Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2016, 11

Что-то героическое

(Владимир Динец. Любовь и путешествия в мире крокодиловых и прочих динозавровых родственников)

 

Владимир Динец. Любовь и путешествия в мире крокодиловых и прочих динозавровых родственников. М., «АСТ: Corpus», 2015, 496 стр.

 

 

Пока вы находитесь на природе, вам никогда не будет скучно.

Туве Янссон, «Все о Муми-троллях»

 

 

Возможность сопереживать и погружаться в чужие вселенные архиважна для нас, и мы полагаем создание такой возможности одной из задач литературы. Признанными бестселлерами становятся тексты, способные одновременно сообщить фактологическую новь об окружающем мире и спровоцировать нас на переживания, разорвать привычные шаблоны и рутину документальными описаниями, помноженными на личный опыт.

Недавно вышедшие «Песни драконов. Любовь и путешествия в мире крокодиловых и прочих динозавровых родственников» Владимира Динеца работают с этой одновременностью. Поэтому документальный роман про человека и водных рептилий вошел одновременно в короткие списки и научно-популярной премии «Просветитель» и «Большой книги» — случай уникальный. При этом развернутых рецензий на текст мало. Галина Юзефович отметила сложность локализации «Песен...» на книжной карте[1], Лев Данилкин спрогнозировал их победу в «Большой книге»[2], но премиальный фон не откомментировал, а Майя Кучерская не слишком уверена, что данный труд — факт искусства, но уже дважды[3] отозвалась о книге хвалебно-рекомендательно и приветствовала контрабандную «ноту веселья».

Автор «Песен...» Владимир Динец — зоолог, изучающий поведение животных (а попутно и все остальное), доктор биологических наук, настоящий ученый, с монографиями, статьями, курсами лекций и так далее. Он стал известен задолго до PhD. В первые постсоветские годы бесстрашный авантюрист и биолог не только занимался множеством экспедиционных исследований, но и чисто для себя исколесил и излетал полмира. В результате не только реализовал энное количество научных проектов, но и написал ряд книг о путешествиях. Он из тусовки самых первых автостопщиков и бэкаперов. Динец писал статьи для Академии Вольных Путешествий, рассказывал ничего не знающим о дальних горизонтах про Афганистан и Пакистан, Китай и Японию, Мадагаскар и Новую Землю. А потом будущий крутой ученый перебрался в Америку и начал строить научную карьеру, чтобы заниматься самым любимым и важным — биологией.

И вот этот смельчак, вдохновивший сотни людей сорваться с места, готовится к академической защите. Формально «Песни драконов» — рассказ о том, как шла подготовка докторской диссертации. Научный руководитель, сбор данных, погрешности и точные значения, сектора и анализ данных. Звучит занудно и ровным счетом ничего не объясняет о книге, хотя формально в ней все перечисленное присутствует.

Исследует Динец брачные песни крокодилов. Зачем они шлепают головой, для чего используют инфразвук, как на это влияют особенности водоемов и каковы крокодильи ласки и признания в любви. Исследуя хищные хоры и соло, Динец обшаривает все континенты, кроме Антарктиды. Использует ум, ловкость, опыт, юмор, фонарик и надувной каяк.

Яркое чувство при прочтении — зависть. Автор пишет и ведет себя так, как будто границ не существует, а все проблемы могут быть преодолены. Даже трагичное и страшное раскручивается в познавательный аттракцион.

Оптимизм и вера в себя, готовность удивляться, храбрость и хвастовство, переделки и приключения, сияющая цель впереди — вычленяется узнаваемая схема полновесного авантюрного романа. С той разницей, что перед нами в какой-то мере автобиографическое произведение. Динец в самом деле спасается от тигрицы на дереве, играет с выдрами, выручает крокодилят, получает вызов на дуэль, пилотирует самолет и водит автобус, ныряет и взбирается в горы, голодает, охотится, спасается от преследования, даже выкупает прекрасную деву из рабства. Обнаружить такую адреналиновую жизнь в XXI веке дорогого стоит. Помноженным на айфоны горожанам привычно кажется, что мир открывается через браузер или круизный лайнер, а великие научные завоевания отошли айтишникам и нейробиологам. Динец ударяет крокодиловым маршрутом по апатии и безверию. Любой авторский анекдот ведет к тому, что жизнь стоит того, чтобы жить, узнавать и не бояться.

Случается, Динеца обвиняют в излишне буйной фантазии и преувеличениях. Но мы же читаем не научную монографию. Даже если узнаем, что в какой-то день он не так смело наступал на слона и не так быстро плыл на лодке, — что это изменит? Перед написанием рецензии автором была предпринята попытка расспроса биологов. Очень достойный доверия человек и известный ученый охарактеризовал Динеца как «выдумщика, великого натуралиста и большого умницу». Кажется, этого вполне достаточно для создания нужного настроя. Не выдумщики не пишут вдохновляющих книг. К тому же даже научного типа читатели в сети книгу хвалят.

К байкам и забавностям Динец прилагает конкретику: карты, обрисовки методик, снимки листов наблюдений. Каждая глава предваряется авторским портретом крокодила, подходящей к случаю цитатой от мудреца, поэта или ученого, а также двойным названием: вид крокодила по латыни и собственно название главы. Если достаточно заморочиться и читать книгу в бумажном виде с возможностью регулярных обратных пролистываний, мы сможем все приключения и путешествия соотнести с крокодильими и аллигаторовыми портретами: запомним и животных, и приключения, и географию.

Очевидно, что у автора зоология головного мозга, в самом хорошем смысле. Без видимого напряжения он заставляет тебя влюбиться в летучую мышь, посимпатизировать питону, испытать дружеские чувства к выдре. И заинтересоваться крокодиловыми, конечно.

Возможно, Динец чуточку барон Мюнхгаузен. Но это скорее история не про вишневое дерево на голове оленя, а про 32 мая. И такого щедрого отношения и бодрого взгляда русской литературе очень не хватало.

Уверена, что исследования Динеца страшно важны для биологии как науки. Но для нас тоже. Описывая и изучая холодных и кровожадных хищников, «тупых убийц», Динец проделывает то же, что и Фарли Моуэт в «Не кричи: „Волки!”» или Шон Эллис в «Свой среди волков». Азы гуманистического сосуществования в современном мире: не осуждай непонятное, чужой — не значит плохой, у всех свои законы, инаковость — не глупость, — отражаются в зоологическом зеркале. Раскрывая подробности поведения, находя закономерности и сополагая данные, Динец обнаруживает, что крокодилы — умнее, сложнее, игривее, одновременно опаснее и спокойнее, дружелюбнее и находчивее, чем мы думали. Они умеют шутить и ухаживать, таиться в засаде вдоль троп и приманивать птиц прутиками, охотиться на людей — и дружить с ними. Зеленые, черные и сероватые, они сражаются за жизнь, строят семьи, поют серенады, испытывают ненависть, привязанность и любовь. Хотя Динец предостерегает от очеловечивания и не дает нам забыть о том, что мы смотрим не диснеевский мультик про плюшевых зверушек и крокодила с будильником и даже не документальный сериал про сурикатов.

Мы привыкли, что есть Бер Гриллс, а еще до смертельного удара ската-хвостокола был Стив Ирвин. Раньше еще Жак Ив Кусто и Джеральд Даррелл.  И наши Пришвин, Бианки и Чарушин. Всех их и многих других, кстати, Динец так или иначе упоминает. Но обычно примерно здесь среднестатистический звериный мир замыкается. Биологию мы чаще смотрим в телевизоре через Animal Planet или National Georaphic, там люди яркие, но чужие, заэкранные. Внутри страниц — ближе и живее. И вот при чтении происходит поразительное — американский зоолог превращается в героя сегодняшнего дня. Того самого, о котором плачет вся русская литература и половина читателей. Мы пытаемся обнаружить его среди менеджеров, отшельников, космоспасателей или борцов за свободу, а науку забросили еще с советских времен. Встречается «Казус Кукоцкого», но он таки про «жизнь» в недружелюбном социуме, а не про открытия великого гинеколога. А ведь герои тех же Стругацких — настоящие ученые, и эти романы ценны по сей день. После кризиса 90-х наука потеряла общественный статус и ушла из контекста, и сфера существует вне художественного осмысления. Если только поругать ученых за жесткость, поразмышлять о клонах и поустрашать себя ГМО. У Динеца насыщенная научная жизнь связывается с романтикой и приключениями. Он доказывает, что слияние повседневности с работой не обязательно запирает тебя в офисе, не превращает в скучного, умеющего говорить лишь об одном зануду, а делает желанным гостем и занимательным собеседником.  А те же древние ящеры становятся понятнее и ближе. А попутно к нам приближается весь мир.

Поэтому книга Динеца видится особой. По научной базе он не дотягивает до Шеберга с его «Ловушкой Малеза...», но зато способен многих заинтересовать миром в целом. Это касается и путешественнической части. Травелоги до сих пор находятся в гетто, путевые заметки и рассказы о странствиях считаются несерьезным жанром для отпускного чтения, и даже «Фрегат „Паллада”» не меняет ситуации. Травелоги как фантастика: рядами стоят на книжных полках, а читаются только любителями. Мне же кажется, что это чрезвычайно полезные тексты — они заставляют пропускать через себя и анализировать вселенную больше многих признанных романов.  И даже воплощают пафос ценителей социального эффекта — могут заставить действовать. Купить билеты в Марокко или Непал, например. Прожить хотя бы неделю в одиночестве в Карелии. Найти общий язык с горцами Притибетья. Весомая получается легкомысленность. Чисто практически книга Динеца может быть полезна даже как путеводитель, просто принцип построения — крокодиловый. Автор сообщает нам о красивых и интересных местах, рисует общий фон и делится подборкой точных впечатлений, важных для понимания и вызывающих радость узнавания, если ты в указанных странах был. Для перемещения по Китаю, например, полезно знать о специфике поездов. А про Африку вообще полезно знать все, что получится.

Динец балансирует между жанрами и стереотипами, отыгрывает фьюжн из научпопа, любовного романа, «Дневников мотоциклиста» и какого-нибудь Даррелла. Обещается рассказ о научном исследовании — получаем романные приключения, где главный герой напоминает то Федора Конюхова, то Александра Гумбольдта, то Индиану Джонса. Брачные обряды крокодиловых связываются со стратегиями человеческого поведения и собственными страстями. А ведомый честолюбием и любопытством одиночка превращается во влюбленного и очарованного красотой внимательного мужчину. Очень приятный для читателя бардак, перспективная и модная междисциплинарность.

Самое важное о книге — очень простое. Она вдохновляет на путешествия, приключения и снятие шор. Знание, что ученые до сих пор готовы рисковать жизнью ради открытий, что работа приносит чистую радость, что любовь возможна, а настоящие чудеса поджидают за каждым углом и в любом болоте.

 

 

 

 

 

 

 



[1] «Медуза», 2016, 30 апреля <meduza.io>.

 

[2] Данилкин Л. Летнее чтение-2016: лучший роман, лучшая фантастика и другие книги для каникул <daily.afisha.ru/brain>.

 

[3] Кучерская Майя. В книге «Песни драконов» Владимир Динец разобрался с брачным хором крокодилов; Кучерская Майя. Названы финалисты самой крупной отечественной премии «Большая книга» <www.vedomosti.ru>.

 

Версия для печати