Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Неприкосновенный запас 2003, 1(27)

Российские интеллектуальные журналы: «борьба с энтропией»

Отечественные записки. 2002. Октябрь-ноябрь, №8 (9).

Интеллектуальный форум. 2002. Ноябрь, №11.

Критическая масса. 2002. №1.

 

Свежий номер журнала «Отечественные записки» (№8 (9), 2002) открывается редакторским обращением к читателю, в котором выражается надежда на то, что «наш с вами совместный мыслительный процесс внесет весомый вклад в безнадежную, но нужную борьбу с энтропией.» В последнем номере «ОЗ» «мыслительный процесс» редакции, авторов и потенциальных читателей связан с темой армии и военной организации государства. «В этом номере мы постарались ответить на вопросы, которые кажутся нам ключевыми для понимания места армии в системе государства. А именно: что (и кто) может угрожать России, какой должна быть российская армия для отражения возможных угроз и что мешает нашей современной армии соответствовать этому идеалу».

Острая актуальность выбранной «ОЗ» темы очевидна. Разнообразные обсуждения, бурные полемики, многочисленные проекты военных реформ - все это указывает на сильнейший интерес к проблемам российской армии. Продолжая своеобразную «энциклопедию русской жизни», очередной четырехсотстраничный «ОЗ» по традиции ставит «наивный» вопрос - для чего и как реформировать армию. Однако, как известно, на самые простые вопросы сложнее всего найти ответ, и заметка Татьяны Малкиной (главного редактора) «От какой армии я отказываюсь» открывающая номер, начинается следующими словами: «Про армию говорить модно и трудно. Почти невозможно. Потому что про нее можно говорить с совершенно разных сторон». Основываясь отчасти на «личном травматическом опыте», главный редактор журнала изящно демонстрирует эти возможные аспекты и «стороны» указанной проблемы: от гуманитарно-бытового и уголовного до философского. Однако как ни пытаться «подойти» к армейской теме, «ничто не отвечает на вопрос, зачем и какая армия нам нужна». Все же, сделав столь невеселое заключение, Малкина находит своеобразный ответ, предлагая критерий для определения «хорошей армии»: «Что лично мне надо от российской армии? Да ничего, если подумать хорошенько. Чтобы от слова «российская» она повышалась в статусе. Где найти такую реформу?». Путям создания подобной «российской армии» и посвящены остальные материалы номера, как, например, статья Виталия Шлыкова «Военная реформа - планы или благие намерения?». Очень удачно выбрав эпиграф к своей статье (слова Шарля де Голля: «Армия должна быть не такой, к какой мы привыкли, а такой, какая нам нужна»), Шлыков говорит о том, что в новой политической и экономической ситуации никто не знает, что делать с той армией, к которой все привыкли. Указывая на множество недочетов в концепции, предлагаемой СПС, автор предлагает свой рецепт, ссылаясь на опыт Петра I: «Не знаешь, что делать, - учись у других. И не просто копируй чью-то понравившуюся армию, а синтезируй чужой опыт, выбирая из него все лучшее и наиболее подходящее для национальных условий.» Исходя из этой установки, Шлыков выделяет то общее, что свойственно всем современным армиям мира без исключения, при всей огромной разнице между вооруженными силами разных стран. И здесь автор приходит к крайне неожиданному выводу, заключающемся в том, что именно эти общие черты отсутствовали в советской армии и продолжают отсутствовать в современной российской. В статье приводится перечень того, что есть «у них» и чего нет «у нас»; самым существенным из этих черт мы назвали бы отсутствие института сержантов (в западном понимании) в российской армии и бескомпромиссный отказ России от территориально-земляческого принципа комплектования в пользу принципа экстерриториальности.

Должно быть, солидаризируясь с выводом Шлыкова о том, что «Россия во многих отношениях стоит в стороне от столбовой дороги мирового военного строительства», редакторы журнала посвятили специальный раздел опыту других стран, в основном, американскому. Так, в этот раздел, кроме общетеоретической работы «Министерство обороны в гражданском обществе», написанной Валерием Волковым и Дэвидом Бетцом, вошли статьи Макьюбина Томаса Оуэнса «Дискуссия о трансформации Вооруженных сил США», В. Шлыкова «Как это было в Америке» и Дональда Рамсфельда «Трансформирование вооруженных сил». Последний материал должен привлечь особое внимание, будучи написан человеком, принимающим самое непосредственное участие в американском «трансформировании».

Проблеме того, в чем заключается сущность новой трансформации и/или реформы в российской армии, посвящен соответствующий раздел «ОЗ», в котором обсуждаются, в частности, проблемы ядерного оружия, военного бюджета (заметка Юрия Рыжова: «Военная экономика развалилась, но она не перелилась ни во что») и разнообразие российских силовых структур (статья А. Храмчихина «Шестнадцать армий и ни одной параллельной). Особо отметим статью Павла Газукина «Вооруженные силы России в постсоветский период», представляющую собой своеобразную хронику жизни российской армии 1990-х годов, сочетающую фактологическую точность с подробным анализом, а также статью Михаила Ходаренка о том, «на каких уроках учится армия России». Указывая на малозатратные формы военного обучения, Ходаренок делает неутешительный вывод: «Копившиеся в течение последнего десятилетия проблемы привели к обвальному снижению уровня оперативной подготовки штабов и боевой подготовки личного состава». Теме военной угрозы посвящен целый раздел номера. В все авторы так или иначе сходятся, называя основной такой угрозой терроризм.

О проблеме военного образования и его необходимости говорит и министр обороны России в эксклюзивном интервью «ОЗ». В этом интервью речь заходит о разнообразных изменениях, произошедших и происходящих в российской армии, в частности, о переходе на контрактную службу.

Как это всегда бывает в «ОЗ», все изобилие материалов, посвященных проблеме армии (кроме названных Вы найдете в номере статьи, касающиеся наградной системы, исторические очерки о «вооруженных силах», материалы раздела с говорящим названием «Из первых уст» и другое) дополняется различными короткими справками - например: «Военный бюджет РФ на 2002 - 2003 годы» или «Военная реформа во Франции». Но кроме «армейских» в номер вошли и другие материалы - в частности, продолжающие тему предшествующего номера: статья Кирилла Кобрина «Культурная революция в провинции» и статья Ричарда Ф. Гомбровича «Британская политика в области высшего образования».

Этот номер позволяет четко сформулировать основную проблему военной реформы и вместе с тем делает достаточно серьезные шаги для ее решения. Проблема эта - отсутствие доктринальной обеспеченности любой деятельности, связанной с военным реформированием. Вместе с тем, на этот раз возникла очень громоздкая конструкция, отяжеленная повторами и даже статьями, отчасти дублирующими друг друга. Впрочем, нельзя не признать, что очередной «том» «энциклопедии русской жизни» будет полезен всякому, обращающемуся к армейской теме, да и всем тем, кому любопытна современная российская ситуация.

 

Менее очевидно, кому именно будут интересны материалы свежего номера (№11, ноябрь) журнала «Интеллектуальный форум» - столь разнородные статьи входят в его состав. Однако, как известно, подобное разнообразие - сознательная установка журнала. Эта установка связана с общей концепцией «ИФ», читатели которого - «граждане Большого Полиса, к какому бы государству они ни были приписаны происхождением, биографией, культурой». И в этом смысле рецензируемый номер - «политический», поскольку, по мнению редакции, в нем рассматриваются «проблемы, имеющие непосредственное отношение к жизни полиса» и «обладающие универсальной актуальностью» для всех «граждан». При чтении этого номера становится понятно, что цель редакторов-составителей - продемонстрировать связность всего происходящего в «Большом Полисе», существование бесконечных аналогий между различными явлениями.

Открывается номер переводом статьи Кеннета Максвелла «Две Бразилии», напечатанной около трех лет назад в американском журнале «The Wilson Quarterly». В этой статье речь идет о переменах, произошедших в политической и экономической жизни Бразилии за последние десять лет, особенно после 1994 года, когда министр финансов, профессор социологии Энрике Кардозу, ставший лидером неолиберального движения, начал претворять в жизнь «реальный план» - программу преобразований, включающую в себя радикальную валютную реформу, более широкий, чем прежде, доступ к образованию, гласность и открытость политической жизни. Это, в свою очередь, вызвало ряд изменений «в головах бразильцев», разделив, по мнению Максвелла, страну на две половины: «Спору нет, бразильцы, как и прежде, любят веселиться, и никто еще не предлагал отменить знаменитый Карнавал. Но за последние десять лет [читай: тринадцать], когда Бразилия познакомилась с демократией, [...] жизнерадостные бразильцы стали сознавать, что двигаться в будущее невозможно без понимания прошлого». Рассказывая о резком интересе бразильцев к истории своей страны, о реставрации памятников колониальной архитектуры, о разнообразных общественных движениях в стране, автор рисует крайне любопытный очерк современной Бразилии, «страны в движении», которая только начинает открывать себя.

Несомненной удачей номера стоит назвать перевод двух статей - Панкаджа Мишры «Кашмир: нескончаемая война» и Тарика Али «Горький холод зимы в Кашмире». Обе работы рассматривают ситуацию в Кашмире, однако рассматривают с разных позиций, под разными ракурсами, так что подчас может показаться, что речь идет о разных государствах. Дело в том, что Панкадж Мишра - индиец, Тарик Али - пакистанец. Однако интрига публикации как раз и состоит в игре с «читательским ожиданием» - так индиец далеко не во всем солидарен с действиями индийского правительства, более того - он постоянно возвращается к мысли о губительности политики националистов любых мастей. Статья Тарика Али также написана вовсе не яростным представителем пакистанской армии, а человеком, живущем в Англии и, по мнению редакции «ИФ», выражающем мнение просвещенной части англо-пакистанской диаспоры. Крайне досадно при этом, что «ИФ» не удалось «найти материалов, которые бы столь же аргументировано и на понятном для окружающего мира языке излагали хотя бы одну точку зрения на взорвавшуюся на их земле гремучую смесь гражданской и международной войн».

Замыкает номер обзор книжных и музыкальных новинок, который также отличается разнообразием. Вообще «ИФ» может напомнить журнал «Дух журналов», выходивший в 1815-1820 годах. Подзаголовок у этого журнала был следующим: «Дух журналов, или Собрание всего, что есть лучшаго и любопытнейшаго во всех других журналах, по части истории, политики, государственнаго хозяйства и литературы, разных искусств, сельскаго домоводства и проч.». Что-то вроде подобного «Собрания всего» представляет собой и свежий номер «ИФ». Характерно, что даже в «политическом» номере редакция не стремится к тому, чтобы материалы были актуальны, и если в «ОЗ» все содержание номера напрямую соотносится с нашим временем и потому звучит достаточно остро, то «ИФ» легко может себе позволить напечатать перевод статьи спустя три года после ее первой публикации, статьи, в которой важен именно конкретный момент времени, из которого смотрит автор и читатель.

Так или иначе и «ОЗ» и «ИФ» есть чем порадовать читателя, открывшего свежий номер. Между тем, подлинным событием последних двух месяцев появление №8(9) «ОЗ» и №11 «ИФ» назвать сложно. Таким событием явился выход другого издания. В самом конце 2002 года вышел первый номер обозрения «Критическая масса».

 

«Об издании, взявшем на себя труд судить других, не стоит заранее говорить много» - скромно замечает в обращении «К читателю» Александр Долгин, президент Фонда «Прагматика культуры», в рамках которого и будет выходить новый журнал. В первом номере «КМ» мы, действительно, найдем большое количество серьезных рецензий, развернутых откликов и литературно-критических диалогов. Во многом новое издание напоминает питерскую «Новую русскую книгу», и это вовсе не случайно - главный редактор «КМ» Глеб Морев в недавнем прошлом руководил «НРК». Во многом наследуя последней, новый журнал стремится к «защите живого интереса читателя» и его материалы призваны помочь не потеряться в «показном изобилии плохо организованного рынка».

Вместе с тем, «КМ» заявлена не как исключительно книжное обозрение или сугубо рецензионный журнал. Задачи издания, как они указаны А. Долгиным, много сложнее и заслуживают самого пристального внимания. «Мне кажется, настала пора стать ближе к деятельному полю. Необходимо обращение к проблематике, которая обитает в тех акваториях культуры, где реализован сегодня читательский потенциал. Современная литература, музыка, кино, визуальность, экономика досугового времени, роль денег в межличностном обмене, психология и социология потребления, философия экономики - вот чем сейчас интересуется активная часть общества, вот какой материал может оказаться жизненно важным для читателя».

Чтобы понять, удалось ли в первом номере нащупать эти благословенные акватории культуры и деятельные поля, необходимо просмотреть вошедшие в него материалы.

Открывается номер рубрикой «Рефлексия», в которой напечатаны очерк О. Аронсона «Истина порнографии», рассматривающий место непристойного и порнографического в современной культуре («порнография, таким образом, представляет собой пародию на общество потребления»), и разговор Н. Григорьевой с Игорем Смирновым «Об эротике, политике и цинизме». Другой гораздо более вменяемый и просто интересный диалог, который мы встречаем в «КМ», посвящен более скромному и конкретному вопросу - детективу, и занятно, что ведут его известный филолог-классик Елена Рабинович и Аркадий Блюмбаум, занимающийся литературным процессом 1920-х годов и его связью с историей русской науки.

Не обошел первый номер «КМ» и философию политики - В. Лапицкий представляет и переводит «Философские соображения по поводу нескольких недавних событий» Алена Бадью, где речь идет о том, как следует смотреть философу на катастрофу 11 сентября и о том, что такое «разъединительный синтез двух нигилизмов», а Алексей Пензин рецензирует книгу Славой Жижека «Добро пожаловать в пустыню Реального!».

Из рецензий, напечатанных в этом номере, многие заслуживают пристального внимания (см., например, рецензии Н. Кононова и В. Шубинского на поэтический сборник Кирилла Медведева «Все плохо»), самыми же интересными и адекватными я бы назвал отклики Александра Секацкого (на книги Якова Друскина «Дневники» и «Перед принадлежностями чего-либо») и Александра Лаврова (на исследование Лены Силард «Герметизм и герменевтика»).

Не очень понятным остается, зачем в первом же номере печатается статья Григория Амелина и Валентины Мордерер «Антидуринг (Письмо к издателям)». Эта статья - ответ авторов книги «Миры и столкновения Осипа Мандельштама» на ругательную рецензию Н. Перцова. Кроме того, что внимательный читатель книги Амелина и Мордерер и сам с улыбкой посмотрит на большинство претензий Перцова, кажется, что дискуссию о такой яркой книге можно было бы вести в другом ключе и в другом тоне. Тогда, быть может, этот материал и приобрел бы остроту, потеряв излишнюю скандальность.

Все в том же обращении «К читателю» отмечается, что главная трудность проекта «КМ» - «выбор подходящих объектов для анализа». В первом номере с этой трудностью не вполне удалось справиться. Возможно, отчасти из-за боязни не понравиться и не быть понятым читателями. Почему-то, если следует обращаться к «акваториям культуры», значит, непременно придется отрецензировать «Лед» Сорокина и «Господин Гексоген» Проханова. И стремление к актуальности приводит к появлению в журнале «версий кончины моего деда Лейбе Аарона Левина, которые дошли до меня после того, как роман "История болезни" был закончен, но до того, как был опубликован», принадлежащих перу Семена Файбисовича. Отметим только, что соседство записей Лидии Гинзбург не добавляет очков прозе Файбисовича. «Защита живого интереса читателя» - задача священная, однако, зачем подстраиваться под этого читателя? Ведь как показывает большинство материалов первого номера «КМ», обе опасности - как опасность специализации, так и опасность адекватного выбора объектов для анализа - могут быть блистательно обойдены. И уже сейчас очевидно, что журнал состоялся, остается только надеяться, что за первым номером «КМ» появятся следующие.

 

В декабре 1804 года, в письме Д.И. Языкову, Иван Иванович Дмитриев писал: «Чувствительно благодарю вас, милостивый государь Дмитрий Иванович [...]. Боже мой! сколько журналов! а борзых все еще мало. Но пусть пишут, я право, рад, что у нас расписались.»

Современный читатель в более выгодном положении, чем Иван Иванович - «борзых» журналов нынче не мало. Не хватает одного - регулярной взвешенной «межжурнальной» полемики. Ведь только так и может сформироваться общее культурное пространство и осуществиться победа в безнадежной борьбе с энтропией.

Филипп Дзядко

Версия для печати