культурного процесса… Сильное впечатление производит короткая заметка Б. Гройса «В ожидании русской культурной идентичности». Статья, что называется, по-хорошему провокативна. Даже если вы и не согласны с точкой зрения автора, пройти равнодушно мимо таких умозаключений, как: «Сегодняшний русский национализм […] является импортированной с Запада утопией - утопией русской культурной идентичности, сменившей старую универсалистскую и также импортированную с Запада утопию коммунизма», - просто невозможно. Все подробности на с. 34-36 «Критической массы». Разделы, посвященные социологии, философии, истории, психологии и филологии, вполне профессиональны и местами ироничны. Из общего ряда можно выделить, пожалуй, рецензию Л. Степановой «Гуманизм без берегов. Традиция и новаторство в истории литературы» - такой зубодробительной, но при этом весьма профессиональной и не лишенной элегантности рецензии за последнее время видеть практически не доводилось. Так что процесс ознакомления с ее содержанием доставил особое эстетическое наслаждение.

«Логос» (2002. № 3-4) лишний раз продемонстрировал, что далек от мирской суеты и предпочитает вдумчивый неспешный разговор о смыслах бытия в компании любителей слова и завсегдатаев интеллектуального клуба собственного имени. Очередной номер журнала по философии и прагматике культуры посвящен городу в самых разных его проявлениях. Скромное обаяние архитектурных ансамблей, влекущие и волнующие виды, величественные монументы соседствуют здесь с иными измерениями городов - очерками психологии мегаполисов, проблемами потребления, вопросами «современного порядка» и «культурной экономии», механикой повседневности и неевклидовой геометрией исторического времени. Город модерна и постсовременность в городе; география, история и проблемы идентичности; философия города и его экономика вполне органично соседствуют с описаниями городов в различных проявлениях «внятности повседневности» - как «места памяти», «места жительства», «места прогулки», как своеобразного фронтира, вместилища подвижной границы между городом и его окраинами.

Подбор имен, сконцентрированных на страницах номера, безусловно, удовлетворит самого взыскательного библиофила. В особенности «подготовленного читателя», который в массе своей и проводит досуг за потреблением философско-прагматического продукта подобного рода. Здесь и классический Г. Зиммель, причем в изрядном количестве («Большие города и духовная жизнь», а также своеобразные социально-философские и культурно-исторические зарисовки «Флоренция» и «Венеция»), и Г. Башляр со своим представлением о смысле жилища, и модный ныне Р. Сеннет. Единственное, чего, пожалуй, не хватает данной книжке «Логоса», - так это некоего концептуального стержня, осевой статьи, вокруг которой и было бы организовано пространство номера. По-видимому, на эту роль как раз претендовал Г. Зиммель. Во всяком случае, именно он представлен на обложке под номером один. Однако Зиммель, вероятно, показался составителям не вполне современным (это чистая правда) и был заменен на, безусловно, талантливо написанную и весьма поучительную, но совершенно неконцептуальную - если не считать концептуальностью фразу из текста: «так и осталась Россия - совершенно непонятно чем» (с. 22) - статью О. Эдельман «Город чьей-то мечты», посвященную сопоставлению впечатлений и представлений российских и французских путешественников XIX века соответственно о Европе и России.

 

Таким образом, толстых интеллектуальных журналов становится все больше - как с точки зрения объема, так и в плане увеличения их числа. Спектр охватываемых ими проблем все шире. Остается надеяться, что со временем совокупность изданий и публикаций достигнет некой «критической массы» и приобретет новое качество - единого информационного интеллектуального поля, отражающего интересы и потребности самых разных, пусть и не всегда многочисленных, сегментов интеллектуального сообщества и стимулирующего творческий поиск в самых разных сферах гуманитарного знания.

Акакий Самохвалов

Версия для печати