Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Неприкосновенный запас 2003, 1(27)

От редакции

Дебаты о политике и культуре

Увидев новую обложку и ознакомившись с материалами номера, наш постоянный и верный читатель может подумать, что «НЗ» совершает крутой разворот и возвращается к своей прежней тематике - «очеркам нравов культурного сообщества», жизнеописанию интеллектуала, производящегося от его же лица, curriculumvitae, необходимому для подачи на грант. Нам же движение журнала скорее видится в форме спирали (крутого маршрута), а интерес к судьбам и самовосприятию интеллектуалов - очередным витком дебатов о политике и культуре, попыткой осветить старую тему в совершенно новой перспективе. Уже не как главную сферу наших интересов, а как одну из многих областей, осмысление которых может представлять интерес для самых разных читателей. При этом мы отдаем себе отчет в том, что в этом номере «НЗ» больше, чем обычноde nos fabula narratur -речь идет и о нас, его составителях. Ведь наше понимание роли интеллектуала в современном обществе непосредственно определяет облик нашего журнала. Именно поэтому мы решили посвятить первый выпуск обновленного «НЗ» этому кругу тем, и именно поэтому его открывает фундаментальная, но до сих пор не переведенная на русский язык статья Зигмунта Баумана «Законодатели и толкователи» - первая глава одной из его работ о постмодернизме, в которой дается сжатое изложение идей, более подробно представленных в одноименной книге [1].

Зигмунт (он же -- Зыгмунт) Бауман родился в Познани в 1925 году. Вынужденный покинуть Польшу во время Второй мировой войны в связи со своим еврейским происхождением, он провел эти годы в Советском союзе, после чего вернлся в Польшу, где и стал преподавать социологию в Варшавском университете. Бауман является одним из ярчайших представителей целого поколения польских мыслителей, к которому можно причислить философа Лешека Колаковски (р. 1927). Многие представители этого поколения, не отказываясь поначалу от социализма, не принимали его догматических проявлений и искали разные возможности использовать его потенциал для плодотворной научной работы. В коммунистической Польше такое свободомыслие не поощрялось, и многие из них были вынуждены покинуть родную страну, чтобы продолжить научную работу в более благоприятных условиях. Бауман (как и Колаковски) эмигрировал в 1968 году. Сперва он преподавал в Тель-Авивском университете, а с 1971 по 1990 год был профессором социологии университета города Лидз (Великобритания). Известен он (в том числе и русскому читателю[2]) своими попытками глобального осмысления современного мира и проблемы идентичности человека в эпоху постмодерна, главным теоретиком или даже «пророком» которой его иногда называют.

Нет нужды пересказывать здесь статью Баумана - его стиль даже в переводе остается настолько доходчивым, что в дополнительном толковании не нуждается (английское слово «interpreters» обозначает как переводчиков, так и толкователей, интерпретаторов в более широком смысле). Достаточно обратить внимание на ее основную идею: культура, считает Бауман, это - идеология интеллектуалов. С начала Нового времени последние считали себя законодателями, приобщенными к таинствам истинного знания, которое надо лишь донести до народа - культура же заключалась в совокупности «истин о мире». Теперь же, в эпоху постмодерна, после возникновения идеи множества культур, интеллектуалам приходится переосмысливать собственную роль, дистанцируясь от вмешательства в политику и становясь толкователями - челноками или связующими звеньями между разными культурами. В роли назидательных и всезнающих законодателей они - мы - сегодня смешны и не нужны.

В пронзительности такому анализу не откажешь: чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть на попытки некоторых сегодняшних интеллектуалов «насадить» или «привить» в России «консервативную», «левую» или «либеральную» идеологию. Нам, редакции «НЗ», роль глашатая единственной истины неинтересна. Гораздо более привлекательной нам представляется задача истолковывать друг для друга авторов и читателей из разных стран, говорящих и читающих на разных языках, принадлежащих к разным социальным группам, профессиональным сообществам и поколениям. Поиск языка (или языков), на котором столь разные люди могли бы разговаривать друг с другом (а не вести непересекающиеся и потому практические бессмысленные монологи в режиме: «безрукий выхватил кинжал и за безногим побежал») - достойное, как нам кажется, начинание для интеллектуального журнала. Поиск этот мы собираемся вести в разных направлениях. Во-первых, еще больше усиливая сотрудничество с созвучными нам изданиями: благодаря сети «eurozine» статьи наших авторов переводятся на все большее количество языков, становясь доступными широкой европейской аудитории, а в ближайшее время мы планируем опубликовать несколько совместных спецвыпусков с партнерами из числа наиболее уважаемых интеллектуальных журналов Европы. Во-вторых, «НЗ» будет экспериментировать с форматом статей и носителей - от «круглого стола» до беседы, от небольшой заметки до серьезной аналитической статьи, от телевидения до Интернета. В-третьих, мы стараемся привлечь к сотрудничеству все большее количество авторов из разных регионов России и различных стран мира, а также - наладить прочную обратную связь с нашими читателями.

Однако, и в этом редакция «НЗ» отличается от бауманских интеллектуалов-постмодернистов, нас не пугает то, что для проведения таких дебатов о политике и культуре мы должны заранее обрисовать карту того пространства, на котором они будут проходить. Это пространство неизбежно определяется и ограничивается нашими ценностями, а таковые у нас, несомненно, есть, ведь функция нейтрального по отношению к происходящему интеллектуала (толкователя, редактора) далеко не исчерпывает возможных ролей, которые способен сыграть представитель «культурного сообщества». На поиски того, где начинается и где заканчивается свобода интеллектуалов творить культуру, и того, что разные «работники культуры» понимают под «интеллектуалами» и «интеллектуальным», мы и предлагаем вам отправиться по обрисованному нами и населенному нашими авторами пространству «НЗ». [НЗ]

 



[1]Bauman Z. Legislators and Interpreters: On Modernity, Postmodernity and Intellectuals. Cambridge: Polity Press, 1987.

[2] В последнее время в русском переводе вышли следующие книги Баумана: Бауман З. Мыслить социологически : Учеб. пособие. Пер. с англ. / Под ред. А.Ф. Филиппова М.: Аспект Пресс, 1996. Бауман З. Индивидуализированное общество / Пер. с англ. под ред. В.Л. Иноземцева. М.: Логос, 2002. Из статей и отдельных глав переведены, в частности: Бауман З. Социологическая теория постсовременности // Социологические очерки. М., 1991. Вып. 1. С. 28--48. Бауман, З.Философские связи и влечения постмодернистской социологии // Вопросы социологии. М., 1992. Т. 1. С. 5--22. Бауман З. Философия и постмодернистская социология // Вопросы философии. 1993. №3. С. 46--61. Бауман, З.От паломника к туристу // Социологический журнал. М., 1995. №4. С. 133--154. Бауман З. Национальное государство -- что дальше (фрагмент). Отечественные записки. 2002. №6. С. 419--435.

Версия для печати