Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2013, 3

Советские мальчишки

стихи

Данил Файзов (Файзов Даниил Павлович) родился в 1978 году в Красноярском крае. Окончил Литературный институт им. А. М. Горького. Публиковался в литературных журналах и альманахах, автор книги стихов “Переводные картинки” (М., 2007). Работал в московской системе клубов ОГИ-Пироги-Билингва продавцом книг и товароведом. Вместе с Юрием Цветковым организовал литературный проект “Культурная инициатива”. Живет в Москве. В подборке сохранена авторская пунктуация.




*      *

    *

Семеня при выходе из вагона метро
Глядя в чужую спину вспомнить лицо подруги
Так ли он хорош этот договор
По которому я оказываю все услуги

Те ребята что мяч пинают моложе меня
Где же я потерял красивые годы жизни
И уже не важно что и на что менять
Вот отчизна просится в рифму. Ну вот. Отчизна

Так ли мне хорошо
Что готов написать стишок
Так ли чудесно
Что не находишь места
Где хорошо? 
Там где еще
Сладко солено
Может быть даже пресно

 
 

*      *

    *

Ни одного знакомого лица
и вообще ни одного лица
красоты
виды
и все для одного чтеца
платона и овидия

в березах и полыни адреса
забыты и потеряны с листа
до самой смерти
считал до ста
всего что есть на свете

и провалился и порезался осокой
плескался сон он был рекой глубокой
горбушка зачерствела в рюкзаке
и проступала кровь из неглубокой
из ранки на щеке



*      *

    *

само собой случится разделенье
на тех что умерли
и тех что вырастают
из дедовых рубах до потолка

но жизнь сама решила как-нибудь сложиться
одернешь руку обожженная рука
крапива в строчку хорошо ложится
и ты ее как родную воспринял
поскольку с ней на языке одном
ты говоришь лишь гласными простыми
их выдыхая в воздухе густом

 

*      *

    *

Бабушка Клава несла этот груз сколько знала сил,
Сколько знала лет для своих детей
Говорила: Сделаешь дело, и с плеч гора,
А то, сколько ее носить, но о том что стара
Не могла говорить никак — потому как не износил
Пиджака последнего старший из ее сыновей.

Пусть, что младше, те совесть несли иначе.
Разве что младший старшему чуть помог
Или напротив. Ну, он на то и старше.
Старший же сын был навсегда сынок.

Трое их было у бабы Клавы каждый любим совсем.
То есть по-своему, но ежели та гора
Падала с плеч, то любимый всеми
Старший не смел отдыхать. Он кирял с утра.

Долгая та зима и не спешно лето.
Летом же бабу Клаву в пуховый гроб
Так уложили, что младший рыдал об этом.
Да и другой рыдал бы. И где тех слов

Мне отыскать, чтоб умножить, отнять, прибавить.
Бабушка Клава, малина уже не та…
Да и гора задумала нас оставить.
Сыновей твоих — Павла, Алика,

До того как доделали дело.
Не успели они устать.

 

*      *

    *

Как же мне не хватает моих любимых

Б. К.

 
Попрощаться хотели бы все неприглядные птицы
Все смешинки дурачества дальше забавней гореть
Но закончены велосипедные спицы и вся чечевица
Все ушли от меня, все любимые дни, и любимые лица
Вам того же и вам, и удачи, и счастья, и не постареть.
 
Как ты думаешь, я вот им так пожелал
Не стареть, но, быть может, исполнят?
Как ты думаешь, я целовал
Ну, хоть кто-нибудь вспомнит?
 
Горький шелест осоки и жалобный шелест ольхи
Кто стоит над тобой в двадцать лет в колыбели
Это твой человек он мои обожает стихи
Это я и конечно не ведает цели.



*      *

    *

Игорю Белову
последние советские мальчишки
пьют кока-колу радуются жизни
цветут и пахнут верят и молчат
о всяком-разном ищут смысл жизни
и тащат что-то на своих плечах

разбив коленки расцарапав ранки
тархун эклеры буратино и баранки
не продаются ныне в дьюти-фри
и в середине самой страшной пьянки

они трезвеют

и мыльные пускают пузыри.



*      *

    *

Когда и воздуху отчитываться не за что
И в воду не войдешь запросто так
Горчит уверенность чаевничает горечь
Какое там случайно, невзначай?
Какое брату? Я себе давно не сторож
Червонец мятый и затерянный пятак

В пространстве тело дышит и смеется
Не ощущает ни вины ни пустоты
Одето в новые и чистые одежды
Ты сомневаешься, что твой карман порвется
Что все сорвется, чай остынет и прольется

Но руки вымыты и помыслы чисты.

Версия для печати