Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2017, 3

На цокольном этаже

стихи

 

Русс Анна Борисовна родилась в Казани в 1981 году. Окончила Казанский государственный университет, училась в Литературном институте им. А. М. Горького. Публиковалась во многих периодических и сетевых изданиях. Автор книги стихов «Марежь» (М., 2006). Лауреат премий «Дебют», имени Бориса Соколова, «Открытая Россия», «Звездный билет». Живет в Казани.

В подборке сохранена авторская пунктуация.

 

 

 

*   *

  *

 

Человек боится и грустит

Борется, играет, унывает

Плохо отношенья разрывает

Льстит нелепо, неумело мстит

На концерте искренне зевает

На айфон меняет htc

И его об стену разбивает

А потом куда-то на такси

Мчится ночью, засыпает днем

Обнаружить выхода не чает...

..Разлепляет глаз и замечает,

Как коты вибрируют на нем.

 

 

*   *

  *

 

Не живет любовь на цокольном этаже

Заросло рогозом в подвале моем окно

Слышно рядом салют но совсем не видно уже

И тебя в этих топях не видно уже давно

 

Если ты вернешься ныряй не ступай по дну

Не руби рогоза не заплывай в окно

Не войдешь по второму разу в Реку Одну

У Одны-Реки устелено граблями дно

 

 

 

*   *

  *

 

Я больше никуда не постарею

Я больше никогда не овдовею

Я буду ждать, пока

Глаза не высохнут, рука

Не оскудеет

 

пока-пока

 

За то, что пригласил на чай чужую душу

Я все законы плоскости нарушу

Где мы сойдемся, там

И будет край земли

 

вали

 

 

*   *

  *

 

Я тебя не ценю, не знаю, не чувствую, не понимаю

Я люблю не тебя, а того, кого по ночам обнимаю

Я с тобой не лажу, тебя не глажу, не терплю и не выношу

Я люблю не тебя, а того, в чей затылок утром дышу

Не тебя, а рельефы тела, отзывчивого, как слово

Не тебя, а ландшафты мира, пушистого и незлого

Не тебя люблю, а масштабы знака и звука

Во вселенной, где общие ноги и рука продолжает руку

Умоляю тебя, ни слова, обнимай меня и плыви

Вдоль кривых берегов земли, не созданной для любви.

 

 

*   *

  *

 

Что же одно и то же со мной происходит вечно

Я тебе протягиваю трепещущее сердечко

Ты ему наносишь увечья

 

Это видимо сила привычки

Не дарить другим ничего кроме берестяного колечка

Или глиняной птички

 

А за тобой брести как покладистая овечка

И за мною бредет овечка

А за нею своя овечка

И во всей отаре счастливых ни одного человечка

Только ряд бесконечный

Только вечная спячка

Использованная жизнь

Голографическая жевачка

Сорванная уздечка

Догорающая тонкая свечка

Растраченная заначка

 

овечка за ней овечка за ней овечка

 

 

*   *

  *

 

Боже, отвернись не смотри

Господи, отвернись от меня, не смотри

Потому что я сейчас накосячу

У меня пустота внутри

 

Я сейчас закинусь и побегу

Ноздри посыплю пеплом

Окна в груди прожгу

Мне откроются истины, и я каждому помогу

Заберу откат, бюджет подстригу

Я ж не для себя собираю

Не себе берегу

 

Нет, понятно, что этот лифт

Увозит не вверх, а вниз

Но не жди, что я грохнусь оземь

Размажусь ниц

Просто отвернись

Ты не должен был это видеть

 

А потом когда скрутит озноб и прервется бег

Я пущу себе сладкие сны по изнанке век

И мне будет казаться, что Ты меня обнимаешь

Я же маленький человек,

Понимаешь?

Ты же все понимаешь

И как черно с нелюбимым жить

Просыпаться уставшим,

Весь день в тесноте кружить

Тяжело с нелюбимым собою жить,

Умираешь

 

Я искал в себе Тебя безуспешно

Как в самсе вокзальной начинку

Я тащил сам себя в починку

Когда небо было с овчинку

Я себя собирал, как мог

Мне было так одиноко

Я был так одинок

Где же было тогда

Твое всезрячее око?

Я ищу и не нахожу.

Так что я раскаюсь потом, а сейчас оскалюсь

Я такой одинокий скиталец

Посмотри, я скитаюсь

Я сейчас закинусь и накидаюсь

И ближнего жене засажу.

Худо мне

 

Ты бы мог меня приголубить

Если Ты так велик

Почему Ты отвел свой лик?

Для чего повергнул меня во тьму?

 

Почему оставил меня

Когда слепо тычась растянутым ртом

Я искал себе теплое и большое?

 

.. И когда он так говорит, он ничуть не кривит душою

Он и правда не поймет, почему.

 

 

*   *

  *

 

Хочется позвонить тебе:

пожалуйста, что-нибудь сделай

Дети, пока меня не было,

перевернули весь дом

Одиннадцать чашек и кружек

лежат в одной только детской

Пожалуйста, помоги мне

со всем этим бардаком

 

Скажи хоть слово поддержки,

сил моих нету больше

Не ем, не спала две ночи,

Завал, работа стоит

Ты просто не представляешь,

как меня обесточили

Как абсолютно вымотали

Похороны твои

 

 

Дворник

 

Старожилы не помнят снежной такой зимы

Спрашивается, при чем тут мы

Из подсобок извлекаются лопаты, скребки, ломы

 

Понимая, что нет глубины, а лишь высота у его паденья

Дворник Андрей Платонов озирает свои владения

И все же думает: «Где я?»

 

Дома его держат за идиота

Не понимают, зачем ему такая работа

Результат которой — не удовольствие от процесса, не

Деньги, а лишь мозоли и ломота в спине

 

Два часа ежедневно он очищает от снега маленький пятачок,

Получая за это едва ли не пятачок

Наутро снег выпадает снова

 

Хреново

 

Но выполнимо

В отличие от иного, которое кажется мнимо:

Бесконечное выяснение отношений

Работа, не предполагающая повышений

Родители, не подумавшие о благополучии многочисленного потомства

В девяностые

Когда это было относительно просто

Долгая зима, не обещающее отдыха лето —

Все это не то, о чем должен думать джедай с Лопатою Света

«В эти размышляет часы он о чем неизвестно это»

 

Благословен, кто может каждый день заканчивать дело

Это награда для Зрячего, не видящего Предела

Только не спрашивайте, почему он снег убирает почти бесплатно

Это и так понятно

 

Он убирает снег, чтобы снег был убран

Не важно, что он увидит, вернувшись  утром

Главное - что он созерцает вечером перед тем, как идти домой

И почивать во дни Шестой и Седьмой

 

 

*   *

  *

 

Видишь, как я все придумала ловко

Разыграла хитро

У меня вместо носа морковка

На голове ведро

 

Вместо сердца кусок ледышки

На водяной подушке

Вместо глаз еловые шишки

Под ведром прижатые ушки

 

За спиною белые крылышки

 

 

*   *

  *

 

человек пришел с работы

человек проспал свой праздник

ни шампанского ни елки

полпакета мандарин

 

в магазин за майонезом

колбасой пришел с пакетом

кот обнюхивает нервно

освежитель хвойный лес

 

человек принес горошек

человек помыл картофель

уронил яйцо разбилось

но спокоен как удав

 

вытирает ставит яйца

он на малую конфорку

на большой морковь картофель

где ты праздник мой ау

 

где гирлянды-самоцветы

где салют над головою

красный капюшон коляска

мама палка-леденец

 

газ забыл под овощами

яйца не обдал холодной

и вблизи чесночным кальве

оказался майонез

 

чайной ложкой выел яйца

мандарины съел очистив

вытер мокрую картошку

с новым годом молодец

 

хорошо что нету елки

не впиваются иголки

с новым годом с новым счастьем

я спокоен как удав

 

два слоненка пять мартышек

тридцать восемь попугаев

почему так больно где ты

почему так больно эй

 

под тяжелым теплым пледом

сытый от яиц уставший

засыпает и не слышит

как стучат тихонько в дверь

 

я пришел твой праздник где ты

я принес тебе подарки

почему ты не встречаешь

вот я праздник твой алё

 

я ужасен я кромешен

я шучу я тут замерзну

я тут по уши завешен

мишурою и дождем

 

я гирляндами увитый

я иголками покрытый

я пришел к тебе с приветом

почему так долго эй

 

я твой собственный твой личный

я люблю тебя открой мне

я стучу в тебе открой мне

я пришел к тебе ау

Версия для печати