Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новая Русская Книга 2001, 1

История с нежнейшего смешка на улице холодной начиналась:
А что, да как, но если вспомнить все завитки и складки - нет, не сдержаться мне,
Как будто сто чернильниц я испортил и десять лампочек разбил с улыбкой Бога,
Запаянной в инертном полусне. Гори-гори вольфрам не более секунды!

Я букву "эпсилон" наружу выпускаю до греческого острова лететь:
Вот Наксос, Лесбос, Корфу, веселее что может быть - вино-вино, за домом огородик
Гуляют овцы по холму - я ими долга отдал половину
Две трети мне прощает Афродита, и пять седьмых наследники заплатят.

Рассказывали, как ты с чуингамом разжеванным к причастию ходил,
И страшно не было. В рекламу апельсинов немеряные драхмы ухнул.
Какие длительности юность нам сулила простодушно - мы в двести грамм
Эквивалента летнего тротила уложились. Не верь, не верь, не верь, не верь, не верь.



Николай КОНОНОВ

Версия для печати