Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Неприкосновенный запас 2002, 1(21)

Московская школа политических исследований

Отсутствие политической культуры — в первой половине 90-х эту формулу едва ли не каждый день можно было услышать в разговоре или прочесть в газете. И действительно, отсутствие традиций публичной политической жизни, отсутствие соответствующих книг, отсутствие институций, формирующих будущих публичных политиков, накладывали видимый отпечаток на сферу политического в целом. Нельзя сказать, что она была как-то особенно деформированной или, тем более, не была “настоящей” и “подлинной”. Степень деформированности вполне соответствовала разворачивающимся революционным событиям, а политическая жизнь была предельно насыщенной и интересной. Однако было очевидно и другое — существует богатый опыт западной политической жизни, а научные дисциплины политического и социального цикла имеют за плечами десятилетия интенсивной интеллектуальной работы. Необходимо было создавать механизмы, которые могли бы адаптировать этот опыт к российским реалиям, понемногу ликвидируя зазор между западной и вдруг народившейся российской политическими культурами.

Одним из таких институтов стала Московская школа политических исследований (МШПИ), созданная в 1992 году Еленой Немировской при поддержке Совета Европы. К сегодняшнему дню через Школу прошло более 5 тысяч учеников, молодых региональных лидеров, депутатов, общественных деятелей, менеджеров, журналистов, предпринимателей из всей России, стран СНГ и Восточной Европы; среди них, например, Владимир Рыжков, главный редактор “Известий” Михаил Кожокин, нынешний лидер социалистической партии Болгарии и много других вполне известных людей, занимающих сейчас важные посты в общественных организациях и государственных структурах.

Деятельность МШПИ распадается на два направления: издательскую программу и систему семинаров. Издательская программа Школы — это, прежде всего, серия “Библиотека МШПИ” (до недавнего времени — издательство “Ad marginem”), в рамках которой выпущено более 20 монографий и сборников статей, посвященных различной политической и социальной проблематике (“НЗ” регулярно пишет о них в разделе “Новые книги”). Преимущественно это переводы (например, “Собственность и свобода” Р. Пайпса или “Прошлое одной иллюзии” Ф. Фюре); среди недавних книг российских авторов — работы В. Мау, В. Рыжкова и Ю. Левады (часть книг не поступает в продажу, а распространяется только бесплатно). С 2000 года МШПИ приступило к изданию еще одной серии — “Культура. Политика. Философия”, — в которой выходят книги более широкого тематического спектра; уже выпущены работы М. Мамардашвили, О. Лациса, С. Франка, написанная Р. Пайпсом биография П. Струве и др. Помимо книг, МШПИ издает малотиражный (500 экз.) журнал “Общая тетрадь”, где публикуются актуальные политические и идеологические материалы, подготовленные российскими и зарубежными экспертами, отчеты о работе Школы, обзоры новейшей политологической литературы, дайджесты зарубежной прессы и т.п.

Основной же формой существования Школы является система семинаров. Годичный цикл включает в себя 12 семинаров трех типов — федеральные, региональные и специализированные. Федеральные семинары с общей шапкой “Право, политика, экономика и средства массовой информации” проходят в подмосковном Голицыне и Страсбурге; региональные — “Федерализм, региональная политика и местное самоуправление” — в различных регионах России и Европы; специализированные — “Институт свободных средств массовой информации” и “Права человека” — также в Голицыне, но отличаются от предыдущих профессиональной однородностью аудитории. Каждый семинарский день включает в себя шесть сессий, состоящих из лекции на ту или иную тему, прочитанной специально приглашенным экспертом, обсуждения этой лекции и итогового “круглого стола”; обучение в Школе, собственно, и состоит из регулярного участия в этих дискуссиях.

МШПИ как административная структура — это несколько молодых менеджеров и небольшой экспертный совет; Школа функционирует за счет западных грантов и, в первую очередь, как уже говорилось, благодаря поддержке Совета Европы. По сути дела, сверхзадача школы — это построение профессиональной политической среды, которая бы связывала редакторов районных газет, мэров провинциальных городов и депутатов Государственной думы. Можно сказать, что Школа работает на будущее, рассчитывая, что со временем ее выпускники дойдут “до степеней известных” и будут поддерживать Школу — и друг друга, а также новые поколения учеников Школы. Надо отдать этому расчету должное: те из ее выпускников, которые уже занимают вполне значимые должности, не забывают Школу и не гнушаются ее семинарами. В этом смысле Школа —это, конечно, институция социальная, а не образовательная: характерно, что обучение в Школе бесплатное — для поступления в нее необходимы рекомендации выпускников.

Подобный принцип приема в Школу может, конечно, иметь и свои минусы. Кто-то может вспомнить в этой связи о кастовости западных политических элит, где учеба в одном из нескольких престижных университетов, а потом членство в соответствующих клубах становится едва ли не обязательным условием для успешной политической карьеры. Нам, конечно, до подобной кастовости еще далеко — наша политическая элита только формируется. Когда-нибудь принцип отбора только “по знакомству” и может стать серьезной проблемой — по пока Школа, наоборот, помогает выстроить горизонтальные связи, которые сами по себе едва ли когда-нибудь бы возникли: при всей чрезвычайной демократичности, даже эгалитарности российского социума, мало где выпускник областного пединститута может оказаться за одной скамьей с выпускником МГИМО.

К тому же, формирование у представителей разных политических партий чувства принадлежности к одной социальной среде представляется важной предпосылкой стабильности нашего общества. Описывая свою “философию” словами “плюрализм и толерантность”, работники МШПИ подчеркивают, что учениками Школы на протяжении всего ее существования являлись и являются самые разные по своей идеологической ориентации политики: члены СПС и КПРФ, “Яблока” и “Единства”. Подобная идеологическая всеядность необычна для российской публичной сферы и нами, привыкшими к конфронтационности отечественного политического процесса, может восприниматься как проявление беспринципности. Это, конечно, не так: у Школы есть вполне определенное идеологическое лицо, что видно и из состава приглашаемых экспертов, и из круга обсуждаемых проблем, и из самих заглавий выпускаемых школой книг. Это не исключает серьезных разногласий между участниками семинаров — но они воспринимаются именно как разногласия: выпускники школы могут оказаться жесткими оппонентами, но не могут оказаться “классовыми врагами”

Центральным элементом семинара является диалог; Школа Елены Немировской превращает диалог в основной принцип своей деятельности вообще, отказываясь от декларирования собственной идеологической программы. Свою цель она видит в выработке для современной России общего политического языка. [HЗ]

Московская школа политических исследований

http://www.msps.ru

121854, Москва, ул. Большая Никитская, стр. 44/2, комн. 22; тел./факс 937 3881; e-mail msps@co.ru

Версия для печати