Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Неприкосновенный запас 1999, 5(7)

Skinheads ou naturel

Интервью с комментариями

ВРЕМЕНА И НРАВЫ

Александр Тарасов

ведущий эксперт
Центра новой социологии и изучения практической политики
“Феникс”

Skinheads ou naturel

Интервью с комментариями

Вам встречались группы молодежи с бритыми головами, в одинаковых черных джинсах и камуфляжных куртках без воротников, в высоких армейских ботинках, с нашитым на рукаве флагом рабовладельческой Конфедерации? Это и есть бритоголовые, или, иначе, скинхеды. Сами себя они называют коротким словом “скины”.

Изучением этой новой для России молодежной субкультуры я занимаюсь свыше года.

Скины — это живая легенда среди подростков (в основном школьников) больших городов. Испуганные старшеклассники едва ли не шепотом рассказывают друг другу леденящие душу истории об устраиваемых скинхедами ритуальных убийствах, об огромных дисциплинированных и хорошо вооруженных скинхедских организациях, о созданных скинхедами “зонах контроля”, которые “полностью очищены” от “расово чуждых” (африканцев, азиатов) и где смертельно опасно появляться тем, к кому скинхеды испытывают неприязнь. Из школы в школу кочуют легенды о зверских убийствах смельчаков, рискнувших появиться в таких “зонах”. Правда, правоохранительные органы слухов не подтверждают. Скажем, истинность широко распространенной в московских школах истории о мальчике-рэпере, которого скинхеды весной 1998 года поймали и после истязаний повесили на Арбате, милиция напрочь отрицает.

* * *

Кто же все-таки такие скинхеды?

Скинхеды — это члены молодежных (подростковых) расистских (фашистских или протофашистских) уличных банд, обычно микроскопических (численностью от 3 до 10 человек). Подавляющее большинство скинхедов учится в школах. Некоторые — ученики бывших ПТУ и техникумов, гордо переименованных в “лицеи”. Некоторые — студенты вузов. Некоторые работают (в основном продавцами или охранниками). Многие не учатся и не работают нигде.

Основное времяпрепровождение — напиться пива или водки и пойти на улицу (вариант: в метро) в поисках негров или монголоидов, которых, как представителей “чуждой расы”, скинхедам полагается бить. Они и бьют. В Московской Ассоциации иностранных студентов и в Ассоциации южнокорейских студентов, обучающихся в Москве, документально зафиксировано несколько сот нападений на иностранных студентов — чернокожих и азиатов. Практически по всем случаям нападений милиция отказывалась возбуждать уголовные дела. В тех единичных случаях, когда дела заводили, никаких следственных действий по ним не проводилось и, естественно, виновные найдены не были.

Скинхеды — это единственная молодежная субкультура у нас в стране, которая растет стремительными темпами. Скины завелись в России в 1992 году — в Москве (около 10 человек) и Санкт-Петербурге (человек 5). Появились на свет они исключительно как продукт подражания Западу (в 1989–1991 годах в наших СМИ как раз модно было рассказывать об английских, американских и немецких — а чуть позже и чешских — наци-скинах). Эти первые скинхеды никого не трогали, а тихо и самодовольно демонстрировали себя в центре города, полагая, что они эпатируют публику своим внешним видом.

К весне 1999 года в Москве уже насчитывалось от 2000 до 3200 скинов, в Петербурге — до 2500, в Нижнем Новгороде — до 2000 скинов, в Пскове, Ярославле, Калининграде и Екатеринбурге — до 1000. От полусотни до нескольких сотен скинхедов насчитывается в Воронеже, Самаре, Саратове, Краснодаре, Ростове-на-Дону, Красноярске, Омске, Томске, Владивостоке, Рязани, Хабаровске, Петропавловске-Камчатском и Иркутске.

Скинхеды слушают собственные музыкальные группы (наши скины — приверженцы музыкального стиля “ой!”), зачастую — с говорящими названиями (скажем, “Русское гетто” или “Tottenkopf”), выходит скин-пресса — журналы “Под ноль”, “Белое сопротивление”, “Отвертка”, “Streetfighter”. Есть ультраправые сайты в Интернете, рассчитанные на скинхедов (недавно, правда, усилиями анонимных антифашистов многие из этих сайтов были обрушены).

Наблюдается стремление к объединению мелких скинхедских банд в структурированные иерархизированные организации откровенно нацистского толка. В Москве уже три таких объединения: “Скинлегион”, “Blood&Honor’ — Русский филиал” (в каждом по 100–120 человек) и “Объединенные бригады 88” (около 100 членов). В Петербурге существует объединение “Север” (свыше 100 человек), в Ярославле — “White Bears” (свыше 50 человек).

Скины — это, по сути, резерв и “социальная база” фашистских и праворадикальных организаций. Некоторые из таких организаций активно работают со скинами и вербуют их в свои ряды. В Поволжье и Краснодаре это — РНЕ, в Москве — Русский национальный союз (РНС, лидер которого Константин Касимовский сидит сейчас в СИЗО по делу о возбуждении национальной и расовой ненависти на страницах газеты РНС “Штурмовик”), отколовшаяся от РНС “Имперская партия России” (лидер — Алексей Лампси), “Церковь Нави” (бывший “Национальный фронт”, лидер — Илья Лазаренко). В Санкт-Петербурге со скинами работает ультраправая Национально-республиканская партия России (лидер — Юрий Беляев).

Работа эта не пропадает даром. Даже если скины и не вступают в праворадикальные и фашистские организации (или вступают, но затем выходят из них, не выдержав испытания дисциплиной или рутинной работой), они, во всяком случае, приучаются прямо идентифицировать себя с фашистами, ходить на фашистские митинги и активно выступать там, читать праворадикальную прессу и литературу — словом, становятся “политически грамотными”. В частности, еще года два назад наши скинхеды ненавидели негров, но в очень незначительной степени были поражены антисемитизмом. Сегодня, напротив, почти любой скинхед готов прочесть вам горячую лекцию о “жидомасонском заговоре”. Встречаются даже скинхеды, не входящие ни в какие ультраправые партии, которые уже читали “Протоколы Сионских мудрецов” и “Майн Кампф” и способны, пусть путано и сбивчиво, но убежденно рассказывать любому желающему, что все революции, начиная с Великой французской, устроены масонами, а за спиной масонов стояли и стоят сионисты, а за спиной сионистов — страшный еврейский бог Иегова (вариант — Сатана, впрочем, многие из “продвинутых” скинхедов полагают, что это одно и то же).

* * *

Скинхеды, как и прочие мало-мальски идеологизированные молодежные субкультуры (хиппи, панки, байкеры, брейкеры, трешеры, “кислотники” и т.д.), пришли в Россию с Запада. Но, в отличие от предыдущих молодежных субкультур (с которыми у нас в стране либо боролись, либо, напротив, рекламировали или, как минимум, подробно и широко освещали в прессе), скинхеды остаются для “взрослого” мира темой неизвестной и, похоже, табуированной. Пресса о них старается не писать, отечественная наука не изучает. К поведению прессы я еще вернусь, а вот о науке хочется сказать особо. В Англии, на родине движения скинхедов, о них написаны уже сотни три книг и тысячи статей. В США, не успели еще наци-скины прийти на смену “ред-скинз” (о “ред-скинз” — позже), как тут же вышло фундаментальное исследование Эйби Саймона, оплаченное правительством и изданное специально для полиции и прочих федеральных служб. У нас в стране, несмотря на превращение скинхедов в заметное и, по сути, уже массовое явление, никто ими не занимается.

С одной стороны, это вполне объяснимо. Большинство наших социологов — это женщины среднего возраста, которые элементарно боятся подходить к скинхедам: скины — самая агрессивная из заимствованных молодежных субкультур, на вопрос “А почему вы ненавидите негров?” могут и кулаком в лицо... Да и зачем заниматься “полевыми исследованиями”, если легче заработать на жизнь давно освоенным делом — проведением фокус-групп по заказам западных фирм, пытающихся выяснить особенности российского рынка?

Ученые, профессионально занимающиеся проблемами молодежи, например из Института молодежи, при вопросе о скинхедах отводят глаза, вздыхают и начинают объяснять, что на исследования нет денег — государство не дает, а разные фонды на эту тему тоже почему-то грантов не выделяют. “Вот в советские времена, когда нам спустили указание выяснить, что такое хиппи...” — мечтательно вспоминал один сотрудник Научно-исследовательского центра при Институте молодежи...

* * *

Попробую частично заполнить эту лакуну.

Мною записано два пилотных интервью с группами московских скинхедов. Эти интервью произвели на меня сильнейшее впечатление — и, думаю, такое же впечатление они должны производить на любого нормального культурного человека. Специально подчеркиваю, что интервьюировались группы московских скинхедов, то есть, логично предположить, наиболее развитых, грамотных и “цивилизованных”.

Первое интервью было взято в Московском метрополитене у группы из пяти скинхедов, которых я отвлек своими вопросами от темнокожей студентки (видимо, дравидки). Вот любопытный отрывок из этого интервью:

– Мы защищаем свою страну, вот!

Я: Нет, я серьезно спрашиваю. Ну вот эта, например, студентка из Индии — она же не нападала на нашу страну, правильно? А если бы и напала — что она одна сделает?

– Слушай, он нам мозги ...

– Не, он правда не въезжает...

– Короче, значит, объясняю. Во всем виноваты большевики. Ясно, да? Это был такой еврейский заговор. Евреи хотят захватить весь мир. И ни хрена не делать, а только из всех соки сосать. Для этого они устроили в России революцию...

– Потому что в России их долбили...

– Да, потому что в России их зажимали, а в Америке там всякой — нет. Они в Америке все миллионерами стали. А у нас они, значит, все на параше сидели...

– Платон, дай я! Они, значит, устроили в России революцию, чтобы царя скинуть — и вместо, значит, царей стать самим. Чтобы только для них все было ништяк, в натуре. Потому что все коммуняки — это жиды: Карл Маркс был жид, Троцкий, Ленин...

– Не, Спайдер, Ленин, эта... башкир был...

– Сам ты... Я точно знаю: Ленин жид был, у него и фамилия такая... типично жидовская... тока я, блин, эта, не помню, какая...

– Точно, нам даже историчка об этом говорила...

– Во... ну, в общем, они революцию сделали — и начали войну ...

– Гражданскую...

– Спайдер, не лезь...

– ...чтобы побольше русских истребить... Но их там тоже много замочили, но они войну [все-таки] выиграли. Россию, значит, отменили, в натуре, и устроили “совок”... Но Сталин в этот план въехал — и решил их остановить, спасти Россию...

Я: Погоди, погоди. Сталин был грузин...

– Сталин был осетин. А осетины — это арийцы. Как и русские. Осетин на самом деле зовут аланами. Это такие древние арийцы... В общем, Сталин Ленина отравил (!), Троцкого расстрелял (!)...

Я (не выдержав): А Маркса?

– Ну, ты че, мужик, мы к те, как к человеку, а ты к нам, как к сизарям чухнорылым! Маркс тогда за границей был (!), совершенно понятно!.. В общем, Сталин жидов прижал — и стал Россию восстанавливать...

Я: Не понимаю я кое-чего. Сталин стоял во главе компартии...

– Он маскировался, понял? Ему все эти коммунячьи заморочки были по барабану, в натуре. Ну не мог он жидов в открытую уничтожить, потому что на него все бы сразу напали: и Америка, и Англия и все такое... Сталин в это сразу врубился, он знаешь какой умный был? Ну и боялся тоже, да. Потому что жиды уже весь Запад захватили. В Америке кто тогда президентом был, знаешь?

Я: Рузвельт.

– Вот. Это жид. Типично жидовская фамилия. Это должность такая у них в синагоге — который, эта... ритуальные жертвы... ну, в общем... мочит... Поэтому он поручил это дело Гитлеру... Гитлер был... ну... отмороженный, он ничего не боялся. Сталин специально ему всех жидов оставил, чтобы тот их ликвидировал. Но Гитлер шизанулся и решил славян тоже уничтожить... В общем, мы его победили...

– Платон, ты разбазарился... Дай я. Значит, так: евреи Сталина отравили... Такое было “дело врачей”... Их даже повинтили всех... Но Сталин умер — и они выкрутились, всех выпустили.

– Да не хомутали ваще там никого!

– Отвяжись, Тулип, слышь, задолбал. Хомутали. Потом типа отпустили. Я че, дебил? Я это в школе отвечал, на уроке... После Сталина был Хрущев, так? У него жена была еврейка. Хрущев начал потихоньку разваливать страну — как большевики с самого начала и задумали. Вот щас они ее развалили. И теперь они к нам специально завозят всех черных, всех вьетнамцев там, китайцев, кавказцев и все такое... СПИД там всякий, типа наркоту... Чтобы русский народ вымер, а эти черные уже тут как тут, типа местные...

Второе интервью взято у трех скинхедов около Московского зоопарка. В приведенном отрывке рассматривается более узкая тема — персональные политические предпочтения:

Я: А кто из политиков вам нравится?

– Из наших, что ли?

Я: Ну, например.

– А никто. Козлы они все.

Я: Нет, а все-таки...

– Не, ну надо имена назвать...

– Точно...

Я: Ну вот, например, Зюганов.

– Он же коммунист! Коммунистов этих всех перерезать надо...

– Точно. Они с черными заодно, с неграми всякими. Они эти... как их... блин... ну типа транссексуалы...

– Интернационалисты... (Всеобщее оживление.)

– О! Чума! Кузьма слово знает! (Двое восторженно ржут и хлопают третьего по спине.) Профессор!

Я: Хорошо. А Лебедь?

– Лебедь — нормальный мужик, десантник...

– Упал — отжался ...

– Не, Лебедь — козел! Он с чеченами замирился!

– Че ты гонишь! Лебедь с чеченами воевал!

– Я те говорю: Лебедь с чеченами замирился!

– А за базар ответишь?

– Отвечу!

Я (вмешиваюсь): Ладно-ладно, погодите! А вот Гайдар?

– Ж..па жирная!

– Морду отожрал на народном горе — того и гляди треснет!

– Да он же еврей!

Я: Погодите, Гайдар-то почему еврей?

– А кто же?

Я: Он же внук писателя Гайдара, а тот был русский.

– Не знаю я такого писателя.

– А я знаю. Комиссаром был в Гражданскую войну. Крутой такой был. Беспредельщик красноперый. Нашим на спинах звезды вырезал, язык вырывал, глаза выдавливал, под ногти иглы загонял... Типа садист такой. Нам Крыса рассказывала...

Я: Кто?

– Ну, химичка в школе.

Я: Ладно, с Гайдаром ясно. А Чубайс?

– О! (Дружное ржание.) Рыжий! Этот, как его, ваучер!

Я (заподозрив неладное): А что такое “ваучер”?

– Как че? Тампакс, че ж еще!

– С крылышками!

– Сам ты с крылышками! Это бумажка такая была, с портретом Ельцина!

– Кончай грузить! Где ты видел хоть одну бумажку с портретом Ельцина! Скажи еще “Клинтона”!

– Доллар! (Бурное веселье.)

Я: А Селезнев?

– Это кто?

Я: Спикер Госдумы.

– Ну ни хрена себе! Селезнев какой-то.

Я: Ладно, пошли дальше. Явлинский...

– А, это который соком поливался!

Я: Нет. Соком обливались Жириновский и Немцов.

– Во, Жирик — это чума! Во у мужика крыша едет!

– У нас Тушпан его изображает один в один. Тушпан, покажи!

– “Всех, всех расстреляю! Однозначно!” (Всеобщий восторг.)

Я: А Ельцин?

– Да ну его! Старпер! Еле ходит! Тоже мне президент!

– Чеченам войну проиграл!

– Церковь взорвал, где коммуняки с жидами царскую семью расстреляли!

Я: А Лимонов?

– Писа-а-атель! (С невыразимым презрением.)

– Он вообще педик. Он в Америке там неграм на черный болт садился! Сам об этом писал. Я знаю. В книжке “Моя половая жизнь в искусстве”.

Я: А Лужков?

– Лужок — ничего. Он “черных” в Москве прижал так — не пикнут. Правильный мужик.

– Ни хрена не правильный. Че он на хохлов из-за Севастополя наезжает?

– Правильно наезжает! Севастополь — наш!

– Ага. Наш. Он хочет, чтоб мы с Украиной из-за этого Севастополя воевали. А Америка бы радовалась, что мы тут друг друга утюжим...

Я: А Баркашов?

– Баркашов — это чума. Он каратист. Его все боятся.

– В него стреляли... Крутой...

– Ага. В тюрягу сажали...

– Он ваще за русский народ...

Я: А вы бы вступили в РНЕ?

– Не-а. Я что — больной? Строем ходить надо. Фигню всякую учить, как в школе...

– Ты че? Они там из оружия учатся стрелять...

– Да че ты гонишь? Из какого оружия? Дадут тебе тыщу листовок — и ходи раздавай. Пока не раздашь — не вернешься. Вот и все оружие...

– А я бы вступил... Если “шмайссер” дадут. Прикинь: стусовались эти коммуняки с жидами на митинг — там, анпилы всякие, терпилы... А я их, жидов, из “шмайссера”, из “шмайссера”...

Я: А из зарубежных политических деятелей вам кто нравится?

– Это каких, которые сейчас?

Я: Нет, почему же. Из исторических деятелей тоже.

– Александр Македонский. Он полмира завоевал.

– Сталин.

Я: А почему?

– Ну, крутой был мужик. Он всех своих врагов передавил. Коммуняк, там всяких бухариных в 37-м перестрелял. И жидов в лагеря сослал. И сразу все как надо стало.

– Ну, ты сказал. Сталин бы и нас в лагеря послал!

– Сталин сам коммунякой был! Он всех русских крестьян в колхозы загнал!

– И правильно загнал. Вот ща колхозов нет — и они не работают ни хрена. Вся жратва заграничная...

Я (перебивая): Все, все, я понял. А еще кто-нибудь, кроме Сталина...

– Гитлер. Чумовой был мужик.

Я: Но он же на нас напал...

– Ну и козел был, что напал! Надо было наоборот дружить! У нас же с ним договор был, чтобы создать единый рейх белых людей...

– Точно, “пакт Молотова — Риббентропа”!

– Да не “пакт”, а “коктейль”! (Общий восторг.)

Я: А еще?

– Еще викинги... (Общее оживление.)

– Достал ты своими викингами!

– Точно...

– А еще Иван Грозный. Ну, крутой был мужик! Всех перерезал! Лепота!

– Еще Пиночет. Он всех коммунистов у себя на один стадион согнал — и сразу все три миллиона из пулемета покрошил. И они там, в Чили, сразу стали процветать!

* * *

Эти интервью, как выражаются в таких случаях, говорят сами за себя. Но некоторые выводы и комментарии все-таки неизбежны.

Первое, самое очевидное, — это распад системы школьного образования, и особенно блока гуманитарных дисциплин. Представление об истории интервьюируемые скинхеды явно черпали из рекламных роликов банка “Империал” (Александр Македонский), псевдоисторических боевиков (викинги) и случайно увиденной (но не понятой) предвыборной пропагандистской продукции антикоммунистического характера. И напрасно удивляются наши телеведущие, когда с экрана на вопрос о выдающихся деятелях Второй мировой (Великой Отечественной) войны школьники неуверенно лепечут: “Ленин...” (это было накануне последней годовщины 9 Мая).

Поразительно, но некоторые наши либералы печатно возмущались в мае этого года: да что же это, мол, такое, опять начали нас пичкать Сталиным и войной — почти как при Брежневе. Я понимаю, у человека, которого действительно десятилетиями пичкали низкосортной милитаристско-патриотической продукцией, все это вызывает раздражение. Но дело-то в том, что вот этих подростков, которым нравятся Гитлер и фашисты, ничем подобным не пичкали! Время, отведенное на Великую Отечественную в школе, сокращено в шесть раз и доведено до 2–3 уроков. Огромный пласт информации вбивают в эти 2–3 урока — естественно, школьники не помнят, кто что делал и кого как звали. От войны остается грандиозная каша из имен, битв и топонимов, пустые цифры со многими нулями и полная идейная путаница в головах. В результате, как рассказывал, трясясь от возмущения, один мой знакомый, в то время — ответсек “Недели”, выпускники престижной гимназии в центре Москвы (бывшей английской спецшколы) поголовно не знали, что такое Бухенвальд! Этот мой знакомый, еврей, убежденный враг советской власти, окончивший некогда истфак пединститута и какое-то время даже преподававший в школе, перемежал свой рассказ разными нецензурными словами и выражениями в адрес тогдашнего министра образования, его замов и либеральных реформаторов школы вообще. Я его понимаю.

Ксенофобия преодолевается, как известно, только просвещением и воспитанием. Но если изгнать (как это было сделано у нас при министрах Кинелеве и Тихонове) из педагогических документов даже само слово “воспитание” (объявив его почему-то “наследием коммунистического тоталитаризма”), то никакого другого результата, кроме роста ксенофобии, получить нельзя.

Это к вопросу об ответственности либералов. Наши либералы так увлеклись борьбой с “коммунистической идеологией”, что даже не задумались над вопросом: а что предложить взамен коммунистической идеи? Российский фашизм расцвел именно в идеологическом вакууме, порожденном кампанией деидеологизации.

Но дело не только в деидеологизации. Давайте вспомним об Александре Асмолове и его “вариативном образовании”. Звучало это очень привлекательно, понятно. И когда Асмолов со скандалом уходил из Минобраза, он говорил именно о “вариативном образовании”. Но как это “вариативное образование” выглядит экономически? Пожалуйста, экономическая часть “реформы Асмолова—Тихонова” опубликована в “Учительской газете”. И вот тут выясняется, что эта концепция, может быть, и “очень правильная” с точки зрения догматов неолиберализма, но очень страшная при попытке воплотить ее в жизнь в реальной России. Концепция предполагает, что государство полностью устраняется из сферы образования, а финансируется школа из трех источников: из местных бюджетов (которые, как знают во всем мире, в России пусты), из карманов родителей (а они тоже пусты везде, кроме Москвы — да и там негусто) и из средств промышленных предприятий, которые почему-то должны давать деньги на содержание школ (зачем им это? — никакого закона об этом нет; да и денег у предприятий нет — 86% расчетов между ними это бартер). Результат: в последние четыре года в России закрывается по финансовым причинам до 400 школ в год и уже до 25% детей школьного возраста не учатся в школах. В Сибири каждый десятый призывник полностью неграмотен, среди несовершеннолетних правонарушителей в 1998 году полностью неграмотным был каждый третий!

Наивно думать, что эти одичавшие и неграмотные подростки, которые уже в силу своей неграмотности обречены оставаться на социальном дне, вдруг проникнутся любовью к идеям либерализма. А вот к фашистским идеям — почему бы нет? Ведь это так просто: поверить, что во всех твоих бедах виноваты “черные” и “жиды”.

Но впечатление у меня такое, что наши либералы не захотят признавать свои ошибки до тех пор, пока фашиствующие бритоголовые не начнут в массовом порядке проламывать им, либералам, головы прямо на улицах и в подъездах.

Во всяком случае, когда я попытался опубликовать в свое время статью, где указывал, что асмоловская реформа неизбежно приведет к расцвету в подростковой среде фашизма и ксенофобии, сделать этого мне не удалось. В “Учительской газете” и в “Первом сентября” выяснилось, что оба главных редактора — личные друзья Асмолова и никогда никакой критикующий его материал не опубликуют. В третью педагогическую газету — “Педагогический калейдоскоп” — мою статью отнес известный журналист Валерий Хилтунен, “человек № 3” в “Педагогическом калейдоскопе”. Но и там ему сказали, что выступать против Асмолова — это “черносотенство” и статью печатать не будут. Вот так: пытаешься предупредить педагогическую общественность об угрозе фашизма — и становишься “черносотенцем”!

Британские наци-скины были порождением экономического кризиса конца 70-х годов. М. Тэтчер твердой рукой перекраивала британскую экономику по неолиберальным рецептам — а в результате толпы молодых отчаявшихся безработных обрили себе головы, пополнили ряды фашистского Национального фронта и принялись устраивать погромы в кварталах, населенных выходцами из Индии и Вест-Индии. Наши наци-скины — такое же порождение экономического кризиса. Скины существуют только в крупных городах и в агломерациях. Очень часто это дети безработных или дети родителей, чей социальный статус за годы реформ резко понизился (из старшего научного сотрудника — в торговцы в палатке; из ведущего инженера — в “челноки” и т.п.). Эти подростки пропитаны по сути социальной ненавистью, которая, правда, окрашена в национальные и расовые цвета. Они ненавидят негров, евреев, китайцев, “кавказцев” потому, что уверены, что те — богачи, что они “хорошо живут за наш счет, за счет славян”. Это я снова об ответственности либералов. Экономические реформы у нас в стране все-таки не Зюганов с Анпиловым проводили.

Когда я занимался изучением фашизма, мне приходилось без конца читать запоздалые ламентации итальянских и немецких либералов первой половины века — вот, мол, мы-то думали, что эти фашисты будут бить коммунистов, послужат им противовесом, станут дополнительной защитой от “красной опасности”, ради этого мы закрывали глаза на их “подвиги”, ради этого мы давали им деньги, а они, твари неблагодарные...

В прямой связи со скинхедским террором аналогичные запоздалые сетования уже слышны в Польше и Чехии. Вот, например, видный в прошлом деятель “Солидарности” Анджей Словик жалуется: “Когда мы добились ликвидации преподавания идеологизированных гуманитарных предметов, мы были уверены, что поступаем правильно: новых учебников не было, новые, некоммунистические, концепции не были разработаны. Разве могли мы подумать, что все захватит костел — причем самые правые силы костела, люди со средневековым сознанием — и что наши дети начнут брить головы, зачитываться биографией Отто Скорцени, носить кожаные куртки со свастикой и, скандируя “Поляк есть католик!”, бить цыган и украинцев?”

Ему вторит и активист “бархатной революции” в Чехословакии Франтишек Квасничка: “Мы резко качнули вправо ось общественного сознания. Мы старательно отталкивали все, что, как нам казалось, имело отношение к левым идеям, — даже если это была идея расового равноправия или просто слово “солидарность” ... Мы сами сократили до минимума ... историю войны (Второй мировой. — А.Т.) и оккупации, чтобы не раздражать богатого западного соседа (Германию. — А.Т.) ... изучение гуситских войн — раз их так любили прославлять коммунисты ... в школе перестали говорить о колониальных завоеваниях — и, следовательно, о том, что негры и индейцы — такие же люди, как и мы, европейцы... Мы сами породили “холячков” (бритых. — А.Т.), мы сами виноваты в цыганских погромах и 20 цыганских Гусах (имеются в виду 20 чешских цыган, сожженных скинхедами заживо. — А.Т.)”.

Похоже, наши либералы не хотят учиться на чужом опыте.

* * *

Наша пресса о скинах писать не любит. Тому есть много примеров. В газете “Век” главный редактор сбросил сверстанную полосу о скинхедах, сочтя, что это “пропаганда дурных примеров” (можно подумать, что газету деловых кругов “Век” читают потенциальные скины!). А в газетах “Деловой вторник” и “Трибуна” статьи о скинхедах не напечатали, расценив как “чернуху”. В газете “Первое сентября” статью о скинах мариновали четыре месяца. За эти четыре месяца московские скины снискали международную славу: избили на Арбате двух женщин из семей пакистанских дипломатов, затем — в том же районе — беременную гражданку Индии (у которой от побоев случился выкидыш), затем — чернокожего морского пехотинца из охраны посольства США и, наконец, — приехавшего в Москву для чтения лекций Генерального секретаря Социалистической партии Великобритании Питера Таффа. Социалистическая партия разослала об этом событии факсы в СМИ всего мира, и в факсах, в частности, говорилось, что такого безобразия нет ни в одной другой мировой столице. Разразился скандал. О московских скинах написала газета “Москоу таймс”, а затем рассказал и Станислав Кучер в своей программе “Обозреватель” на ТВ-6. Только тогда в “Первом сентября” рискнули напечатать статью о скинах, но после этого главный редактор “Первого сентября” Артем Соловейчик сделал публичный выговор редактору, “пробивавшему” материал. “Почему вы так не любите детей?” — раздраженно спросил он. Должно быть, А. Соловейчик искренне верит, что наши дети — это такие розовые пупсики в коротких штанишках. Интересно, а скины — чьи дети? Инопланетян?

* * *

Между тем скины уже перешли от нападений на “черных” к нападениям на “белых”. Пока еще только на левых. Инцидент с П. Таффом — не единственный, хотя и самый известный. Весной 1998 года скинхеды атаковали собрание троцкистского Комитета за Рабочий Интернационал, проходившее в Музее Маяковского. Той же весной группа скинхедов избила в метро московского школьника Илью Будрайтскиса только за то, что на нем была модная майка, которая воспроизводила обложку диска рок-группы “Rage Against the Machine” с портретом Че Гевары. “Ах ты, гад! — кричали скинхеды. — Че Гевару носишь, коммуниста этого проклятого! “Rage Against the Machine” — это тоже коммунисты, у них там негр играет!” Сам Будрайтскис, литовец по своим корням, выглядел “образцовым арийцем”, но, на его беду, ему встретились политически очень грамотные скины. В течение 1998 года в разных городах России неоднократно происходили нападения скинов на анархистов — как на улицах, так и в помещениях.

Показательно, но нашу либеральную прессу как раз эти факты раздражают. В одном из толстых журналов не стали публиковать статью о скинах именно тогда, когда оказалось, что в статье содержится критика позиции московских властей (а с Лужковым ссорится мало кто хочет) и рассказывается о терроре скинов именно против левых. Я и сам столкнулся с подобным подходом: из небольшой обзорной статьи о скинах, которую я недавно опубликовал в газете у “явлинцев”, тщательно были вымараны все примеры террора наци-скинов против левых. Можно подумать, что скины ограничатся неграми и леваками. Уверен, что нет. Volens nolens вспоминаешь знаменитые слова пастора Нимеллера: “Когда арестовывали коммунистов, я молчал — ведь я не коммунист. Когда арестовывали социал-демократов, я молчал — ведь я не социал-демократ. Когда арестовывали католиков, я молчал — ведь я не католик. Когда пришли за мной, протестовать было уже некому”.

* * *

На Западе наци-скинам противостоят “ред-скинз” — бритоголовая молодежь, придерживающаяся антифашистских и антирасистских взглядов. Большинство “ред-скинз” объединены в международные организации, крупнейшими из которых являются SHARP, SLO и RASH. Большинство “ред-скинз” придерживаются левых взглядов, но не обязательно. SLO, например, состоит в основном из молодых социал-демократов и либералов.

Если о западных наци-скинах наши СМИ рассказывали довольно много, то о “ред-скинз” — ни разу.

В результате у нас “ред-скинз” практически отсутствуют. Можно указать буквально два исключения. В Краснодаре в 1998 году под воздействием местных анархистов сложилась группа “ред-скинз”, которая успешно била краснодарских наци-скинов, но затем на почве “головокружения от успехов” развалилась. Да в Санкт-Петербурге около 80 человек, считающих себя “ред-скинз”, вступили в партию Лимонова (Национал-большевистская партия) и теперь занимаются на улицах северной столицы охотой на наци-скинов (совсем молоденьких в основном пытаются распропагандировать, остальных бьют зверским боем с криками “Гитлер капут!”).

* * *

Уже не первый год нашим наци-скинам активно помогают западные. Десятки раз приезжали сюда делегации наци-скинов из Германии, Австрии, США и Чехии, привозили аудио- и видеопродукцию нацистского и расистского характера, нацистскую символику (нашивки) и экипировку. Приезжали с концертами многочисленные западные скин-ой!-группы. Приезжали, между прочим, и представители немецких и американских фашистских организаций, которые делились с нашими фашистами опытом работы с бритоголовой молодежью.

Более того: немецкие ультраправые через своих “коллег” в Эстонии, Латвии и Литве (через Кайтселийт, Омакатсе, айзсаргов, а до запрета ее латвийскими властями в связи с серией убийств — и через фашистскую организацию “Пернокруст”) наладили устойчивый канал поставок в Россию нацистской символики и литературы, а также и экипировки. Скажем, наци-скинские нашивки “WP” (“White Power”) и “88” (“Heil Hitler!”) приходят в Россию через Прибалтику. Там же, в Литве и Эстонии отпечатаны на русском языке “Майн Кампф” Гитлера и “Мифы XX века” Альфреда Розенберга. Там же тиражируются аудиокассеты с маршами Третьего рейха.

Так что у российских наци-скинов есть все условия для роста. Экономический спад, социальное расслоение и развал систем образования и воспитания им обеспечили наши власти, а финансовую и идеологическую поддержку оказывают западные фашисты.

* * *

Вернусь к ответственности либералов за происходящее. Действительно, ведь это не Зюганов с Анпиловым стояли у власти все эти годы, не Зюганов с Анпиловым проводили экономические реформы, не Зюганов с Анпиловым внедряли новые школьные программы, из которых антифашизм оказался изгнан как тема. Не Зюганов с Анпиловым качнули резко вправо общественное сознание — в нелепом предположении, что это движение направо само собой остановится на нужной “центристской” точке. Не Зюганов с Анпиловым реабилитировали крайне консервативных русских мыслителей: Ивана Ильина, Ивана Солоневича, Льва Тихомирова, Константина Леонтьева, Михаила Меньшикова. Не Зюганов с Анпиловым со страниц газет и с экранов TV рассказывали о том, каким замечательным человеком был о. Иоанн Восторгов и какими извергами были большевики, которые его расстреляли, — и не Зюганов с Анпиловым умилялись часовне, воздвигнутой на месте расстрела о. Иоанна (хотя большевики расстреляли И.И. Восторгова не за то, что он был священником, а за то, что он был — так же, кстати, как и М.О. Меньшиков — лидером “черной сотни”). Не Зюганов с Анпиловым старались изо всех сил провозгласить “героем Второй мировой войны” генерала Власова только на том основании, что он был противником Сталина.

Либералы породили в России скинхедов. Либералы и должны перестать закрывать глаза на скинхедскую проблему и прятать голову в песок. Необходима целенаправленная идеологическая борьба с этой расистской субкультурой, которая на глазах превращается в моду, в символ престижа. Необходимо воздействие (в том числе и за счет личных связей, накопленных за годы реформ) на властные структуры.

Либералы должны заняться этим не только потому, что на них лежит историческая вина, но и просто из чувства самосохранения.

Время пока еще есть.

6 июня 1999





Версия для печати