Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2012, 3

Душа с dushoyu

стихи

Саед-Шах Анна Юдковна родилась в Москве. Поэт, журналист, сценарист. Закончила филфак Московского областного педагогического института. В периодике публикуется с середины 80-х годов. Автор двух поэтических книг. Живет в Москве.


 


*     *

 *

И ты теперь на человека
похож, мой ангел. Значит, прав.
Возьми с собой в людскую реку,
развей — я тоже пыль и прах.

Я тоже научусь из пены
сухой и наглой выходить,
смогу романтикой измены
назвать — и всем тебя простить.

И я смогу, как смог мой предок,
земные оценить дары
и тридцать новеньких монеток
в кармане спрячу до поры.

…А в день веселый, день воскресный
увижу, что не бог с тобой,
а лишь лысеющая бездна
над непокрытой головой.


*     *

 *

…И по монитору, как по льдине,
я ползу среди других теней.
Мама-мама! В чьей ты паутине? —
жду тебя на чате сорок дней.
…И у нас по всей сети великой
добрых и отзывчивых друзей
с каждым часом больше — только кликай,
только кликни — и с планеты всей
отзовутся и любое дельце
разрешат, осудят и простят,
честные несчастные сидельцы
ни за что в веб-камерах сидят.
…Вот и я ночами на дорогу
выхожу — во лбу звезда горит, —
разум мой пусть и не внемлет блогу,
но душа с dushoyu говорит…


*     *

 *

— Мамочка-мамочка, правда же,
я никогда не умру —
на кого ты тогда останешься?
Тетя Вера — жадная,
тетя Люба — злая,
дедушка с бабушкой старые,
ничего не умеют сами.
А я вырасту — буду заботиться.
— Да, моя милая. Спи.

— Мамочка-мамочка, правда же,
ты никогда не умрешь?
Тетя Вера — жадная,
тетя Люба — злая.
На кого я тогда останусь?
— На боженьку, милая, спи.

— Боженька-боженька, правда же,
Ты никогда не умрешь!
Дедушка с бабушкой старые…

Боженька-боженька, правда же,
я никогда не умру?
На кого ты тогда останешься?
А я вырасту — буду заботиться.


 

 

Любовь-морковь

Если меня сровнять с землей,
слегка прикопать,
присыпать песком,
а сверху еще помочиться обильно
для лучшего роста —
мне будет, конечно, немножко обидно
взойти сорняком
под твоими кроссовками фирмы “Ла Коста”.

Но ты и не мог поступить иначе!
Ведь, правда, тесен стал наш диван,
и нужно меня куда-то девать,
кормить, одевать
при любой погоде.
А так — глядите! — живет на даче,
при огороде.
…Ой, не наступай —
копай, мой хороший, копай…

Версия для печати