Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Неприкосновенный запас 2002, 6(26)

Загадка Ширин Нешат

Ее творчество принято считать противоречивым и загадочным, перенасыщенным символами и кодами исламской культуры и универсальными мифологемами, паразитирующим на темах политкорректности и феминизме. Ее называют выдающейся художницей, носительницей билингвистической — “изгнаннической” [1] ментальности, американкой иранского происхождения, “двойным агентом” [2] и революционеркой. В переводе с фарси ее имя звучит как “сладкая”[3].

Сорокапятилетняя художница Ширин Нешат родилась в иранском городе Казвин. В 1979 году родители отправили ее изучать историю искусств в Калифорнийский Университет. Исламская революция и установление в стране фундаменталистского режима помешали Ширин вернуться на родину, превратив ее в вынужденную мигрантку. Лишь в 1990 году художница смогла вновь посетить свою родину. Ориентированная скорее на западные ценности художница не смогла смириться с принятыми в ее стране угнетением прав женщин и “неверных”, репрессиями, властью эмоций (страха) над разумом. Женская чадра, ранее воспринимавшаяся как предмет поэтизации и символ протеста против навязываемых буржуазным миром стереотипов женской красоты, в современном контексте стала подобием тюремной униформы, отрицающей даже намек на сексуальность и индивидуальность личности. Черно-белый “средневековый” Иран: выкрашенные белой известью дома и женщины в черных чадрах — вот сильнейшее визуальное впечатление, которое Ширин увезла с собой в Соединенные Штаты. Поездка домой, с одной стороны, восстановившая утраченную связь с духовно близкой ей культурой Востока, а с другой стороны, разрушившая иллюзию исламского благополучия, стала главным источником вдохновения для всего дальнейшего творчества Ширин — своеобразного терапевтического акта, давшего возможность выразить пережитое потрясение.

Головокружительная карьера в сфере современного искусства, которой, безусловно, способствовал всплеск всеобщего интереса к исламскому миру, художницы Ширин Нешат началась с фотографической серии “Женщины Аллаха”/“Women of Allah” (1994—1997). Главная героиня черно-белых фотографий — сама художница, одетая в чадру, открытые участки ее тела (лицо, руки, ступни) украшены милитаристской женской поэзией и священными текстами Корана на фарси. Единственным “аксессуаром” Ширин в этой фотосессии, помимо персидской “вязи”, стало ружье, которое то безобидно, как серьга, выглядывает из-за уха (“Безмолвная”/“Speechless”, 1996); то угрожающе целится в зрителя, зажатое между ступнями (“Преданность и Бессонница”/“Allegiance with Wakefulness”, 1994), то, подобно кресту или мечу, поднесенному к голове для клятвоприношения или присяги, симметрично разделяет тело на две половины (“Воинственная тишина”/“Rebellious Silence”, 1994). Черно-белое, подчеркнуто скупое и строгое, a` la ранний Хичкок, изображение создает иллюзию документальности, военной хроники. Эффект катарсиса достигается за счет эксперимента Ширин, обратившейся к собственному телу для выражения личных переживаний и чувств, раздваивающихся между ненавистью и любовью, мятежностью и раболепием, женственностью и мужеством. “Эта садо-мазохистская двойственность, взаимная зачарованность насильника и жертвы и стала главной интригой всего творчества Ширин Нешат” [4].

Вслед за фотографией Ширин Нешат обратилась к видео. Трилогия видео-инсталляций в форме двойных видео-проекций развивает темы ее ранних фотографических работ. Три фильма “Turbulent” (“Беспокойный”, 1998), “Rapture” (“Восторг”, 1999) и “Fervor” (“Страсть”, 2000) сфокусированы на противопоставлении мужской и женской роли в исламском обществе.

Картина “Turbulent” принесла автору Первую Международную Премию на Венецианской Биеннале и международную известность. Фильм “Turbulent” появился как реакция на то, что в Иране женщинам запрещено исполнять или записывать музыку. “Если музыка — это выражение мистики и духовности, — говорит Ширин Нешат, — то интересно, почему мужчине дозволено получить подобный опыт, а женщине — нет? В этом фильме женщина нарушает все правила: сначала появляясь в театре, где ей не разрешено находится, затем — исполняя песню, в которой нет слов и которая является чистой импровизацией. Она одинока, ее действия не могут быть одобрены обществом, в котором она живет, но в то же время мы говорим об особой форме свободы, которую достигает эта женщина, о том, какими мятежными и непредсказуемыми могут быть женщины в обществе, где мужчинам уготовано жить определенным традицией образом” [5].

Первый фильм определил основные принципы видеоработ Нешат. Специфика ее картин: цветовая минималистичность, тщательно подобранное звуковое сопровождение, усиливающее визуальный ряд, предельно метафоричное, построенное на жестких контрастах изображение. Как и героиня своих картин, Ширин Нешат совершает бунт против бесстрастности окружающего мира, который в своем неверии не сильно превосходит мир исламского фанатизма. Она — одна из немногих современных художников, осмелившаяся воспеть красоту, веру и героизм, обратившись к своей национальной и гендерной идентичности без отчуждения и стыда. Жанна Д’Арк от современного искусства, Нешат выступила в постиндустриальном мире стерильности и рациональности со своим лозунгом сверхрационального, гипнотизирующего, природного искусства, обращенного к памяти и архетипам всего человечества. Несколько лет спустя после дебюта художницы, стиль Ширин Нешат стал модным и широко тиражируемым. Оцепенение толпы сменилось бурей аплодисментов. Несмотря на упреки отдельных критиков и запрет на показ в исламских странах, Нешат продолжает побеждать...

В 1999 году вышел фильм Нешат “Монолог”. В 2001 году Ширин Нешат совместно с известным композитором-минималистом Филиппом Глассом представила проект — фильм “Passage” (“Шествие”), премьера которого состоялась в нью-йоркском Центре им. Линкольна. Кроме того, в том же году ею были созданы фильмы “Possessed” (“Одержимая”) и “Pulse” (“Биение”).

 

1) Wallach A. Shirin Neshat: Islamic counterpoints // Art in America. October, 2001.

2) Колдобская М. Освобожденная женщина Аллаха // Еженедельник “Дело”, СПб, 15.04.2002, Метод доступа: http:// www.idelo.ru/225/11.html

3) “Она прекрасней роз. Ее назвали Сладкой: // Она — Ширин. Взглянув на лик ее украдкой, // Всю сладость я вкусил, вдохнул я всю весну // Наследницей она слывет Михин-Бану” — Низами Гянджеви, “Хосров и Ширин”, перевод К. Липскерова

4) Колдобская М. Освобожденная женщина Аллаха // Там же.

5) Цитата из интервью Ширин Нешат журналу “TIME”. No Place Like Home, By Susan Horsburgh // Time. London, May, 2001.

Версия для печати