Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2012, 8

Книги

(составитель С. Костырко)

 

Василий Аксенов. Звездный билет. М., “Эксмо”, 2012, 288 стр., 5100 экз.

Василий Аксенов. Коллеги. М., “Эксмо”, 2012, 320 стр., 4100 экз.

Культовая молодежная проза 60-х годов, бывшая явлением не только новой русской литературы, но и явлением общественным, связанным с конфликтом поколений — и эстетическим и идеологическим.

 

Дина Гатина. Безбашенный костлявый слон. М., “Новое литературное обозрение”, 2012, 144 стр., 1000 экз.

Вторая книга стихов молодого поэта — первой была “По кочкам” (М., “АРГО-РИСК”, Тверь, “Колонна”, 2005) — с предисловием Анны Глазовой (“Их сила (стихов. — С. К.) — не в том, чтобы создать мощную индустрию образов и метафор, а в том, что из подручных средств собирается нечто, пригодное для существования в мире. „Велосипед да любовь” Гатиной — это полная противоположность ленинскому „власть советов плюс электрификация”; не особенно мощная современная машина, ее велосипед — как дантовские звезды и светила — движется любовью, куда бы он ни ехал”). Цитата: “как раз шла тебя бросать, / но по пути вдруг вспомнила — / купила зубную пасту, / туалетной бумаги, / сигарет, / хлеба. // со всем этим / глупо было бы”.

 

Анна Гедымин. Осенние праздники. Избранные стихотворения. М., “Время”, 2012, 224 стр., 1000 экз.

Избранное за тридцать лет, с предисловием Льва Аннинского, в качестве эпиграфа для своего эссе взявшего высказывание Инны Кабыш: “Анна Гедымин — это редкий, может быть, даже редчайший случай в русской поэзии: умение писать в состоянии счастья. Счастливый случай”. Цитата: “Жизнь пустыннее, чем казалось, / И мгновеннее, чем хотелось. / С каждым днем заслуженней жалость, / Осмотрительнее смелость. // Дни бегут, как мороз по коже, / Все чувствительней и короче. / Я пойму, намекни мне, Боже, / Ну чего же Ты хочешь?..”

 

Ирина Горюнова. Фархад и Евлалия. Роман. М., “Время”, 2012, 192 стр., 1000 экз.

Повествование, которое выстраивает драматическая история любви иранского бизнесмена, работающего в Москве, и русской журналистки.

 

Виктор Курочкин. На войне как на войне. М., “Эксмо”, 2012, 640 стр., 3000 экз.

Из классики русской военной прозы прошлого века.

 

Лучшие пьесы. 2011. Антология. Составитель Екатерина Кретова. М., “Гаятри/Livebook”, 2012, 440 стр., 1300 экз.

Сборник, составленный по итогам драматургического конкурса “Действующие лица” в 2011 году; представлены: Нина Беленицкая, Михаил Дурненков, Александр Мардань, Игорь Якимов, Наталья Савицкая, Владимир Жеребцов, Валерий Шергин, Дмитрий Богославский, Валентин Васильев, Оксана Савченко.

 

Лучшие стихи 2010 года. Антология. Составитель Максим Амелин. М., “ОГИ”, 2012, 264 стр., 3000 экз.

Антология, отражающая, как сказано в предисловии, “исключительно вкусы и пристрастия составителя”, она “ни в коем случае не может претендовать на объективность. Однако основными задачами при составлении настоящей антологии были демонстрация множественности индивидуальных авторских стилей и попытка создания стереоскопического представления о текущем состоянии русского поэтического искусства”. В книгу вошли стихи ста двадцати поэтов, опубликованные в 2010 году. Среди авторов Алексей Алехин, Булат Аюшев, Андрей Василевский, Мария Галина, Владимир Гандельсман, Сергей Гандлевский, Михаил Гробман, Олег Дозморов, Юрий Казарин, Геннадий Калашников, Тимур Кибиров, Юрий Кублановский, Александр Кушнер, Вера Павлова, Алексей Пурин, Ольга Сульчинская, Борис Херсонский.

 

Габриэль Гарсиа Маркес. Глаза голубой собаки. Перевод с испанского А. Борисовой, Э. Брагинской, С. Маркова, Ю. Грейдинга. М., “АСТ”, “Астрель”, “Полиграфиздат”, 2012, 160 стр., 15 000 экз.

Собрание ранних рассказов Маркеса.

 

Олег Павлов. Дневник больничного охранника. М., “Время”, 2012, 127 стр., 3000 экз.

Новая книга Павлова, построенная на его дневниковых записях 1994 — 1997 годов. В те годы молодой тогда, но уже именитый писатель (дебютный роман его “Казенная сказка” экспертами Букеровской премии был признан одним из трех лучших романов 1994 года) работал охранником в больнице. И если опыт армейской жизни, давший Павлову “Казенную сказку”, он мог еще как-то отнести к “эпизоду из жизни”, к “выпадению” из нормального течения ее, то здесь перед ним разворачивалась — в лицах, в сюжетах — картина самой что ни на есть нормальной, повседневной жизни его страны и сограждан. И столкновение с этой жизнью стало для автора испытанием. Он оказался лицом к лицу с тем, на что обычно стараются не смотреть: с обыкновенностью смерти. С обыкновенностью страдания, одиночества, нищеты; с равнодушием к ближнему, с цинизмом и жестокостью, явленными и в системе жизненных установок “рядового” человека, и в самом устройстве государственной машины. Особую выразительность картине придавало время, стоявшее на дворе, — середина девяностых, когда страна и общество находились в самой тяжелой фазе перестройки, когда “полуживое”, “беспомощное и равнодушное” государство отпустило граждан и как бы саму жизнь на волю, но свобода для большинства бывших советских по ментальности людей обернулась ношей непосильной. Содержание “Дневника” и стилистика его не имеют ничего общего с так называемой “чернухой”, жесткость изображения “социальных задворок” в портретах и ситуациях у Павлова — это не литературный перчик, а устройство жизни и ее законы, увиденные им с как бы необычной точки обзора, это отнюдь не “изнанка жизни”, но — сокровенная сердцевина ее. И авторская история постижения этого, собственно, и выстраивает внутренний сюжет книги. Отрывки из книги публиковались в “Новом мире” в № 8 за 2011 год.

 

Михаил Письменный. Блатное и балетное. М., “Арт Хаус Медиа”, 2012, 448 стр., 600 экз.

Последняя, вышедшая посмертно, книга Михаила Письменного (1944 — 2012), писателя, творческое становление которого как прозаика и переводчика (начинал он как поэт) проходило в семидесятые годы и который, занимаясь всю жизнь литературой, так и не входил ни в какие литературные группы и группки, всегда был сам по себе. Публиковаться начал только в 90-е годы и читателя обретает только сегодня; прозе его свойственна, как пишет Сергей Белорусец, “повсеместная загадочность то слоисто-ветвисто-вещественной тяжеловесно-платоновской, то кристально прозрачной, всегда неповторимо авторской манеры. Которой лишь на пользу и возникающие от случая к случаю говорящие салтыковско-щедринские фамилии, и периодически впрыгивающие в повествование безумные достоевские вопросы-ответы, и совершенно дикие, но абсолютно оправданные ходом действия и внутренней его логикой…” (“Книжное обозрение”).

 

Поэты “Сибирских огней”. Век XXI. Поэтическая антология. Составители Владимир Берязев, Владимир Ярцев. Новосибирск, “Редакция журнала „Сибирские огни””, 2012, 512 стр., 500 экз.

Поэтическая антология, собравшая лучшие, по мнению составителей, стихи, опубликованные в “Сибирских огнях” в двухтысячные годы, одновременно представляющие сегодняшний вариант “поэтического евразийства”, — среди авторов Булат Аюшеев, Анатолий Соколов, Юрий Казарин, Михаил Вишняков, Владимир Берязев, Олеся Николаева, Светлана Кекова, Александр Кабанов, Бахыт Кенжеев.

 

Андрей Рубанов. Стыдные подвиги. Рассказы. М., “Астрель”, 2012, 346 стр., 5000 экз.

Собрание рассказов, образующих цельное повествование благодаря присутствию в них единого героя — автора-повествователя с именем Андрей Рубанов; отчасти лирико-психологическая проза о становлении и мужании сначала подростка, потом молодого человека (армия, работа в бизнесе, тюрьма и т. д.), отчасти своеобразная попытка современного эпоса — смена эпох в России на материале жизни вполне конкретного человека, еще заставшего советскую власть, но обустраивавшего свою жизнь уже в обстоятельствах России постсоветской.

 

Борис Рыжий. В кварталах дальних и печальных... М., “Искусство — XXI век”, 2012, 576 стр., 3000 экз.

Избранные стихотворения 1992 — 2001 годов и эссе “Роттердамский дневник”. Предисловие к книге написал Дмитрий Сухарев.

 

Алексей Слаповский. У нас убивают по вторникам. М., “Время”, 2012, 224 стр., 2000 экз.

Две повести: одна “жизненная”, рассказанная женщиной по-женски — про любовь, измены, семейные счастья и несчастья, “Легендарная жизнь Ольги Витушинской, рассказанная ее двоюродной сестрой проводницей Людмилой Галактионовой”, вторая, давшая название книге, представляет собой симбиоз кафкианской притчи и новорусского криминально-политического боевика, откровенно фантасмагоричная по сюжету, при этом, как бы фантастично ни выглядели ситуации, разыгранные писателем, они почти абсолютно точно, увы, воспроизводят стиль и дух новорусской жизни и ее верховных управленцев.

 

Архимандрит Тихон (Шевкунов). “Несвятые святые” и другие рассказы. Издание 4-е. М., Издательство Сретенского монастыря, “ОЛМА Медиа Групп”, 2012, 640 стр., 300 000 экз.

Книга, ставшая событием нашей массовой литературы — суммарный тираж ее уже достиг миллиона экземпляров, и это при том, что и по содержанию и по стилистике книга представляет собой — в целом — очевидное отрицание поэтики сегодняшнего масскульта. Составили ее автобиографические очерки архимандрита Тихона, в которых выстраивается сюжет его воцерковления, происходившего в позднесоветские годы, и развернутые портреты монахов, открывших для автора содержание монастырской жизни. Строй повествования этой книги отчасти отсылает нас к старой русской литературной традиции, скажем к “Соборянам” Лескова, но на статус Лескова автор не претендует — к писательству он подходит не как художник, а как именно архимандрит, рассматривая писательство продолжением своей духовной миссии. Очерки его написаны подчеркнуто просто и при этом, а скорее всего — благодаря этому, живо и выразительно. “Новый мир” намерен отрецензировать эту книгу.

 

Ду Фу. Проект Наталии Азаровой. М., “ОГИ”, 2012, 295 стр., 1000 экз.

Собрание стихотворений великого китайского поэта Ду Фу (712 — 770) в издании, идея которого принадлежит поэту и переводчику Наталии Азаровой; представляет собой билингву — более ста стихотворений Ду Фу в оригинале и в переводах Азаровой в основном разделе. В разделе “Дань Ду Фу” помещены варианты переводов трех стихотворений Ду Фу, сделанные двенадцатью московскими поэтами (Анна Альчук, Владимир Аристов, Марина Галина, Татьяна Грауз, Ирина Ермакова, Николай Звягинцев и другие). В Приложении — “Хронология жизни и творчества Ду Фу”, “Эскиз-карта странствий Ду Фу” и другие материалы. Цитата: “Осень чиста на взгляд. / Набухли в небесах / горы дальних вод. / Селенья укрыл туман. / Редкий кружится лист. / Свет вдруг затопил кряж. / Вернется ли журавль? / Лес полон ворон” (перевод Аркадия Штыпеля).

 

Екатерина Шерга. Подземный корабль. Роман. М., “Ключ-С”, 2012, 288 стр., 3000 экз.

Социально-психологическое с элементами гротеска повествование, написанное с ориентацией на жанр романа-притчи. Изображается смена эпох новорусской жизни: в романе два главных героя, два бизнесмена, один — образца 90-х, второй — 2000-х; сюжет (отчасти детективный) завязан на противостоянии людей дела с российской властью, сформированной наступившими годами “стабильности”.

 

Глеб Шульпяков. Город “Ё”. М., “Новое литературное обозрение”, 2012, 160 стр., 1000 экз.

Новая книга путевой прозы Глеба Шульпякова — Гималаи, остров Джерси (Великобритания), Иран, Ульяновск, Камбоджа, Тамань, Барнаул, Ташкент, Вильнюс и т. д.

 

Асар Эппель. Моя полониана. Переводы из польской поэзии. М., “Новое литературное обозрение”, 2012, 448 стр., 1000 экз.

Компендиум польской поэзии — от Ренессанса до наших дней, — над которым работал поэт и прозаик Асар Эппель практически всю свою творческую жизнь; стихи Миколая Рея, Шимона Шимоновица, Леопольда Стаффа, Ярослава Ивашкевича, Юлиана Тувима, Виславы Шимборской и других.

 

*

Майкл Векс. Жизнь как квеч. Перевод с английского и примечания Аси Фруман. М., “Текст”, “Книжники”, 2012, 381 стр., 3000 экз.

Книга канадского журналиста, выступающего в ней в качестве этнолингвиста, психолога, историка и, отчасти, философа, об идише как феномене историческом и национально-психологическом — феномене, в котором отразилась сама ситуация народа, потерявшего свой исторический дом, но при этом пытающегося тем не менее оставаться народом со своей культурой, своей религией, своей исторической памятью.

 

Юрий Казарин. Поэты Урала. Екатеринбург, Издательство УМЦ УПИ, 2011, 484 стр., 1000 экз.

Жанр этой книги включает в себя признаки, во-первых, малой энциклопедии “Урала поэтического” последних десятилетий (очерки о 75 поэтах, короткие, выстроенные с ориентацией на жанр словарной статьи или развернутые в микромонографии, — о Майе Никулиной, Алексее Решетове, Борисе Рыжем); во-вторых, литературно-критического исследования — каждая статья содержит, с той или иной степенью проработанности, представление поэтики автора; в-третьих, литературных воспоминаний (“Всех, всех без исключения, о ком я сейчас буду говорить, я знаю лично или знал (ныне ушедших). Поэтому мне и легко, и одновременно невероятно трудно писать о них то, что, на мой взгляд, может быть или стать правдой”). Автор этой книги Юрий Викторович Казарин всегда был внутри литературной жизни Урала; кроме того, что он литературовед, профессор Уральского госуниверситета, он — поэт, в некотором роде классик современной уральской поэзии, а также прозаик. И без главы о Казарине представляемая в этой книге картина уральской поэзии была бы явно неполной, поэтому текст книги завершает глава “Юрий Казарин”, написанная филологом Т. А. Снигирёвой.

 

Кирилл Кобрин. Европа: конец нулевых. М., “Новое литературное обозрение”, 2011, 464 стр., 1000 экз.

От автора: “Этой книги могло бы и не быть. Я и сейчас не уверен, что прав, собрав под одной обложкой почти все эссе, написанные для портала Полит.Ру за последние три с половиной года. Получилось так: несколько месяцев назад я довольно лениво просматривал эти тексты — и тут до меня дошла довольно простая, даже примитивная, мысль. Они — эти эссе — об одном. Их главная тема — Европа как место, где разыгрывается драма конца „исторического XX века”. Соблюдены три главных единства классицистической пьесы: единство места (Европа), времени (конец 2000-х) и действия (конец послереволюционной, модернистской, „европейской” Европы и начало Европы совсем другой, нам пока еще не очень понятной). Более того, все эти тексты сочинены в городе, который всегда считался центром, сердцем Европы, в Праге”.

 

Сергей Наровчатов. “А главное, дул береговой ветер”. Составитель О. С. Наровчатова. М., “Московские учебники-СиДипресс”, 2010, 272 стр., 3000 экз.

Книга Сергея Наровчатова и одновременно — книга о Наровчатове, содержащая юношеские стихотворения Наровчатова и воспоминания матери Наровчатова о жизни их семьи в Магадане (раздел “Довоенные документы”), дневниковые записи Наровчатова, сделанные в ноябре — декабре 1943 года в Ленинграде (“Ленинградский дневник”), подборка военных стихотворений (“Через войну”); четвертый раздел “Письма с фронта” содержит небольшую подборку писем к родителям и к Ольге Берггольц, близкие отношения с которой начались у Наровчатова в 1940 году; завершающий, пятый раздел книги “На темы старинной истории” представляет Наровчатова как историка — сюда вошли поэмы “Василий Буслаев” и “Семен Дежнев”, повесть “Абсолют” (про времена Екатерины), рассказ “Стрельба по безоружным”; предисловие к этому разделу написано Евгением Винокуровым.

 

Тило Саррацин. Германия. Самоликвидация. Смертельный приговор Германии уже вынесен. Перевод с немецкого Татьяны Набатниковой. М., “Рид Групп”, 2012, 400 стр., 3000 экз.

“Известный политик и бывший сенатор Берлина Тило Саррацин со статистическими данными в руках демонстрирует на примере Германии крах прекрасной идеи европейского мультикультурализма. По сути, эта неудобная книга — первое восстание европейского интеллектуала против великой и могучей Политкорректности” (“Книжное обозрение”).

 

*

В качестве Приложения к этому выпуску Библиографии, а также слегка злоупотребляя служебным положением составителя, помещаю здесь неформатную рецензию на вот эту книгу:

 

Николай Двойник. Повесть об одиноком велосипедисте. М., “Время”, 2011, 192 стр., 1000 экз.

Самый убедительный (для меня) литературный дебют прошлого года — повесть молодого прозаика, вышедшая в издательстве “Время” отдельной книгой. Николай Двойник, как значится на обложке книги, публикует оставленные его другом разрозненные записи, выстраивающие хронику жизни нескольких — переломных в жизни повествователя — месяцев: вполне благополучный (как бы) офисный работник среднего звена мается своей службой и взаимоотношениями с руководством и в конце концов делает решительный шаг — увольняется, чтобы сделать некоторую паузу. Перевести дух. Но пауза неожиданно затягивается. Случайно обнаруженный в кладовке велосипед наводит героя на мысль о велосипедных прогулках, которые постепенно превращаются у него в многочасовые путешествия по неожиданным для героя маршрутам, и логика этих маршрутов определяется уже, грубо говоря, колесом велосипеда и начавшим освобождаться от своих “пространственных привычек” сознанием героя, превращающегося из прохожего в странника. И вот эти прогулки, вроде как не имеющие для героя какой-то цели и внятного — до поры до времени — содержания, постепенно открывают велосипедисту существование неведомого ему ранее пространства — Города, но не того привычного для него, облик которого определяется ежедневным маршрутом на работу и обратно, своим кафе и магазином, неизменностью пейзажей за окном кабинета и квартиры, не специфически городским стилем жизни, мировоззрением и философией, в которые упакованы, по сути, все мы, но — открывают существование Города, увидеть который способен только человек, порвавший все связи с социумом. Города как некоего почти природного феномена, как мира, живущего и развивающегося уже по собственным, почти неподвластным человеку законам. И герой остается один на один с этим Городом, герой учится жить в нем — не столько физически, сколько метафизически, переосмысляя себя и экзистенциальные опоры своей жизни. Иными словами, перед нами сегодняшний вариант мотивов и натурфилософского пафоса, определявших повествование Генри Торо “Уолден, или Жизнь в лесу”, только уже прожаренных мироощущением человека ХХI века.

Повествование Двойника сочетает жестко выстроенный внутренний сюжет с имитацией прозы, текущей абсолютно свободно, в которой используются приемы вольной эссеистики, художественной — бытописательской, психологической, пейзажной (значительная часть текста представляет собой описание велосипедных маршрутов героя, своеобразную инвентаризацию картин и впечатлений). И писателю удается замедлить движение читательского глаза по строчкам (говорю, естественно, о себе), заставить сосредоточиться на пошаговом разворачивании картины внутреннего состояния героя — его погружения в неожиданно меняющийся перед ним мир. По воздействию я бы назвал эту прозу философски-медитативной. И эффекта этого автор достигает, несмотря на свою как бы литературную молодость (повторяю, это дебютный роман), уже с некоторой профессиональной изощренностью — в определенный момент в повествование пробивается вполне детективный сюжет, но он с самого начала держится автором на периферии повествования, хотя читателю и выдается определенное количество сведений (велосипедист-повествователь начинает подрабатывать курьером для некой прячущей свое существовании организации), которые позволяют выстроить этот параллельный сюжет самостоятельно, но — только в самых общих чертах. И здесь не попытка заинтриговать недоговоренностью, сделав наличие этого сюжета дополнительным мотором повествования, — детективный сюжет автор вводит, не нарушая рамок своего “философского дискурса”, как “один из”, как не перекрывающий, переключающий внимание, а как подкрепляющий, как оттеняющий, помогающий двигать главный сюжет романа, связанный с обретением героем нового зрения, обретением своего Города, точнее — своего мира и себя в этом мире, и в конечном счете — с обретением своей “личной экзистенциальной свободы”.

Составитель Сергей Костырко

 

 

Cоставитель благодарит книжный магазин “Фаланстер” (Малый Гнездниковский переулок, дом 1, строение 6) за предоставленные книги для этой колонки.

В магазине “Фаланстер” можно приобрести свежие номера журнала “Новый мир”.

Версия для печати