Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2015, 6

Тебе достаточно

стихи

Хлебников Олег Никитович родился в 1956 году в Ижевске. Кандидат физико-математических наук. Автор тринадцати стихотворных книгтом числе переведенных на французский и датский языки); заместитель главного редактора «Новой газеты». Лауреат Новой Пушкинской премии. Живет в Переделкине.

 

 

 

* *

*

 

Еду в поезде ближнего следования.

Прибываю всегда последним я,

потому что последний вагон,

потому что уж если спешитену

проходите, а мне решительно

наплевать, что приехал он.

 

Я приехал уже с рождения

безо всякого предупреждения,

что не ждан и не нужен здесь.

Ну а кто, — возразите, — нужен-то?

Укорите меня заслуженно

Выйду в теменьтам кто-то есть.

 

Поджидает меня? Бог весть.

 

 

* *

*

 

А когда меня уже не стало

выработал свой биоресурс,

мне-то явно поспокойней стало:

ни над чем отныне не трясусь.

 

Как там вам? Должно быть, точно так же,

как при мне, — я не влиял никак

на теченье времени и даже

на судьбу родных, друзей, собак.

 

Лихо все устроено Всевышним,

четко и привольно. Отчего ж

нет меня? Я оказался лишним?..

Да и не люблю я молодежь

не поговоришь как ближний с ближним:

гаджет в ухе, замуж невтерпеж.

 

 

* *

*

 

Запускал стихи сорок лет

никакого ответа нет.

 

То ли выбрал не свой не хлеб,

то ли твой получатель слеп.

 

Ничего ты не выбирал!

Только рифмы в просвет орал

 

меж забором и гаражом,

где стояли коза с «Ижом».

 

 

 

Селфи

 

Люди на расстоянии

вытянутой руки

снимают самих себя

в сквере, у ресторана и

холмика, где венки, —

дурачась или скорбя.

 

Алиби обеспечивают,

что находились здесь,

и с точностью до минут.

С виду такие беспечные,

точно Благую весть

сами себе несут.

 

 

* *

*

Болконскому надо было нарваться на ранение,

чтобы увидеть небо во всей его крутизне,

ну а тебе достаточно спокойно более-менее,

без сильной волны и ветра поплавать на спине.

 

Безухову надо было в сраженье очков лишиться,

чтобы убедиться в бессмысленности войны,

ну а тебе достаточно вглядеться вот в эти лица

тех, кто войну развязывает, как тренировочные штаны.

 

Раскольникову надо было после старухи грохнуть

еще и Лизаветучтоб осознать вину,

ну а тебе достаточно попросту не оглохнуть

и слушать, как соблазняют незрелую эту страну.

 

 

 

* *

*

 

На исходе шестого десятка

всё мне хочется, чтобы сладко,

ну а горьколишь иногда.

Чтоб детей миновала беда.

 

На исходе десятка шестого

всё еще мерещится Слово,

а не эти слова, слова

без прозрения и волшебства.

 

На исходе, уже на исходе

в хмари видится что-то вроде

и бессмертья, и детства враз

всё для вас, кто заменит нас, —

полубоги-полууроды,

припасенные Им про запас.

 

 

* *

*

 

Он долго терпел, но терпелке Его конец

пришел — и трындец всем нашим на жизнь надеждам:

что тихо-спокойно умрем в умиленье сердец

и, типа, обид на мироустройство не держим.

 

Но держим, однакоза пазухой, у соска.

И если по первости жизнь бесконечной казалась,

то нынче мгновенья, как пули, свистят у виска,

как глупый поэт написал, и на сердцежалость.

 

 

* *

*

 

Соучастники преступления

заповеданной той черты,

у которой стоят растения,

чьи намерения чисты.

 

Соучастники жизни суетной:

вздорной, мученической, дурной

куда только свой нос ни сунете,

там уже побывал другой.

 

Все, что делаете и не делаете,

кто-то делалне cделал до

И со всеми вину разделите:

всемпожизненно, лучшим — УДО.

 

 

Сентябрьский номер журнала “Новый мир” выставлен на сайте “Нового мира” (http://www.nm1925.ru/),  там же для чтения открыты июльский и августовский номера.

 

 

Версия для печати