Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2013, 9

В ласкательном падеже

стихи

Алехин Алексей Давидович родился в Москве в 1949 году

Алехин Алексей Давидович родился в Москве в 1949 году. Поэт, эссеист, критик. Автор нескольких поэтических книг. Главный редактор поэтического журнала «Арион». Постоянный автор «Нового мира». Живет в Москве.

 

 

 

 

Лодочник

 

русский лодочник

совсем не то что катание в лодке под Аржантейем

 

(см. холст Э. Мане

в Метрополитен-музее, Нью-Йорк)

 

в белых брючках и майке с загорелой мускулатурой в шляпе с лентой

с бабой в сиреневом платье

 

наш в брезентовой робе

дымит папироской на свае глядя в реку

 

летальный исход населения из страны

похож на лесосплав

 

березы на том берегу мочат в воде отражения голых ветвей

под небом цвета пятирублевки кто помнит

 

ну да

мы все уплывем в дощатых подземных лодках

 

затянет под сваи

и лодочник будет шевелить нас багром

 

а после покурит опять

любуясь

 

на то как ворона пошире расставив ноги

расправляется с рыбьей головой

на замусоренном песке

 

да и не лодка у него а тачка

с лопатой вместо весла

 

 

Кровельщики

 

небо у нас дырявое

сучковатое все в свалявшемся ватине

 

в дождь сверху каплет

 

гость приезжал

рассказал как у них

 

дачная местность

славится кучевыми облаками

 

так хорошо посидеть в плетеных креслах

поговорить о левкоях

 

надо б и нам как у людей

 

то освоение арктики то постирушка

так и умрем под новости в телевизоре

 

уж осень

стропила ветвей сквозят

и в прорехи залетают птицы

 

да кровельщиков не дозовешься

 

одни кладут голубую плитку над Флоренцией

другие кроют золотой парчой Стамбул

 

пришли-таки двое

татарин и чуваш с руками в синих наколках

 

весь день колотят

прибивают к небесам башмачкинское суконце

 

пошли нам Господи шиферу

 

 

 

Ямб о русском климате

 

Прогноз погоды ничего не обещает...

 

 

 

 

 

Кошка Иова

 

                      памяти нашей кошки

 

1

 

Кому помешала моя кроткая ласковая кошка?

Ты почему убил ее?

Ладно, не убивал, зачем не уберег?

 

Я понимаю, отчего убираешь людей, от них мало проку.

Но кошки безгрешны.

И без нее мир теперь не так красив.

 

Прошел дождь.

Значит, где-то там ее дивная шубка мокнет и расползается в грязном бурьяне?

Отвечай!

 

Слушай, верни ее мне.

Или расположи там у себя на небе.

 

Молчишь?!

Ты, Ты, Ты!..

 

Вот, я плюнул в небо.

Убивай и меня, Мясник!

 

 

2

 

во мне

по зеленой траве

по-прежнему ходит полосатая кошка

топорща усы...

 

 

 

Болезнь

 

кашляю кашляю

и мне отзываются соседские собаки

 

 

 

Больница

 

это школа

где люди учатся

не быть

 

 

 

За круглым столиком

 

он смотрит мимо бокала

она себе на руки с догорающей сигаретой

 

и эта размолвка длится уже восемьдесят лет

с тех пор как парижский фотограф нажал свою кнопку

 

в 1932-м

 

...в длинном зеркале позади тех двоих

размазаны долгой выдержкой плечи танцующих женщин

 

резко вышел только высокий затылок какого-то мсье

в брильянтине

 

 

Тот язык

 

все младенцы

плачут повсюду на одном языке

 

а взрослые сколько их есть

всякий думает и молчит на своем

 

не только люди

 

вот кошки объсняются в любви на итальянском

а собаки ругаются по-немецки

и не понимают друг друга

 

я знал вавилонского строителя с плотницким карандашом за ухом —

тогда он проспал в каптерке миг

и остался немым

только гукает и слюнявит свой карандаш

 

лишь там на облаках

все говорят на одном по-довавилонски

 

сплошь из неправильных глаголов

с полусотней падежей на все случаи жизни

 

родительным дательным винительным

звательным просительным благодарительным

ругательным умолятельным врательным простительным

 

а мне тут

довольно тебя произносимой ночью и днем

в ласкательном падеже

 

 

 

Антресоль

 

загробная жизнь возможна

 

ведь мы

по образу и подобию Божию

 

и тоже храним

свои старые игрушки на антресолях и чердаках

 

только бы Он

не надумал переезжать

Версия для печати