Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2015, 4

Одиночество в раю

стихи

Стратановский Сергей Георгиевич родился в 1944 году в Ленинграде. Один из самых ярких представителей ленинградского литературного андеграунда 1970-х годов. Автор нескольких поэтических книг. Лауреат литературных премий. Живет в Санкт-Петербурге.

 

 

 

*   *

  *

 

Он сказал, что поэзия — это бегство

От реальности

                   в разные разности, в детство,

В рифмы, в ритмы…

                           Тогда как в реальности — мерзости

И локальные битвы.

 

Что ж… Согласен, что бегство,

Но и свидетельство тоже.

           

 

*   *

  *

 

А у нас не война — фестиваль варенья.

И поэтому случаю — стихотворенья

Сочиняют бойкие стихотворцы,

Соревнуясь друг с другом.

 

Ну а варенье — оближешь пальцы:

Из Парижа — варенье,

Из Берлина — варенье,

И, конечно, отечественное, из Вятки.

Наслажденье эдемское:

                           прямо из бочки — ложками…

Объеденье, и даже остатки — сладки.

 

И от счастья мечтается:

                                    найти пшека, укропа, чучмека

И обмазать вареньем…

                            Вылить им прямо на головы

Фестивальное варево.

 

 

*   *

  *

 

Все-то не так душе,

                                          и надежда не брезжит уже,

И привязка к пейзажу не помогает,

И привязка к истории не работает.

Что в ней, в истории?

                         То же, что и теперь:

Заперли дверь,

                   ну а ключ потеряли где-то.      

 

 

             

 

 

Одиночество в раю

 

И вот в полдень, однажды,

                                   исчезла куда-то Ева,

В джунглях рая пропала,

                                   и я, без одежды Адам,

Стал орать, громко звать,

                                   а потом всех окрестных зверей расспрашивать,

И птиц райских расспрашивать —

                                   куда же она убежала.

 

Но ни звери, ни птицы о ней ничего не знали,

И тогда я стал плакать, и это были

Мои первые слезы.

 

И она возвратилась,

                           пришла, но совсем другая,

Не такая, как прежде,

                           и понять я не мог тогда,

Что же с ней приключилось.

 

А потом грозным ангелом

Были выгнаны мы за ворота рая

И пришли: я, Адам, и она, Ева,

На бесхозную землю

                            и стали хозяйствовать там.

 

Стал я там пахарем,

                            стала там Ева пряхой,

И вернулась любовь,

                            но совсем не такая, как прежде.

 

 

 

*   *

  *

 

А там не рай, не ад, а склад — архив вместительный:

Хранилище идей и разных чертежей,

Скульптур и партитур, рисунков и картин

И многого иного, неживого,

                                    но, может быть, способного родить

Еще раз Жизнь.

 

 

*   *

  *

 

Языком политолога он говорит о том,

Что горит огнем, полыхает

И болит, не стихает…

А он говорит: «стратегема»,

«Ареал доминирования», «мегапроект Россия».

 

Общего верования провозвестник,

Прячет он в термины свою тему:

Оправданье насилья.

 

           

 

*   *

  *

 

Пир во время войны:

                            съезд платоников

Современных. Симпозиум философский…

Эйдос и логос, эрос, мэон и укон,

Соловьев и Платон,

                            а потом — кофе-брейк в фойе,

После — снова мэон,

                            ну а в конце — пир-фуршет.

Почему бы и нет?

                            Перемирие ведь, перерыв,

Передых между битвами.

 

 

 

Июльский номер журнала “Новый мир” выставлен на сайте “Нового мира” (http://www.nm1925.ru/),  там же для чтения открыты майский и июньский номера.

 

Версия для печати