Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2016, 4

Письмо в редакцию

 

 

Уважаемые коллеги, в мою публикацию — Павел Нерлер. «В Москве» — «Новый мир», 2016, № 2, стр. 145, сноска 89 — закралась неточность, за каковую приношу извинения. Текст сноски: «Анатолий Кузьмич Тарасенков (1909— 1956), в это время редактор отделения поэзии Критико-библиографического института ОГИЗа, был автором подавляющего большинства статей в КЛЭ о современных поэтах (сообщено Н. Громовой)».

Говоря о выходе на стыке 1932 и 1933 годов из печати шестого тома «Литературной энциклопедии» со статьей А. К. Тарасенкова о Мандельштаме, я оплошно применил аббревиатуру, к этой энциклопедии не относящуюся: а именно «КЛЭ» — «Краткая литературная энциклопедия». Это, разумеется, совершенно разные издания. «Литературная энциклопедия» выходила на протяжении 1929 — 1939 годов в трех разных издательствах (издательстве Комакадемии, «Советская энциклопедия» и «Художественная литература»), но так и не была доведена до конца (всего вышло 10 томов — с 1-го по 9-й и 11-й, том 10 был завершен, но не пропущен цензурой, последний — 12-й том — готовился, но так и не вышел). Что касается «Краткой литературной энциклопедии» (КЛЭ), то она выходила в 1962 — 1978 годах в издательстве «Советская энциклопедия», в 1978 году вышел ее 9-й дополнительный том. Статья об О. Э. Мандельштаме вышла в 4-м томе и была написана А. А. Морозовым (по некоторым сведениям, первоначально в ее авторы планировался И. Г. Эренбург).

Сам Мандельштам, по словам Н. Я. Мандельштам, называл Тарасенкова «падшим ангелом», имея в виду то, что он одновременно и искренне любил поэзию, и своими подлыми статейками и рецензиями [1] губил поэтов, собирая к тому же (и собрав!) лучшую в СССР поэтическую библиотеку. Вот самый поздний отклик Тарасенкова-критика на Мандельштама-поэта: «И если „старое” поколение буржуазных поэтов — вроде Мандельштама — умеет этот специфический поэтический „туман” преподносить в очень утонченных и „приятных” формах и, обращаясь к поэтическому богу Нахтигалю (т. е. соловью), просит дать ему судьбу Пилада или вырвать ненужный ему более язык (ибо „звук сузился; слова шипят, бунтуют”), то теперь уже косноязычие стало уделом поэтов очень третьесортных» [2] .

Кроме того, говоря о пенсионном деле О. Э. Мандельштама, я, к сожалению, не указал на Л. Г. Аронова как на первооткрывателя этого важного источника. Детальная публикация этого дела, подготовленная нами совместно, выходит в «Нашем наследии», 2016, № 2.

Еще раз приношу читателям, журналу, Н. Громовой и Л. Аронову свои извинения.

 



[1] Кроме статьи в «Литературной энциклопедии» он как минимум трижды отзывался о творчестве Мандельштама: рецензией на «Eгипeтcкую мapку» («Hа литературном посту», 1929, № 3, стр. 72), пассажами в отзыве на книгу H. Бepкoвcкого «Teкyщaя литepaтypa» («Печать и революция», 1930, № 1, стр. 79 — 80) и в статье: Тарасенков А. Гpaфoмaнcкoe кocнoязычиe — «Знамя», 1935, № 1, стр. 192.

 

[2] Тарасенков А. Графоманское косноязычие… стр. 193. 

 

Версия для печати