Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2013, 12

В туфлях на медовом клею

стихи

Лиснянская Инна Львовна родилась в Баку в 1928 году. Поэт, прозаик, эссеист. Лауреат Государственной премии (1988), премии Александра Солженицына (1999), премии «Поэт» (2009). Постоянный автор нашего журнала. Живет в Хайфе и в Переделкине.

 

 

 

 

Раздета до кожи — до дрожи, до снов,

Не знаю я тоже житейских основ.

И ты, мой коллега, спешить не спеши.

Есть Альфа-Омега у всякой души.

 

 

*   *

  *

 

Из дома родного

Иду шагом рекрута.

Всё проще простого,

А дальше — некуда.

 

 

 

*   *

  *

 

Во сне мелькающие лица

Кропит веснушками эпоха.

Меня не будят утром птицы,

Поскольку я полуоглохла.

Моя снотворная настойка

Дает мне высыпаться вволю,

Но мир расширится настолько,

Насколько я ему позволю.

 

 

 

*   *

  *

 

А стихи-малыши до чего хороши!

Полюбила я немногословность.

Повороты плеча, развороты души

Подтверждают мою оголенность.

Я кормлю свои вирши молочным зерном

Кукурузы и юной пшеницы.

И в ответ мне смеются курсивным огнем

Голубые электространицы.

 

 

 

*   *

  *

 

В свете последней усмешки

Я и не ссорюсь с собой,

А обхожу здесь все вешки,

Расставленные судьбой.

Что хорошо и что плохо —

Не моего ума.

Думаю: это эпоха,

А это всего — зима.

 

 

 

*   *

  *

 

В ушах — шумок, а в сердце тишь.

Ночь силуэтами полна.

По каменным ступеням крыш

Спускается на дно луна.

И это шествие луны

Торжественней, чем шаг волны.

 

 

 

*   *

  *

 

Земля ждет у моря погоды,

А я жду из дома письма.

Вот так мои поздние годы

Проходят уныло весьма.

Но все же стараюсь смеяться,

В прошедшее время смотря,

Где мелкие кроны акаций

Желтее, чем свет фонаря.

 

 

 

*   *

  *

 

За жизнь мне платить по какому тарифу?

Я сбилась с условности цен.

Я съехала с ритма, забыла про рифму

И перемещение сцен.

Всего-то хорошего. И понемногу

Войду я в свою колею,

Шагать приспособлюсь с историей в ногу

В туфлях на медовом клею.

 

 

 

*   *

  *

 

Никаких нет прорех в моей бедности —

Только черные пятна ворон.

Избегают торжественной медности

Купола желто-розовых крон.

Задержаться в сторожке мне надо бы,

Ведь не справлюсь я, как ни крути, —

На пути моем ямы и надолбы,

И ритмичное чудо в груди.

Сердце вроде домашнего счетчика

Отмечает энергорасход.

Но порыв то ли ветра, то ль почерка

Эту трату в расчет не берет.

 

 

 

*   *

  *

 

Мы сидим тет-а-тет

Непонятно на чём.

Пахнет свечками свет,

А свеча — кирпичом.

Обострился мой нюх,

А мой слух отупел.

У подобных старух

Много слов, мало дел.

 

 

 

*   *

  *

 

Который час, который день,

Который год, который век?

На гвоздик календарь надень

И смело заходи в ковчег.

Который месяц мы плывем?

Я потеряла числам счет.

В прибое снега тонет дом,

Часы бегут наоборот.

 

 

 

*   *

  *

 

О чем говорить, когда даже воздух сух,

Молиться о чем, когда даже речь суха?

И что-то о пафосе жизни кричит петух,

А на горизонте знамена как потроха.

В окне парусов остроконечный лес

И парусиновая их белизна

Возникли на этой заре наперерез

Рекламному сну. Не иначе — пришла весна.

 

 

*   *

  *

 

Прекрасна жизнь, когда летают мысли

И обретают заданную форму,

Несу я два ведра на коромысле

И издали взираю на платформу.

Там электричка, люди и авоськи,

Там электричка, рюкзаки и люди.

И много воздуха поверх голов и возле,

Но мало фактов зримее иллюзий.

 

 

*   *

  *

 

Птицы поют и себе аплодируют

Крылоплесканьем.

Птицы поют и меня провоцируют

Жить со вниманьем

К мелочи быта, к крошкам на скатерти,

Их я катаю,

И равнодушная к прихотям памяти,

Медленно таю.

 

 

*   *

  *

 

Кто ищет смерть, тот жизнь найдет:

Ногами вынесут вперед,

Услышит про себя мертвец,

Что в жизни был он молодец,

Что без его ударных дел

Подлунный мир осиротел.

 

 

 

*   *

  *

 

Едва из дома выйду я,

Как напрягаю жилы:

Неужто жизнь — есть выдумка

Какой-то высшей силы.

На самом деле жизнь моя

Есть прихоть постоянства

В саду, где плачет жимолость

Слезами всепространства.

Идут дожди, и жалостно

К земле приникла зелень.

И в никуда всеблагостно

Воздушный путь нацелен.

 

 

*   *

  *

 

Есть исход из трагедий,

Из драмы исхода нет.

Ты в лесу междометий

Найди звуковой мой след.

Это я плачу в голос,

И это тебе слышны

Отзвуки песни голой

В мире, где три  сосны.



•  •  •

 

Этот, а также другие свежие (и архивные) номера "Нового мира" в удобных для вас форматах (RTF, PDF, FB2, EPUB) вы можете закачать в свои читалки и компьютеры  на сайте "Нового мира" - http://www.nm1925.ru/

Версия для печати