Опубликовано в журнале:
«Неприкосновенный запас» 2003, №1(27)

Роль интеллектуалов в изменении мексиканской политики: 1994--2002

Ricardo Domínguez Guadarrama- выпускник факультета международных отношений Мексиканского государственного автономного университета (UNAM), кандидат в магистры по международным отношениям и магистрант латиноамериканских исследований того же университета. Cтатья написана при участии студентки факультета международных отношений Мексиканского государственного автономного университета Майауэль Гонсалес Флорес (MayahuelGonzálezFlores), собравшей необходимую документальную информацию. Автор биографических справок - Р.Д.Г.

 

I.                    Введение. О некоторых принципах

мексиканской интеллектуальной среды

 

Традиционно мексиканские мыслители, как и латиноамериканские в целом, играли роль посредника между правительством и обществом, что превратило их в некий третий политический и общественный класс, связующий правителей и управляемых. Однако их следует понимать не как людей, оторванных от этих двух миров, но как некий маятник, который, пребывая в постоянном движении между двумя группами, предоставляет им различные знания, предложения и взгляды. Конечно, существует некий утилитарный взгляд на их деятельность, но он плохо определяет ее. Их деятельность -- это, в конечном счете, выражение бесчисленных точек зрения на политические, экономические, научные, художественные, академические и многие другие вопросы. Эти точки зрения принадлежат разным авторам, не привязаны к тем или иным идентичностям и принадлежностям и никогда не бывают единственными и неизменными.

Философия мексиканских интеллектуалов всегда соответствовала их классовому сознанию; «органичные» интеллектуалы, традиционно оправдывающие правительственный курс, а«неорганичные», или «протестующие», критикуют действия правительства, находятся в оппозиции. Первые занимают привилегированное положение в обществах, построенных на социальном неравенстве. Вторые - выходцы из народа - изгои. Однако и те, и другие, находясь в диалектическом единстве, стремятся к общей цели: прямому или косвенному участию во власти или обретению доступа к ней, то есть к соформированию той политической системы, к которой они принадлежат, для ее утверждения, изменения или совершенствования. Эта цель существует независимо от их идеологической позиции, их творчества и участия в политической жизни.

Интеллектуалы Мексики, равно как и большинства стран, находящихся в поисках экономического и политического равновесия, не выступают в роли классических мыслителей в строгом смысле этого слова, если мы вкладываем в него познание Бытия, как в случае с Аристотелем или Платоном. Стало быть, метафизика не является одним из направлений латиноамериканской философской мысли. Философия ее представителей - это философия действия: думать, чтобы участвовать; думать, чтобы действовать. Это полностью согласуется с реальным положением в этих странах: борьбой за независимость и поиском демократии.

Таким образом, мексиканские интеллектуалы, считая себя искателями «правды», творцами, критиками, исследователями того, что существует и не существует, и знатоками в самых обширных областях, активно участвовали в политике как на стороне правительства, так и на стороне оппозиции.

Но помимо самоопределения интеллектуалов, следует также знать о представлении и мнении обычных граждан об интеллектуалах. В Мексике, с населением, превосходящим сто миллионов, есть свои особенности, связанные с ее историей. Экономическая, политическая и культурная элиты, которые редко удается четко дифференцировать, явно находились в меньшинстве. В настоящий момент эта элита не превышает двадцати процентов населения: это не только самые богатые десять семей страны, но и та часть общества, которая может дать своим детям образование на высшем уровне внутри страны и за ее пределами. Отсюда выходят мексиканские мыслители, хотя небольшую их часть составляют и выпускники государственных учебных заведений и гражданских организаций, которым хорошо известно, чем живет основная часть общества.

Мексиканский государственный автономный университет (Universidad Nacional Autуnoma de México - UNAM) и Мексиканский колледж (Colegio de México - COLMEX) традиционно были центрами набора кадров для политической и интеллектуальной жизни страны. Однако по мере того, как оформлялось и консолидировалось государство, пространство для их участия сокращалось. По мере усиления роли рынка ослабевало государство, и наоборот. В этой бесконечной игре мексиканские интеллектуалы оказываются то внутри правительства, то за его пределами, а их позиции соответственно то согласуются, то не согласуются с официальным курсом. Случаи, когда убеждений придерживались независимо от политического момента, переживаемого страной, являются редкими исключениями; примерами этому могут служить Антонио Касо, Хосе Васконселос, Пабло Гонсалес Касанова или Даниель Косио Вильегас, Леопольдо Сеа и другие.

Следует добавить, что по мере того, как политика страны постепенно изменялась, будь то в соответствии с международной конъюнктурой или из-за нарушения национального единства, отбор интеллектуалов в систему стал более строгим; вследствие этого сегодня в Мексике, включенной в современность и процессы модернизации, такие учебные заведения, как UNAM и COLMEX, перестали быть излюбленными центрами для набора кадров и вынуждены разделить открывающиеся, весьма ограниченные, возможности с другими высшими учебными заведениями, в частности с частными школами (среди прочих, с Монтерейским технологическим институтом высшего образования, Ибероамериканским университетом, Мексиканским автономным технологическим институтом, Университетом Америк и Университетом имени Ла Салль. Выпускники государственных университетов штатов Мексиканской республики также участвуют в высших сферах государственного управления на федеральном уровне).

 

II.                 Современные интеллектуалы.

От непризнания к реваншу

 

Между сороковыми и семидесятыми годами прошлого столетия Мексика пережила расцвет нового послереволюционного строя, опиравшегося на официальную партию, сильную президентскую власть и корпоративную политику, осуществившего отстранение общественных лидеров для осуществления тотального контроля над их организациями. Эта система была оправдана, в свою очередь, экономическим ростом, который ежегодно в среднем составлял шесть процентов, а также ежегодным увеличением доходов на душу населения на три процента. Этот период между 1940 и 1970 годами был назван «мексиканским чудом». Укреплению системы в послереволюционный период также способствовали привлечение в политику молодых кадров и органическая роль мексиканских интеллектуалов.

Избранные студенты, члены их семей и друзья из числа людей их круга пользовались сильными экономическими стимулами, политическим влиянием и политической поддержкой различных кругов при условии, что они сохраняли верность существующему строю. Однако их верность не была ни прочной, ни окончательной, а, скорее, отвечающей их интересам. В Мексике эта верность сводится к одной популярной фразе, которая знаменует тот момент, когда на место прежних руководителей, потерявших расположение сильных мира сего и уходящих в отставку, приходит их преемник: «Король умер, да здравствует король!»

Когда начался закат мексиканского чуда, где-то с конца 60-х и до 2001 года, и существующий режим уже не был способен востребовать хотя бы лояльных студентов и мыслителей, политическая и общественная ситуация постепенно стала складываться таким образом, что все меньше оставалось возможностей занять государственную или выборную должность. Мощная студенческая манифестация в октябре 1968 года и ее немедленное подавление, равно как демонстрации июня 1971 года и последующие, вплоть до скандала с фальсификацией выборов 1988 года, наиболее крупного за последние годы - факты, свидетельствующие о кризисе легитимности, который переживал этот политический строй.

Демографический взрыв, включение все большего числа молодых мексиканцев в систему образования, равно как конформизм и замкнутость новых элит, привели к развалу послереволюционного режима. Эти факторы плюс падение популизма, оставшегося в наследство от генерала Ласаро Карденаса, и изменения в международном капитализме, оставившие в прошлом «государство-благодетеля» послевоенных лет, привели мексиканское правительство к тактике наибольшей поддержки предпринимательского сектора экономики страны в ущерб секторам «народным».

Между 1982 и 1994 годами технократы, пребывающие в самых высоких сферах политической, экономической и культурной жизни страны (кадры, подготовленные в Чикагском университете и впоследствии в других американских университетах, таких, как Йель и Гарвард), привели к расколу в рядах мексиканских интеллектуалов и профессуры. Часть из них одобрила резкую смену курса правительства, создавшего наиболее благоприятные условия для развития свободной торговли и принявшего решение об отделении государства от экономики. Другие утвердились в своей неприязни к режиму, к участию иностранного капитала в национальной экономике и образовании, к присутствию все большего числа идеологов, подготовленных за рубежом, к отходу от националистических требований, с которыми победила Мексиканская революция; они лелеяли мечту пробиться в политику, чтобы покончить с абсолютной властью Партии институциализированной революции (PRI).

Энрике Краусе (историк), Карлос Фуэнтес (литератор), Луис Вильоро (философ), Элена Понятовска (литератор), Эльба Эстер Гордильо (преподаватель), Гуадалупе Лоаэса (политический аналитик), Мануэль Камачо Солис (академик и политик), Федерико Рейес Эролес (политический аналитик), Адольфо Агилар Синсер (академик, исследователь) и Хорхе Г. Кастаньеда (академик, исследователь) среди прочих поставили себе задачу организовать в обществе оппозицию. Это привело к выступлению наиболее активной части общества против однопартийного строя. Оппозиция объединилась в различные общественные движения, такие, как «Демократическая конвергенция» (1985), «Гражданский союз» (1995), «Группа Сан Анхел» (1994-1996) и «Гражданское дело» (1997). «Партия демократической революции» (1988) смогла превратиться в первую оппозиционную политическую партию.

 

III.               «Группа Сан Анхел».

Сила знания и правды

 

Именно эта группа стала наиболее авторитетной и влиятельной среди подобных образований, возникших в 80-90 годах, но не потому, что она достигла свои цели, а лишь потому, что именно из нее вышли будущие члены президентского кабинета, которым всего лишь за шесть лет удалось добиться государственной зарплаты и стать основой для смены правящей партии (но не режима).

Напряженные отношения, которые сложились между президентом республики и интеллектуалами Мексики в 1988-1994 годах, заставили главу государства подтолкнуть гражданское общество к участию в политике через Национальную программу солидарности. Целью этой программы, в ее социальной и политической части, была поддержка требований большинства реализовать свое право на долю национального богатства, накопленного старыми политиками Партии институциализированной революции, в обмен на крохи хлеба и чуть большие возможности политического участия. Интеллектуалов же он вынудил вернуться в академическую среду либо пополнить армию невостребованных: остаться без работы либо заниматься академической теоретизацией.

«Органики», то есть те, которые в конце концов приняли неолиберальный и модернизаторский путь Салинаса, - Октавио Пас, Эктор Агилар Камин - критически отнеслись к «восставшим»в Чапасе, индейцам, которые сопротивлялись пути прогресса и развития нации. Другие, такие, как Хорхе Г. Кастаньеда, Адольфо Агилар Синсер, Федерико Рейес Эролес и Энрике Краусе, ушли в преподавание и научную работу в различных исследовательских центрах и университетах в Мексике и за рубежом. Благодаря своей критической позиции по отношению к системе они были признаны в политических, образовательных и интеллектуальных кругах левого толка. Достаточно взглянуть на их публикации (книги, статьи, исследования), чтобы убедиться в критическом отношении к действиям правительства: это выступления в защиту прав человека и демократии, несогласие с Договором о свободной торговле с США и Канадой, внимание к проблемам индейцев, требование вложения больших средств в образование и т.д.

В конце концов состязание за политическую власть на выборах 1994 года, когда Мексика, заключив Договор о свободной торговле в Северной Америке, уже претендовала войти в число стран «первого мира» и одновременно испытывала всплеск традиционализма, проявившийся в мятеже индейцев в Чапасе, создало подходящие условия для политической дискуссии, которая, казалось бы, обещала мыслителям большее влияние. Когда публичные дебаты по множеству вопросов нарушили прежнее внутреннее единство, то у интеллектуалов появилось больше возможностей для участия в политической жизни.

Борьба за политическую власть между технократами-салинистами и консервативными политиками Партии институциализированной революции, которых возглавлял профессор Карлос Хэнк Гонсалес (политик с многолетней карьерой и большим влиянием, обладающий значительным капиталом), сделала положение Мексики шатким. Политические убийства, последовавшие в год выборов, укрепили роль интеллектуалов в глазах удивленного и колеблющегося общества, которое тем не менее по традиции поддалось влиянию патриотических позиций, занятых ПИР. Ведь, как бы то ни было, ПИР обеспечивала мир на протяжении более шестидесяти лет.

Элена Понятовска, Куаутемок Карденас, Андрес Мануэль Лопес Обрадор, Деметрио Соди-де-ла-Тихера, Хорхе Г. Кастаньеда и другие откликнулись на протесты жителей Чапаса, направленные против Договора о свободной торговле с США, против нарушение суверенитета, роста бедности и числа отверженных в обществе. Они даже потребовали привлечения к суду политиков, ответственных за массовые репрессии октября 1968 года и июня 1971, года и их исполнителей, равно как и освещения последующих убийств и исчезновений представителей оппозиции. Таким образом, обстановка создала условия для реванша мексиканских интеллектуалов.

В 1994 году была основана «Группа Сан Анхел», объединившая интеллектуалов- отдаленных, как никогда раньше, от власти. Их целью было предложить альтернативный путь для достижения демократии в Мексике, который все-таки остался бы в рамках, заданных европейской современностью. В конечном счете казалось, что остается в силе марксистский тезис: никто не стремился покончить с авторитарным режимом, все сводилось только к попытке его реорганизации и внешней демократизации.

«Группа Сан Анхел», насчитывавшая вначале тридцать человек и выросшая до семидесяти шести членов, стремилась не только представлять чаяния гражданского общества, которое в большей степени было погружено в проблемы индейцев и нищих предместий, разоблачения коррупции, общества, уставшего от избирательных махинаций, бедности и лишений, но и показать, что она является наиболее «подходящей» общественной группой для того, чтобы влиять на политику и предложить смену режима в стране. Не случаен тот факт, что она расположилась на юге города Мехико[1]. Традиционно и исторически именно на юге Мехико всегда жили образованные, состоятельные и влиятельные люди. В группе очевидно были представлены два социальных класса: с одной стороны - богатые и влиятельные, с другой - высокообразованные.

Таким образом, в период правления Висенте Фокса нашли свои места в кабинете министров Адольфо Агилар Синсер, Сантьяго Креель Миранда, Хорхе Г. Кастаньеда, Алехандро Гертц Манеро, Ортис Пинчетти-и-Кампос. Хорхе Г. Кастаньеда покинул пост профессора и исследовательскую работу и перешел на должность секретаря иностранных дел. Вместе с ним Агилар Камин, призванный формировать общественное мнение, ярый защитник политики Салинаса, и Эльба Эстер Гордильо, бывшая профессором и ставшая сопредседателем ПИР на общегосударственном уровне, среди прочих, были поддержаны «Группой Сан Анхел», в которой также участвовал нынешний президент Мексики. Энрике Краусе, историк, профессор и исследователь, стал официальным историком Мексики, подписав договор с телевидением - наиболее значимым средством массовой информации страны; у него прекрасные личные отношения с президентом страны Висенте Фоксом. Сантьяго Креель Миранда оставил пост гражданского советника, независимого и беспартийного, служащего Федерального избирательного института, чтобы стать министром внутренних дел. Алехандро Гертц Манеро, предложивший проекты, зародившиеся в недрах гражданских ассоциаций, превратился в министра общественной безопасности.

 

IV. Интеллектуалы глазами других.

К заключению

 

Для мексиканского общества в целом интеллектуал - это человек большого ума, который напряженно учится, из обеспеченной семьи; «они как артисты эстрады: мы знаем, что они есть, поскольку они пишут книги, понятные не всем, появляются на телевидении и на страницах газет и журналов, но я не представляю себе, чтобы они были такими, как один из нас». «Их умение мыслить и анализировать действительность пропастью лежит между ними и нами»[2].

Политика, экономика и проявления «высокой культуры» действительно пропастью лежат между интересами правительства и общественного большинства. Управление государством имеет мало общего с нуждами и особенностями разнородного общества. В то время как политики проводят политические дебаты и осуществляют свою власть, принимая решения и управляя государством, интеллектуалы подают им идеи, все более далекие от интересов общества. Быть сегодня интеллектуалом означает обладать возможностью напрямую участвовать в правительстве, сколачивать состояния и ходатайствовать о получении еще более важных государственных постов. Интеллектуал далек от большинства не потому, что он состоятельный человек (это общеизвестный факт и никем не обсуждается - не из-за его незначительности, просто так было всегда), а потому, что у него есть возможность оказывать влияние на политику и участвовать в управлении государством.

В Мексике наличие групповых политических взглядов заявило о себе как о части национальной культуры. По традиции также рекомендуется создать «команду», потому что от этого зависит получение важных государственных постов. Интеллектуалы Мексики, но не все, а только те, у кого были «правильные» взгляды и «счастье» обзавестись друзьями из окружения президента, быстро поднимаются по служебной лестнице, появляются на политической сцене страны и вращаются в самых богатых кругах государства. Защита прав человека и демократии, борьба против коррупции и наркоторговли - вся эта деятельность свидетельствует о неустойчивости идеологий и политических, научных и интеллектуальных позиций мыслителей Мексики. Ибо гражданские права и демократия имеют мало общего с действительными интересами большинства, в то время как наркоторговля и коррупция затрагивают их самым прямым образом.

Такие проблемы, как уменьшение бедности, уважение к различным позициям, законодательство, которое благоприятствовало бы многообразию взглядов, жилищный вопрос, создание рабочих мест, социальная защита, не только не были решены, но продолжают обостряться, что еще более отдаляет интеллектуалов от остальной Мексики. Они стремятся сделать более «тесными» отношения с США (что расценивается мексиканцами как распродажа страны), дистанцироваться от Кубы (что воспринимается как отступничество и измена родине), отказаться от прежних принципов внешней политики (что в глазах мексиканцев означает предать свою историю), отказаться от идеалов Мексиканской революции (что понимается как отказ от славного прошлого, наполненного пролитой кровью и жертвами) и забыть о коренном населении (что воспринимается как самое главное предательство неолиберализма). Эти взгляды поставили интеллектуалов Мексики в почти невероятное положение. Ведь новые тезисы о «демократической, уважающей права человека, борющейся с коррупцией и проянки» Мексике оказались не более чем продуктом мексиканской интеллектуальной мысли, как минимум той ее части, которая была на виду с 1994 года. Это - интеллектуалы, которые безболезненно отошли от левых взглядов и теперь превратились в правительственных чиновников. Они убеждены в том, что власть принадлежит им по праву, которое им дает их эрудиция, их отечественное и зарубежное образование.

Благодаря своему уму они оказались на пьедестале: они обладают знаниями и истиной, и поэтому только они реально знают, что нужно мексиканскому народу, только они могут добиться необходимого равновесия между государством и рынком, между богатством и властью, между обществом и правительством.

 

Перевод с испанского Ондины Урибес дель Барко и Нины Спиченко

 

 

 

 

Хорхе Г. Кастаньеда

JorgeG. Castañedaродился в городе Мехико 24 мая 1953 г. Закончил Принстонский университет в США и защитил диссертацию по экономической истории в Парижском университете. С 1979 г. является ординарным профессором на полной ставке в Мексиканском государственном автономном университете (UNAM) и с 1997 г. возглавляет кафедру политических наук и латиноамериканских исследований в Нью-Йоркском университете. В 1994 г. стал одним из основателей «Группы Сан Анхел». 1 декабря 2000 г. Кастаньеда, по указу президента Висенте Фокса, получил пост министра иностранных дел. Является автором больше десятка книг, многие из которых переведены на английский и другие иностранные языки. Среди них можно упомянуть такие, как «Никарагуа: противоречия революции» (Nicaragua: contradicciones de una revolución), «Деньги на ветер» (La casa por la ventana), «Жизнь преподносит сюрпризы» (Sorpresas te da la vida), «Наследие» (La herencia), «Археология президентской преемственности» (Arqueología de la sucesión presidencial), «Жизнь в красном цвете» (La vida en rojo). Он также сотрудничал более чем с двадцатью печатными изданиями, среди которых стоит выделить газеты Reforma, El País и журнал Newsweek.

 

Сантьяго Креель Миранда

SantiagoCreelMirandaродился в городе Мехико 11 декабря 1954 г. В течение двадцати лет работал адвокатом в одном из самых престижных адвокатских бюро страны. Был секретарем журнала «Поворот» (Vuelta) и основателем журнала «Эта страна» (Este País). Занимал должность профессора в Мексиканском автономном технологическом институте, где был деканом факультета права и заведующим Академическим департаментом. С 1994 по 1996 г. был гражданским советником Генерального совета Федерального избирательного института (Instituto Federal Electoral- IFE). В 1997 г. был избран федеральным депутатом в законодательное собрание пятьдесят седьмого созыва и стал первым председателем Конституционной комиссии по управлению от оппозиции. В мае 1999 г. вступил в партию «Национальное действие» (PartidoAcciónNacional)и в ноябре того же года был выдвинут от нее кандидатом на должность главы правительства Федерального округа - пост, за который он боролся также как лидер «Союза за перемены» (Alianza por el Cambio). Окончил юридический факультет Мексиканского государственного автономного университета (UNAM) и защитил диссертацию в Мичиганском университете США.

 

Адольфо Агилар Синсер

AdolfoAguilarZínzerродился в Федеральном округе 2 декабря 1949 г. С 1975 г. работал в академической исследовательской сфере, в сфере образования и управления, а также возглавлял программы национальных и международных институтов. Работал в Центре экономических и социальных исследований «третьего мира» и в Центре американских исследований Мексиканского государственного автономного университета (UNAM). С 1991 г. участвовал в таких инициативных гражданских группах, как «Национальное соглашение за демократию» (Acuerdo Nacional por la Democracia), «Гражданское движение за демократию» (Movimiento Ciudadano por la Democracia), «Группа Сан Анхел» (Grupo San Ángel), «Двадцать компромиссов за демократию» (Veinte Compromisos por la Democracia) и «Семинар замка Чапультепек за избирательную реформу» (Seminario del Castillo de Chapultepec para la Reforma Electoral) среди прочих. С 1994 по 1997 г. был депутатом федерального уровня и в течение этого времени сформировал «Группу депутатов - независимых граждан» (Grupo de Diputados Ciudadanos Independientes). В 1997 г. был выдвинут в качестве независимого кандидата в сенат Республики и вошел в состав законодательного собрания пятьдесят седьмого созыва. Закончил факультет международных отношений Мексиканского колледжа и получил степень магистра на факультете общественного управления и экономического развития Правительственной школы при Гарвардском университете.

 

Алехандро Гертц Манеро

AlejandroGertzManeroродился в городе Мехико 31 октября 1939 г. Имел адвокатскую практику и был предпринимателем в издательском и торговом деле. Исполнял обязанности генерального секретаря Национального института антропологии и истории, явился основателем и директором Института генеральной прокуратуры Республики, главным государственным координатором кампании против наркоторговли в Генеральной прокуратуре республики. Занимал должности генерального федерального прокурора по защите труда и секретаря общественной безопасности правительства федерального округа. Преподавал в Мексиканском государственном автономном университете, в Национальном институте антропологии и истории, в Мексиканском автономном технологическом институте, в Университете Анауак (Universidad Anáhuac), а также был ректором Университета Америк (Universidad de las Américas). Адвокат Свободной школы права и доктор права в Мексиканском государственном автономном университете.

 

Энрике Краусе

EnriqueKrauze- историк и эссеист. Родился в городе Мехико в 1947 г. Получил инженерно-техническое образование в Мексиканском государственном автономном университете (1969 г.) и докторскую степень по истории в Мексиканском колледже (1974 г.) В 1977 г. стал ответственным секретарем журнала «Поворот» (Vuelta), а с 1981 г. по декабрь 1996 г. был заместителем главного редактора. В 1991 г. основал Издательский дом «Клио» и является его директором. В 1999 г. начал издавать журнал «Свободные литеры» (Letras Libres), став его главным редактором. Как писатель пробовал себя в разных жанрах: биографическом, историческом, эссе и интервью. В первых двух жанрах опубликованы «Культурные вожди в Мексиканской революции» (Caudillos culturales en la Revolución mexicana, 1976), «Экономическое переустройство» (La reconstrucción económica, 1977), «Даниель Косио Вильегас. Интеллектуальная биография» (Daniel Cosío Villegas. Una biografía intelectual, 1980), «Биография власти» (Biografía del poder, 1987), «Век вождей» (Siglo de caudillos, 1993), «Императорское президентство» (La presidencia imperial, 1997), антология «Рассказывает история» (La historia cuenta, 1998) и «Выдающиеся мексиканцы» (Mexicanos eminentes, 1999). Как эссеист он анализировал ученый мир в книге «Грани истории» (Caras de la historia, 1983), но его демократический пыл отразился в различных критических работах о государственной власти в республике: «За демократию без эпитетов» (Por una democracia sin adjetivos, 1986), «Еретические записки» (Textos heréticos, 1992), «Время сочтено» (Tiempo contado, 1996) и «Политическая задача» (Tarea política, 2000). В жанре интервью он опубликовал книгу «Люди и идеи» (Personas e ideas, 1989). Лауреат премии Комильяс в жанре биографии (Испания, 1993). В 1990 г. вступил в Мексиканскую академию истории. Автор серии телевизионных документальных фильмов по мексиканской истории: «Биография власти» (Biografía del poder, 1987), «Мексика» (PBS, 1988), «Полет орла» (El vuelo del Águila, 1994), «Мексика: XX век» (México: siglo XX, 1998-2000) и «Мексика: Новый век» (México: nuevo siglo, 2001). Его труд по истории Мексики был опубликован в 1997 г. в США издательством «Харпер Коллинз» (Harper Collins) под заголовком: «Мексика: Биография власти» (Mexico: Biography of Power).

 

Мануэль Камачо Солис

ManuelCamachoSolísродился в Федеральном округе в 1946 г. Получил экономическое образование в Мексиканском государственном автономном университете и звание магистра по общественным наукам в Принстонском университете США. Был преподавателем-исследователем в Центре международных исследований Мексиканского колледжа. Занял пост заместителя директора политических исследований Института политических, экономических и социальных исследований (Instituto de Estudios Políticos, Económicos y Sociales -IEPES) и пост координатора руководящей комиссии государства. В федеральном правительстве был помощником генерального директора Национальной финансовой компании«Нафинса» (Nafinsa) в 1978 г., заместителем секретаря по вопросам регионального развития Секретариата планирования бюджета, секретарем по вопросам городского развития и экологии и руководителем Департамента федерального округа. Занимал пост секретаря иностранных дел с декабря 1993 г. по январь 1994 г. в период шестилетнего президентского срока Карлоса Салинаса. 10 января 1994 г. Мануэль Камачо Солис был назначен уполномоченным по примирению и согласию в Чапасе. Затем он основал Партию демократического центра (Partido del Centro Democrático - PCD), которая была зарегистрирована в 1999 г. и председателем которой он является сегодня. Соавтор книги «Мексика и Аргентина глазами молодежи» (México y Argentina vistos por sus jóvenes) и автор книги «Ближайшее будущее» (El Futuro Inmediato).

 

Элена Понятовска

ElenaPoniatowskaродилась в Париже 19 мая 1933 г., во время Второй мировой войны покинула вместе с семьей Европу и прибыла в Мехико в 1942 г. Работала журналистом в ежедневной газете «Эксельсиор» (Excélsior) и сотрудничала среди прочих изданий с «Мексиканским литературным журналом» (Revista Mexicana de Literatura), «Эстасьонес» (Estaciones), «Абсидес» (Absides), «Искусство Мексики» (Artes de México), «Журнал Мексиканского университета» (Revista de la Universidad de México), «Слово и человек» (La Palabra y el Hombre), «Одинплюсодин» (Unomásuno) и «День» (La Jornada). Ею были сняты короткометражные фильмы о сестре Хуане Инес де-ла-Крус, Хосе Клементе Ороско, о проблеме воды и другие. Создательница и член Национальной фильмотеки и Издательского дома «XXIвек». Будучи журналистом по образованию, Элена Понятовска для воссоздания жизни главных героев своих книг использует различные приемы журналистских расследований, такие, как интервью, газетные новости, письма, свидетельства очевидцев и другие. Она посвящает свои книги тем, о ком никто не пишет: она предоставляет слово обычным людям, простым женщинам (как, например, в рассказе «Прачки» - Las lavanderas). Рассказ «Не пей до дна» (Hasta no verte Jesús mío), где главной героиней выступает Хесуса, написан на основе интервью с Хесусой Паланкарес - простой женщиной, участницей Мексиканской революции); это пламенный голос великих женщин, таких, как, например, художницы Анхелины (Кьелы) Белофф в ее вымышленной переписке с Диего Риверой или Тины Модотти в книге «Тиниссима» (Tinísima).

 



[1] Сан Анхел - район города Мехико. (Примеч. ред.)

[2] Выдержки из неформальных опросов людей из различных слоев общества: среди прочих, домохозяек, служащих, водителей, специалистов разных профессий, студентов.



© 1996 - 2017 Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал" | Адрес для писем: zhz@russ.ru
По всем вопросам обращаться к Сергею Костырко | О проекте