Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новая Русская Книга 2002, 1

Английская классическая поэзия в русских переводах

АНАЛИЗ НА ОСНОВЕ ПОЭТИЧЕСКИХ АНТОЛОГИЙ И КОЛЛЕКТИВНЫХ СБОРНИКОВ

Попробуем задаться вопросом: "Насколько хорошо мы представляем английскую классическую поэзию, известную в русских переводах, начиная от ее истоков1 и до середины уже прошлого, XX века?". Некоторым вопрос покажется чисто риторическим, и в подтверждение своего несогласия с такой постановкой вопроса они приведут (кто - по памяти, кто - порывшись в книгах) массу поэтических примеров из Сидни и Спенсера, Донна и Бернса, Шелли и Китса, Байрона и, без сомнения, Шекспира, снисходительно поглядывая на мое - чуть не вырвалось "невежество" - незнание. Да, их правота подкреплена трудом десятков и даже сотен поэтов, по мере своих сил и талантов пытавшихся и пытающихся донести до нас все красоты величайшей английской поэзии. Их правота подкреплена десятком антологий и сотнями авторских сборников и книг, благодаря которым наши представления об английской поэзии намного обширнее и полнее представлений англичан о поэзии русской, ограничивающихся главным образом одними знаковыми фигурами, начиная с Пушкина, и, более того, самыми значительными их произведениями.

Их правота… пожалуй, на этом и заканчивается, ибо при более детальном рассмотрении оказывается, что из сотен поэтов-переводчиков, дай Бог, если десяток силой своего таланта смог встать почти вровень с оригиналом, остальные ограничивались, к сожалению для русского читателя, уровнем своего умения, как правило, далеко не равноценным переводимым произведениям. Кроме того, при ближайшем рассмотрении переведенных книг и сборников2 оказывается, что едва ли не треть (и это абсолютно закономерно и не вызывает никаких сомнений) принадлежит перу гения гениев - Уильяма Шекспира, четверть - любимцу всех русских - Джорджу Байрону, и еще одна четверть - народному певцу Шотландии - Роберту Бернсу. На долю же Уильяма Вордсворта, Альфреда Теннисона и Роберта Браунинга - трех вершин английской поэзии, выше которых сами англичане ставят только Шекспира и, по масштабности, пожалуй, Мильтона - досталось всего два сборника - Роберта Браунинга и, только в этом году, - Уильяма Вордсворта! Что уж говорить о не менее знаменитых для англичан, чем вышеупомянутые поэты, и ничего не говорящих нам именах Джеймса Ширли (James Shirley), чье стихотворение The glories of our blood and state учат во всех английских школах так же, как мы учим, допустим, лермонтовское "На смерть поэта"; Ричарда Лавлэйса (Richard Lovelace), который в общем случае вызывает лишь ассоциации с "ловеласом", а не с двумя посланиями To Lucasta и To Althea - вершинными3 образцами английской лирики; Джорджа Витьера (George Wither) с его искрометным сонетом Shall I wasting in despair или Эдмунда Уоллера (Edmund Waller) с потрясающей по красоте песней Go lovely Rose, о первой строке которой английский критик Логан Смит писал буквально следующее: "он (Уоллер) соединил три слова Go lovely Rose так счастливо вместе, что оставил свое имя летящим сквозь время на крыльях фразы и цветка"4. Я и не напоминаю о менее знаковых английских поэтах, которых применительно к несправедливо укоренившейся по отношению к не слишком заметным российским поэтам оценке часто также называют второстепенными5. Да и как русским читателям знать имена далеко не последних английских поэтов Артура Клау (Arthur Clough) или Эдварда Дайера (Edward Dyer), если не существует ни единого перевода из их поэзии. Попросите самого заядлого и эрудированного знатока английской поэзии, будь то любитель или профессионал, прочитать это самое хрестоматийное - Джэймса Ширли. Он бы и рад, да только сумеет сделать это в лучшем случае лишь на языке оригинала или в совершенно вольном переводе, скорее - переложении, из изданной в Израиле(!) книги Якова Фельдмана6. О чем говорить, если и по сей день не существует переводов знаменитейшей Ode. Intimations of Immortality Вордсворта (в уже упомянутой книге избранной лирики ее также нет), занимающей не только в творчестве самого поэта заметное место, но и входящей в список двадцати(!) самых выдающихся произведений английской поэзии за все время ее существования; как нет переводов теннисоновских шедевров The splendour falls on castle walls и Crossing the Bar; если с 1914 года - времени написания не менее знаменитого у англичан, чем у нас, положим, "Гренады" М. Светлова, патриотического стихотворения Руперта Брука (Rupert Brooke) "Солдат" (The Soldier), - до сих пор не появилось его сколько-нибудь адекватного перевода7.

Приведенные факты закономерно вызывают к жизни вопрос, на каком основании сделаны такие нелицеприятные для российских издателей и отечественной переводческой школы заключения?

Чтобы не быть голословным, автором проведено сравнительное исследование английской лирической поэзии, представленной в известных русскому читателю антологиях новейшего времени8 (впрочем, английская поэзия, имея в виду ее антологическое представление, практически отсутствовала как величина вплоть до 1974 года, затерявшись для русского читателя среди "европейской"), и 540 самых знаменитых стихотворений, отобранных с помощью компьютерной обработки9 при анализе свыше 900 оригинальных антологий английской поэзии, изданных в Великобритании и США, начиная с 1557 года10 по настоящее время. Сравнение проводилось по все более усложняющимся методикам.

Вначале, для получения общей картины, был проведен простой подсчет включенных во все вместе взятые анализируемые антологии английской поэзии на русском языке переводов, соответствующих оригинальным английским стихотворениям из числа 540 самых знаменитых (назовем их эталонными). В результате подсчета вырисовывается следующая картина: все девять антологий представляют русскому читателю всего 259 эталонных стихотворений английской поэзии (или чуть менее 48%). Закономерен вопрос: а где еще 281 (двести восемьдесят одно) стихотворение из числа, мягко выражаясь, не самых худших, включенных не в один десяток книг авторитетнейшими английскими антологистами? Они (двести восемьдесят одно стихотворение) недостойны того, чтобы быть прочитанными нашими читателями, и, в таком случае, интересно - по каким соображениям? Или наши составители считают, что знают английскую поэзию лучше английских антологистов? Или, может быть, "то, что англичанину хорошо, русскому - смерть"? Я не знаю ни одного сколько-нибудь убедительного ответа на любой из поставленных вопросов. Если мы хотим быть объективны, то стоит ли игнорировать опыт и мнение тех, кто знает свою поэзию наверняка лучше любого из самых авторитетных и уважаемых русских составителей. Мне могут возразить, что некоторые не столь популярные по мнению англичан стихотворения, как, например, "Колокола Петербурга" Томаса Мура или "Джон Ячменное Зерно" Роберта Бернса, в силу русского менталитета и загадочности русской души вкупе с гениальностью их переводчиков стали у нас шедеврами. Ради Бога, кто против? Для этого в любой книге антологического характера имеется приложение, но вот стоит ли выдавать, например, стихотворение "Засуха" Дэвида Холбрука (David Holbrook) (чье имя, не то что упоминаемое стихотворение, не часто встретишь в английских антологиях) или "Школьники зимой" гораздо более известного Джона Клера (John Clare)11 (речь идет отнюдь не о качестве переводов!) чуть ли не за шедевры, которыми восхищаются англичане, искажая наше представление об их поэтических вкусах и пристрастиях до неузнаваемости, заодно зарождая у русского читателя подозрение, что английская поэзия - сама по себе посредственна, а лучше русской поэзии быть ничего не может. Да, мы - русские, впитавшие красоты нашей поэзии с молоком матери, и понятней и любимей этой поэзии для нас вряд ли что может быть. Да, перевести шедевры английской, да и вообще иноязычной, поэзии в полной мере нельзя, и, следовательно, весь гениальный шарм нам никогда не будет доступен. Но приблизиться к постижению, и прочувствованию, и максимально-возможной передаче для русского читателя не нами созданных шедевров - надо стараться и стараться, не успокаиваясь на том, что "и так сойдет" или (к большому сожалению, именно в наши дни, когда меркантильные интересы превалируют над духовными) - "кого это интересует"…

Второй этап исследования заключался в сравнении представительности каждой из выбранных антологий с топ-листом английской поэзии, не касаясь качества включенных в книги переводов (что само по себе является очень болезненной и больной темой). Результаты практически по всем антологиям оказались удручающими, если не сказать больше. Так, единственным достоинством антологии Н. В. Гербеля явилось то, что он впервые представил русскому читателю лучших английских поэтов, к сожалению, отнюдь не с самыми их лучшими произведениями и, в подавляющей своей массе, далеко не лучших переводах.

Единственным достоинством антологии Я. Фельдмана, впрочем, не претендующей на всеохватность материала, явилось то, что впервые представлены русскому читателю еще 14 стихотворений английской классики из тех 36 сделанных им достаточно вольно напоминающих оригинал переводов (хотя сам переводчик, по его словам, пытается передать главным образом чувства, а не слова и форму английских стихотворений), которые коррелируют с 540 знаменитейшими.

А вот от антологии "Английская поэзия в русских переводах XIV-XIX века", судя по ее названию, можно было ожидать гораздо большего. Представляя достаточно давний, устоявшийся и хорошо освоенный поэтический материал, она включает всего 64 стихотворения, написанных в XIV-XIX веках, из числа 508 самых популярных (или всего-навсего 12,6%!) за все время существования современной английской поэзии (естественно, исключая век XX-й, а также баллады и анонимную поэзии, не отраженные в данной антологии).

Антология "Английская поэзия в русских переводах. XX век" из 14 стихотворений, входящих в сокровищницу английской поэзии, созданных поэтами конца XIX - начала XX века, включает всего 7, заполненная (в основном представляя, конечно, значительных поэтов) и довольно большим количеством самых настоящих minor поэтов с minor произведениями. Не слишком богато (64 из 107 стихотворений, немногим менее 60%) представление великого и превозносимого всеми (как оказывается, в основном на словах!) века романтиков в антологии "Поэзия английского романтизма".

Но еще хуже обстоят дела со сборником "Прекрасное пленяет навсегда". 113 стихотворений из 253, или 44,66% лучшей из представляемой поэзии XVIII-XIX веков, - а что тогда 55,34%, и нужно ли такое представление, не говоря уже о больном вопросе качества большинства новых переводов, сделанных специально для этой книги?

На фоне вышеперечисленных сборников в лучшую сторону выделяется "Английская лирика первой половины XVII века", давшая образцы 45 из 68 (или 66,17%) самых знаменитых стихотворений поэтической эпохи английского ренессанса. Достаточно представительной (конечно, относительно) оказалась антология "Английская и шотландская народная баллада". Из 13 баллад, входящих в число эталонных, в анализируемой антологии представлены 9, или 69,23%. Непонятно только решение составителей обойти вниманием едва ли не самую первую из поныне популярных баллад - Chevy Chase, о которой упомянуто лишь в предисловии, и одну из самых знаменитых - Helen of Kirconnell.

А сборником, вобравшим в себя, наряду со множеством не столь выдающихся произведений, 60 из 68 (то есть 88,24%) самых лучших (причем, что очень важно, - на взгляд английских, а не отечественных составителей) стихотворений, к тому же в подавляющем большинстве случаев прекрасно переведенных, оказалась антология "Английский сонет XVI-XIX веков". К сожалению, за рамками анализа осталась только готовящаяся к выходу в свет в петербургском издательстве "Евразия" - самая свежая и, судя по ее названию, наиболее представительная антология "Семь веков английской поэзии", составленная Е. В. Витковским.

Будем надеяться, что именно эта антология подарит русскому читателю объективную и прекрасную картину величайшей английской поэзии, раскрасив в яркие тона те многочисленные белые пятна, о которых было упомянуто в начале статьи.


1 С поэзии великого Джеффри Чосера (1340-1400).
2 Автором составлена библиография антологий английской поэзии на русском языке и поэтических книг английских авторов в русских переводах за период с начала книгопечатания в России по настоящее время.
3 В самом прямом значении этого слова - первое стихотворение по популярности находится на четвертом(!) месте, а второе - на одиннадцатом в списке самых знаменитых стихотворений английской поэзии.
4 Logan P. Smith, "Afterthoughts", 1931.
5 Англичане в этом отношении гораздо более лояльны и называют таких поэтов minor - имея в виду "менее значимый", а отнюдь не "второстепенный, незначительный, несущественный". Любопытнейший пример: minor поэт Кристофер Марлоу (Christopher Marlowe) знаменит всего одним лирическим стихотворением, но таким, что оно включается в различные антологии намного чаще любого шекспировского сонета!
6 Жемчужины английской поэзии. Вып. 1, 2. Пер. и сост. Я. Фельдмана. Тель-Авив, 1998.
7 Существует версия перевода М. Зенкевича, очень слабо напоминающая оригинал, и совершенно вольный, даже не перевод, а стихотворение в три строфы (вместо сонета!) на бруковскую тему Я. Фельдмана.
8 А именно: Поэзия английского романтизма. М.: Худ. литература, 1974 (Серия БВЛ, т.125); Английская поэзия в русских переводах XIV-XIX века. М.: Прогресс, 1981; Английская поэзия в русских переводах. XX век. М.: Радуга, 1984; Английская и шотландская народная баллада. М.: Радуга, 1988; Прекрасное пленяет навсегда. Из английской поэзии XVIII-XIX веков. М.: Московский рабочий, 1988; Английская лирика первой половины XVII века. М.: Изд. МГУ, 1989; Английский сонет XVI-XIX веков. М.: Радуга, 1990, а также первая антология английской поэзии на русском языке: Английские поэты в биографиях и образцах. Сост. Н. В. Гербель. СПб.: Тип. А. М. Котомина, 1875, и, как самая свежая, упомянутая выше антология Я. Фельдмана.
9 Заинтересовавшихся методикой обработки отошлю к моей статье в "Известиях РАН. Серия литературы и языка", 2002 (в печати).
10 В 1557 году Ричардом Тоттэлом (Richard Tottel) была издана книга "Songs and Sonnets" - первая английская поэтическая антология.
11 Одним из аргументом против применяемой методики выдвигается то, что она дает значительный выигрыш поэтам давним и уже заслуженным. Но как тогда объяснить тот факт, что - один пример из множества возможных - стихотворение 'Genesis' Джеффри Хилла (Geoffrey Hill), младшего современника цитируемого Д. Холбрука, уже включено в 9 различных антологий, значительно обойдя по своей популярности любое стихотворение Д. Холбрука, выдаваемого (по крайней мере, судя по аннотации в начале книги) за крупнейшего поэта.

Версия для печати