Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2014, 5

Земные подарки

стихи

Бельченко Наталья Юльевна родилась в 1973 году в Киеве. Окончила филологический факультет Киевского национального университета им. Тараса Шевченко. Лауреат премии имени Николая Ушакова (Национального союза писателей Украины), литературной премии Хуберта Бурды (Германия) и премии «Планета поэта» имени Леонида Вышеславского. Автор семи стихотворных книг. Стихи переводились на европейские языки, входили в антологии. Живет в Киеве.

 

 

*   *

  *

 

Дромоман дромоману не выклюет глаз,

Уходя по дороге вперёд,

Всё, на что ты сгодился, на что ты горазд,

Возвращеньем подошвы прожжёт.

 

И тогда, наступая опять на ожог

Искупительной ходки ночной,

Ты себе языком заведёшь теремок —

Ведь и ласточки строят слюной —

 

Где под притолокой небывалый покой,

А под матицей — след не исчез.

И двоится свобода Полярной звездой,

Только зренья земного — в обрез.

 

 

*   *

  *

 

Когда полшага до ходьбы,

Но кончилась отвага,

Хотя в крови следы борьбы

За радость полушага, —

Проснуться берегом реки,

Что нами глубока,

Чтоб дедмазаевы зверьки

Спаслись наверняка.

 

 

 

Вилково

 

Дельта внутри совпадает с дельтой Дуная.

Рыба ловцами пахнет и наоборот,

Этим друг к другу их бережно привлекая.

Путь кровеносный особенно совпадёт,

Если ты смог причалить в такую заводь,

Где был составлен для сердца его раствор —

Новым вином по воде: зарожденье славить,

Ибо ты юн, дунаен и кистепёр.

 

 

          

  Харьков 

 

                         М. К., П. К. 

 

Интимней введения в город

Немногое можно найти.

Как вдох продлевается горлом,

Так город — ходьбой посреди. 

 

Запали фасады фасетом

В невидимую кутерьму,

Но нами кусочек разведан,

И не отвертеться ему, 

 

Когда извлечём из округи

Настой, запечатанный в ней,

И чем-то похожим на руки

Обнимемся, только тесней. 

 

Вот так и волхвы проходили,

Наверно, дорогой другой,

Втроём посвящённые силе,

Какую не тронуть рукой. 

 

 

*   *

  *

 

Так нежно, как только дорога,

Петляя средь ран и лугов,

Тебе доверяет родного,

И он возникает на зов, —

Так нежно затянется рана,

Замолвится Слово за нас.

И жизнь, что была неслиянна,

Сольется с тобой, спохватясь.

 

 

*   *

  *

 

                         Памяти В. Б.

 

Из боли добираешься быстрей

В другую боль — как будто по маршруту,

Где врубелевский Космос-Берендей

Развоплощает личную минуту.

 

Ноябрь чернее тысячи ночей.

Поверю ли, что нет в нем места чуду?

Из Леты пьющий — равносилен ей,

В нём вечность прибывает отовсюду.

 

Запруды нет, река ещё вольна

Заваривать чаинки-имена.

Пока земля стремительно пустела,

 

Непоправимое ловило нас

И больно близко было всякий раз,

Как только прах и может быть от тела.

 

 

*   *

  *

 

Что в этом знаньи липких метров

Археологии твоей?

Идёшь, переиначен ветром,

Сам пятистопный, как хорей.

 

Дороги, нешто, не хватило —

Уже раскопы подавай,

Чтоб не наваливался с тыла

Твой заблудившийся трамвай.

 

Когда накроет с головою —

Лопату, уши навостри.

Куда как страшно быть нагою

На донышке грозы, зари;

 

Осой в росе внутри секрета

Девчоночьего побывать.

Зато счастливая примета —

И означает благодать.

 

 

*   *

  *

 

Когда фарватер оголится

По мановению реки,

Взлетит в одном исподнем птица

И спрячут взгляды рыбаки;

Чтоб ей не стыдно было рыбу

Достать из ближней полыньи,

Предложат рыбаки на выбор

Улыбки детские свои.

 

 

*   *

  *

 

К саламандре вблизи Супоя

Не Пегас, так бекас домчит.

Пей закатное заревое —

Этим воздухом будешь смыт.

 

В запах зелени оступиться

Не моги: не пропал — пропах.

Тут столетняя власяница

Выплетается в бурьянах.

 

Пусть орех — мировое древо,

А шелковица — оберег.

Пусть пойдет на рыбалку дева

И наловит рыбы на всех.

 

 

*   *

  *

 

Ночью в лесу вырастаешь, как гриб,

Греешь дыханьем непуганых рыб,

Перегибаясь с байдарки.

Хвоя, травинки пронзают насквозь,

Чтоб никогда потерять не пришлось

Эти земные подарки.

 

Дышит грибница, а лёгкие спят,

За посвящённым идёшь наугад,

И у тебя остаётся

Всплеск безнадежный на зыби речной,

Тела упругого запах грибной,

Вязкий глоток первородства.

 

 

*   *

  *

 

Сбываешься, недаром говорил

Внутри тот голос, что сильнее вдвое

И выгнал ретивое кочевое

В дорогу без руля и без ветрил.

 

Кто беспризорной тайною храним,

Тот очень мало знает о покое,

Но на живот ложится над водою,

Чужой живот смиряется под ним.

 

И отраженье верит в них, как в сон,

Как если бы само их отпустило

И в должный час обратно дождалось.

 

Сбываешься. Хоть сам себе смешон,

Но за тобой стоят такие силы,

Которым время служит на износ.

 

∙  ∙  ∙

 

Этот, а также другие свежие (и архивные) номера "Нового мира" в удобных для вас форматах (RTF, PDF, FB2, EPUB) вы можете закачать в свои читалки и компьютеры  на сайте "Нового мира" - http://www.nm1925.ru/

 

Версия для печати