Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2016, 10

Альтернативная музыка

стихи

 

Кузнецова Инга Анатольевна родилась в 1974 году в поселке Черноморском Краснодарского края. Окончила факультет журналистики МГУ. Поэт, прозаик, литературный критик. Автор четырех книг стихов. Живет в г. Протвино Московской области.

 

 

1

глупое платье со сломанных плеч
пухом землей согласилось залечь
хвоей енотной той что гобой
тянет длиннотой бывшей тобой

 

что изменилось с юности не
вязь традесканции в пыльном окне
жуть трансценденций в амебном уме
венцы и немцы при минимуме

 

сил непрожиточных
может быть тишь
ну ничего просто ты облетишь
даже не тело не лето ты лишь
дерево

 

 

2

 

пишешь гобой а тромбон держишь в уме

тромбоцитопения разнузданный почерк врача

бог колесничный фотон чиркнет во тьме

утро грача

 

вот теперь и пойду подбирать ошметки стремян

на стремянку полезу снимать вольфрамы времен

прогоревшие

это не горло это ремонт

суд но подспудно (медной тарелкой гремя)

 

 

3

 

велосипедисты

сипло здороваются на ветру

пока он неистов-

ствует знаю что не умру

клонит желтый венчик

мать а мачеха ждет родню

можно сделать веник

из сгорающих на корню

крикнешь добрый вечер

и тело твое пыльца

велогоночный ветер

в поле на пол-лица

                       

 

4

 

грач пикирует за червяком

он мне незнаком

но меня засосало под ложечку в птичьем гнезде

сорочинская ярмарка бесится под языком

бог везде

что ни тронешь всё ком и сумятица внешних имён

все события будут силком

я в двойном рукаве

я живее чем нужно

кто грач или врач

на траве

интровертной

кто дрозд или завтрак

древесный нарост

приподнявшись теряю

и воздух и возраст и рост

непонятно парное

попарно и по одному

все войдем

это выдох

да он невозможен и прост

как он выпорхнул не пойму

 

 

5

 

весна увидена

весна в зрачке весны

забит тюльпанами багажник автопрома

забыты зонт и удочка без них

идет любовь из кобуры проема

она и платье белое и дрожь

что книга что она не разберешь

мне улица в лице пробила брешь

я знаю наизусть все элементы

всю раскадровку небывалой ленты

но как ни коллажируй ни нарежь

меня там нет

там будут снег и трубы

ржавелые

и лепестки и трупы

и тело лета и рукав дождя

и колокольчиков беспечные колени

тычинки дня

как театральны тени

там нет меня

 

6

 

радость моя подпрыгивает

моя память играет с листа

радость хватает прохожих за щиколотки

ищет дружбы в сурдопереводе хвоста

совесть следит за щебечущей глупостью

приготовилась из-за угла

прыгнула промахнулась дерзко выгнула спину

моя горечь на базу ушла

оперативно

о пернатая глупость

птица

пойду-ка куплю

булку пускай все крошится

крушиться

успею хоть покормлю

память отпив из какой-то жестянки

поправляет мундштук

белый звук

зависает над всеми

я иду наизнанку

перепутав внутри и вокруг

Версия для печати