Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2012, 8

Смерть первенцев

маленькая поэма

Черных Наталия Борисовна — поэт, прозаик, эссеист. Родилась в городе Челябинск-65 (ныне Озёрск), в семье военнослужащих. С 1987 года живет в Москве. Окончила библиотечный техникум, работала по специальности. Автор нескольких поэтических книг.

 

 

Подняла глаза вверх —
увидела хлеб
свежий
ржаной

(небесный)

в киоске.

Те первенцы были — хлеб,
из рук убежали в пыль
бесконечной трассы.

Их нервное, тонкое
(что вам не снилось),
их многоярусный шёлк:

кухни, беседы и длинные волосы,
грампластинки, салоны, тома в коленкоре —
всё их без остатка:

девьи тела, девьи мягкие руки,
майский дождь босиком,
враньё от стыда и смущенья.

Они поднимались как молнии,
чтобы низвергнуться прочь:
кто торопливо женился,
кто шёл торговать, кто в политику.

Но все сохраняли тепло тесностенных квартир,
тепло полудружеских слов,
щемящее чувство полулюбви,
тепло статуй словесных.

Невозможен им реквием — только наполовину.
Мука мира и мука страны, пока жили они,
смягчалась фатально счастливым бездельем.

То были все фараоновы дети,
то была его рать.
То были первенцы

(смерти?).

В ночь, когда запах мяса с горькими травами
мреял в египетской тьме
и кровь засыхала на косяках у дверей,
вышел Ангел.

Мёртвый упал, не успев осознать:
почему и за что,
за какие такие грехи,

уже в лабиринте агонии мёртвый пытался понять
(им всегда и всё надо понять):
кто убил его.

Ненависть к Адонае,
как и рай,
легла с ним на ложе.

Всё, что стало грехом, в них ещё было —
остатками света, елеем невинности.

(И Рахиль зарыдала о детях своих.)

Фосфорический сонм, земляное кружение леших!
Заглянувши в глаза тебе, вижу: ты точно из них.

Они ходят и говорят,
драгоценности, первенцы смерти.

Посмотрела на троицкий стол,
на развал из игрушек для дома сирот,
на червонцы в корзинке.

Это им поминание.
Это миссия их —

обучать нас живым и усопшим.

Версия для печати