Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2017, 3

Песни Эрато

стихи

 

Сульчинская Ольга Владимировна родилась в Москве. Окончила филологический факультет МГУ и Высшую школу гуманитарной психотерапии. Работала редактором, переводчиком, копирайтером и преподавателем психологии. Публиковалась во многих литературных журналах и альманахах, автор трех книг стихов. Живет в Москве.

 

 

 

Условие

 

Покуда мы с тобой стоим,

Соприкасаясь животами,

И небо держится над нами,

И вся земля лежит под ним.

 

Все происходит в должный час:

Идут созвездья, дышат воды,

И с тайной радостью свободы

Все опирается на нас.

 

И чтоб не обвалилась вдруг

Вся эта страшная громада,

Друг друга нам касаться надо

Хотя бы кончиками рук.

 

 

Запретное

 

Я люблю смотреть на тебя

Подолгу, внимательно, не отводя взгляда,

Даже не моргая, пока в глазах не начнет першить,

Словно в пересохшем горле.

 

Мне нравится это странное чувство внутри,

Когда сердце срывается с места, стучит о ребра,

Как пассажир автобуса, прозевавший свою остановку:

Он колотит в двери,

Но выйти уже нельзя.

 

Я люблю проводить губами по тонкой коже на твоем запястье

Или на морозе утыкаться носом в твой шарф,

Чувствуя тепло и запах, слишком человеческий и слишком мужской,

Чтобы его можно было описать,

Сравнив с чем-нибудь еще.

 

Но больше всего я люблю смотреть на тебя.

Мне хочется смотреть еще и еще,

Это жажда взгляда,

Которую я тщетно пытаюсь утолить.

 

Может быть, если мне удастся

Смотреть на тебя достаточно долго,

Я запомню тебя наизусть, целиком.

Ты запечатлишься во мне так,

Что я смогу видеть тебя всегда,

Даже когда закрою глаза,

Даже после своей смерти.

 

 

Песни Эрато

 

1

 

единственный дом отныне

мне сердце твое любимый

вхожу в него и укрыта

от горя и непогоды

но если ты вдалеке

я бездомна скитаюсь

негде найти приюта

 

2

 

выпита мной до капли

драгоценная жидкость

скольких детей могла бы

родить тебе ненаглядный

 

3

 

как о тебе печалюсь

как без тебя тоскую

если бы вслух сказала

ранила б тебе сердце

не пророню ни звука

 

4

 

что есть ты на свете счастье

горе что ты не рядом

как удержать руками

всю тяжесть земли всю легкость

ясновоздушного неба

 

5

 

тела сплетаются

свиваются влажно змеи

ангелы с трубами

стоят потупившись

в изножье нашей постели

 

6

 

радуется за нас полночь

радуется за нас утро

слышишь земля и небо

так и поют когда мы

входим друг в друга сплетаясь

раздвоенными языками

 

7

 

неразборчивый влажный горячий

в уши мне тычется шепот

ветреная ночь говорит о тебе

цветущими кустами сирени

 

8

 

прислушиваюсь не твои ли

шаги раздались в потемках

нет это дождь проходит

 

9

 

если ты пустишься в путь любимый

долгий путь от губ до горла

и пройдешь его и пойдешь глубже

и пройдя дальше вернешься к ним же

ты найдешь в самой глубине тела

тайный голос пронзительный сладкий

голосом этим кричат райские птицы

райские птицы кричат в садах бессонных

 

10

 

даже тело начинает стыдиться

непомерного наслажденья

от стыда бы и глаз не поднимала

я смотрю на тебя

 

11

 

подойди ко мне еще ближе желанный

подойди ближе чем это возможно

чтобы я к тебе прижалась всем своим телом

и прошла насквозь и с той стороны вышла

с той стороны жизни и смерти

 

12

 

подымаются и опадают волны

ритм их движенья пловец ощущает в теле

долго после того как он выйдет на сушу

долго в ушах зыблется шум прибоя

когда океан скрылся вдали невидим

так возлюбленный тело тебя помнит

 

13

 

перебирая мне волосы усыпляешь

память забыла как тянется ожиданье

и не спросила когда увидимся снова

 

 

 

В темноте

 

Окуни лицо ко мне в темноту,

И щекою прикоснись к животу,

И рукою вдоль бедра проведи,

Нежной болью отозвавшись в груди.

 

Помоги мне изогнуться дугой,

Стать губам твоим халвой и нугой,

И в сплетенье темно-белых лиан

Будь со мною, как в раю мусульман.

 

Запрокинься и дышать перестань,

Сладким клекотом заполнив гортань,

А потом, устав ловить на лету,

Отпусти меня назад, в темноту.

 

 

Жена Потифара

 

Знаю я, как сгорала от страсти жена Потифара!

Как холодел крестец, как вставали груди

Что бы тебе спеть о другом, о Муза?

О старике, что вылез на солнце греться,

Либо о небе, в котором вольные птицы?

 

Нет, тебя как ни спросишь, ты все о том же

О том, как горят глаза и дрожит тело,

Как от страха и жадности влажными стали пальцы

И раскаленная нежность сжимает горло.

Ладно. Пусть голос твой звучит в полную силу

И тому, кто услышит, насквозь прожигает уши.

Пой, о Муза моя, о жене Потифара!

 

 

Мгновение

 

Под пальцами тонкое крылышко века:

Как нежно волнуется легкая складка,

Катается быстрое яблоко света:

Тревожно и сладко.

 

И пальцы дрожат, по лицу пробегая,

И жалость, проснувшись, толкается в ребра.

И время за нами следит не мигая,

Как ждущая кобра.

Версия для печати