Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2011, 9

Вопль впередсмотрящего

повесть

 

 

Гаврилов Анатолий Николаевич родился в 1946 году в Мариуполе. В 1978 году окончил Литературный институт им. А. М. Горького. Прозаик. Живет во Владимире. Автор книг “В преддверии новой жизни” (М., 1990), “Весь Гаврилов” (М., 2004) “Берлинская флейта” (М., 2010) и др.

Лауреат премии Андрея Белого (2010) и премии “Чеховский дар” (2011). Публикуемая повесть входит в одноименную книгу новых произведений автора серии “Уроки русского” и в ближайшее время увидит свет в издательстве “КоЛибри”.

 

Повесть

 

Солнечно, тихо, тепло, но вода уже холодная.

Самолёт летит над океаном, подводная лодка готовится к погружению.

В дальних карьерах рвут гранит, в ближних — известняк.

Автобус развернулся у магазина, постоял и тронулся в обратный путь.

 

Море, степь, холмы, овраги.

Пастух щёлкнул кнутом, и стадо пошло к реке.

Рожь уже сжата.

Форштевень судна венчался резной головой льва.

Он прыгнул, нос судна задрался в небо, и судно пошло на дно.

 

Зная скорость и расстояние, можно узнать время.

Шум прибоя, крики чаек, суда.

Окружность описана около треугольника.

Окружность вписана в треугольник.

 

Ночью был дождь. Светает. Мокрые деревья, кусты, трава.

Шум прибоя, крики чаек, суда.

Грузовые составы идут в порт на тихом ходу.

Сталь, чугун, уголь, пшеница.

 

Сырьём для производства карбида кальция служит известняк, который при высокой температуре спекают с коксом.

Диагонали ромба пересекаются под прямым углом.

Дождь — подлежащее, идёт — сказуемое.

 

Капитан приказывает отдать швартовы, и судно под крики провожающих медленно отходит от главного пирса.

Земля движется вокруг Солнца.

Суслики роют в земле норы.

Предложения бывают простые и сложные.

 

Парус служит людям давно.

Яхтинг. Для управления парусной яхтой служат руль, румпель и паруса.

Глюкозиды делятся на озы, среди которых наиважнейшую роль играют гексозы.

Архип Куинджи хочет жениться на дочери купца Леонтия Спиридоновича Кечеджи.

 

Пасмурно, прохладно. Миша хочет купить лыжи. Коля хорошо играет в шахматы.

Орехов в этом году меньше, чем в прошлом.

Камни, песок, вода.

Предложения бывают простые и сложные.

Ионы состоят из катионов и анионов.

 

Солнечно, тихо, тепло. Яблоки, виноград, орехи. Велосипед. Накатанная до блеска грунтовая дорога вдоль лесопосадки, солома.

 

Солнечно, тихо, темно. Поезд из Москвы прибывает на первый путь. Пассажиров мало. Вода уже холодная. Яхтсмены завода “Коксохим” готовятся к осенней регате.

 

При повороте фордевинд судно приводится круче к ветру, при повороте оверштаг уваливается под ветер.

В поле зябь, в море зыбь.

 

Английский писатель Сид Чаплин — из семьи шахтёров.

Английский писатель Дэвид Стори — из семьи шахтёров.

Уголь. Пора уже привезти его.

Оскар Уайльд вёл жизнь лондонского денди.

А волны шумят и шумят за кормой, и след их вдали пропадает.

 

Окружность описана около треугольника.

Окружность вписана в треугольник.

Путник идёт со средней скоростью пять километров в час.

Составы с углём идут в порт на тихом ходу.

 

Героиня повести Карамзина “Бедная Лиза” живёт в хижине со своей старушкой-матерью. Отец умер. Живут они бедно.

Вера работает в измерительной лаборатории завода тяжёлого машиностроения.

Паруса делятся на лавировочные, дополнительные и штормовые.

Среди звёзд бывают и великаны и карлики.

Солнце светит, птицы поют.

 

Судно под всеми парусами бежит по волнам.

Оверштаг — судно приводится круче к ветру, фордевинд — уваливается под ветер.

 

 

Облака бегут над морем,

Крепнет ветер, зыбь черней,

Будет буря: мы поспорим

И помужествуем с ней!

 

(Н. М. Языков)

 

Солнце восходит. “Солнце” — подлежащее, “восходит” — сказуемое.

Кот сидит на подоконнике и смотрит в окно.

Переменная облачность, без осадков.

Известь получают путём обжига известняка при высокой температуре.

Угол падения света равен углу его отражения.

Пришёл Витя. Мы съели всё какао, за что я был поставлен матерью в угол, на колени, на мелкий уголь.

Угол прямой, уголь мелкий, острый.

Стрелки ходиков острые, могут упасть.

— Что ты там бормочешь?

Он сказал: если ещё раз заметит... угол с биссектрисой будет пересекаться под прямым углом... то ты знаешь, сказал он, и достал, и блеснуло на солнце, что-то с этими тетраэдрами-мандраэдрами не так, когда у него в руках блеснуло, а если циклопические завихрения пойдут, то что тогда делать с виноградом, когда они станут давить его грязными сапогами, а также помидоры с огурцами…

— Довольно, выходи оттуда! Может, ты прощенья просишь?

— Я, мама, не виноват, то есть виноват, я ещё постою… Неспроста ведь Гегель предлагал освободить себя в отношении самого себя… Фордевинд — уваливаемся под ветер! Оверштаг — приводимся круче к ветру!

 

Промчался на тепловозе в сторону Гавани наш сосед Виктор Иванович, махнул мне рукой.

Трава в рост человека. Обломки шпал, кирпичей, бетона.

Что-то отца уже третий день дома нет, и никто не знает, где он.

 

Солнце яркое, но ветер холодный.

Если два треугольника при наложении друг на друга совпадают, то они равны.

Жмых плодов шоколадного дерева идёт на изготовление какао и шоколада.

Медь обладает высокой ковкостью.

 

Гусеницы объели листья. К остановке подъехал автобус. Орехов в этом году меньше, чем в прошлом.

 

В тёмной комнате тикают часы. Пруд, камыш.

Желтизна леса, синева моря.

К ночи похолодало.

 

Утро было прохладное. На яблонях набухли почки.

В книге не все страницы.

Из оврага доносится журчание ручья.

Быстрая ходьба согревает.

Он хочет что-то сделать.

 

Ему купили лыжи. Наступит зима, и он будет ходить на лыжах.

Ребята на площадке играют в волейбол.

Он присоединился к ним.

 

Море, степь, холмы, овраги.

Пастух щёлкнул кнутом, и стадо пошло к реке.

Арбузы, дыни, виноград, орехи, огурцы, помидоры.

Рожь уже сжали.

 

Утро холодное, зелень яркая.

Плоскогубцы, проволока.

Он хочет что-то сделать.

— Что он хочет сделать?

— Он пока не знает, что именно.

— Кто?

— Миша.

— Фамилия?

— Сидоров.

— Проволока какая?

— Медная.

— Рожь уже сжали?

— Да.

— Где судно?

— В море.

— Где стадо?

— Пастух щёлкнул кнутом, и стадо пошло к реке.

— Зачем?

— На водопой.

— Зная скорость и расстояние, что можно узнать?

— Время.

— Плавать умеешь?

— Да.

— Моряком хочешь стать?

— Да.

— Приходи.

— Куда?

— В яхтклуб коксохимзавода.

— Когда?

— Завтра с утра.

 

Так ему показалось. Мысленно можно представить себе беседу с кем угодно и о чём угодно.

Впрочем, утром он поехал на водную станцию коксохимзавода, где некоторое время наблюдал сквозь проволочный забор за действиями яхтсменов.

Они готовились к регате.

 

Тепло. Временами жарко.

Вода, песок, камни.

Денис Иванович Фонвизин.

Действие происходит в деревне.

С тех пор прошло много лет.

Солнце заходит.

“Солнце” — главное слово, “заходит” — зависимое.

 

В данном числовом выражении сначала умножаем, потом прибавляем.

Вместо чисел можно подставить буквы.

На горизонте появилось парусное судно.

Английский звук i близок протяжному звуку и—и.

iii — и —и — и — и — и — и.

К десяти утра на пассажирской пристани у Лондонского моста начали собираться сотни людей, решивших в ясный день совершить прогулку по Темзе.

 

Сухая трава, ветер, огонь.

На гвозде висит рассохшаяся гитара.

Токарь выточил икс деталей.

Из бочки взяли икс капусты.

Бен закрыл глаза, чтобы собраться с мыслями. Он понимал, что дела его совсем плохи.

 

Из слов и словосочетаний образуются предложения.

Предложения образуются из слов и словосочетаний.

При помощи предложений мы выражаем свои мысли и чувства.

Свои мысли и чувства мы выражаем при помощи предложений.

Белинский и Чернышевский назвали Гоголя отцом русской реалистической прозы.

Детство Николая Васильевича Гоголя прошло в деревне.

Я вижу добрый и внимательный глаз учителя.

Взгляд какой? — добрый и внимательный.

Нужно уметь правильно держать молоток.

Две фигуры равны, если при наложении друг на друга они совпадают.

 

Позже Вавилон был захвачен персами и вошёл в состав Персидского государства.

На рисунке показан молоток с четырёхкратной линзой для более точной работы слесаря-инструментальщика. Автор молотка — некто В. М. Гаврилов.

Туман ползёт с моря.

 

 

Нелюдимо наше море,

День и ночь шумит оно;

В роковом его просторе

Много бед погребено.

 

(Н. М. Языков; 1803 — 1846)

 

То есть прожил 43 года.

Константин Николаевич Батюшков — 35 лет.

Или это ошибка?

Пришёл Витя, и мы поехали на велосипедах в известковые карьеры.

 

Для предложения характерна интонация завершённости.

В конце предложения ставится точка, вопросительный или восклицательный знак или многоточие.

Древние люди занимались собирательством: плоды, ягоды, коренья, яйца птиц.

Фотография за годы своего существования прошла большой путь развития и от технического способа фиксации объекта съёмки поднялась до создания подлинных произведений искусства.

Древнегреческий герой Одиссей пытался уклониться от участия в войне, для чего прикинулся сумасшедшим. И вспахивал поле, засевая его солью.

Среди моих друзей, знакомых и родственников довольно много потомков древних греков: Наминас, Пилипас, Думбур, Челбарах и др.

 

Яблоки, орехи, орехи, персики, сливы, арбузы, дыни.

Солнечно, тихо, тепло.

Пароход “Принцесса Алиса” считался одним из лучших в составе флота фирмы “Лондон стимбоут компани”.

Семья Гоголей принадлежала к числу культурных помещичьих семей Украины.

[ei] близок сочетанию ей.

[ai] близок сочетанию ай.

Пришёл Шишман, сыграли в шахматы, прогулялись по окрестностям.

 

Пароход “Принцесса Алиса” отличался изящными обводами корпуса, компактная паровая машина обеспечивала судну скорость
12 узлов.

Чтобы найти одно из слагаемых, нужно из суммы вычесть другое слагаемое.

В русской грамматике порядок слов свободный, в английской — определённый.

Ученик слесаря должен знать основные принципы научной организации труда и уметь применять их на практических занятиях.

Для привлечения пассажиров компания “Лондон стимбоут компани” оборудовала на пароходе шикарный салун и наняла оркестр.

 

Пришёл отец. Его не было дома три дня. Он сказал, что из-за шторма. Он работает на землесосе.

“Буря мглою небо кроет, учиться — наша задача”, — сказал он и лёг спать.

Артикль (the article) — это особая частица, употребляется с существительными. Существует два вида артиклей: неопределённый (the indefinite article) и определённый (the definite article).

При подготовке к рубке металла нужно надёжно закрепить заготовку в тисках, стоять устойчиво, не горбиться, при ударе смотреть не на головку зубила, а на его режущую часть.

 

Пасмурно, тихо, тепло.

Любительское рыболовство — массовый вид культурного и активного отдыха на лоне природы. Оно способствует закаливанию организма, воспитывает волевые качества в человеке.

Человек. Волевые качества. Закаливание организма.

У водоёма отступают тревоги и заботы. Так хорошо здесь думать и вспоминать доброе, приятное.

Оно обогащает знаниями, расширяет кругозор, пробуждает чувство прекрасного.

Знания, кругозор, чувство прекрасного.

Удочка, черви, вода.

И отступили тревоги и заботы, и скрылись они в морской дымке, и тут я увидел огромное судно, которое на огромной скорости летело на волнолом, на котором я сидел, и я очень испугался. Закрыл глаза и побежал домой.

 

— Судно большое?

— Большое, серебристое.

— Ты испугался и побежал?

— Да.

— Ты подумал, что оно потеряло управление и мчится прямо на тебя?

— Я ничего не успел подумать.

— Тебе стало страшно, и ты побежал?

— Да.

— Потом за твоей спиной раздался взрыв?

— Нет. Я успел перебежать через железную дорогу прямо перед грохочущим товарняком и слышал только стук и лязг.

— Товарняка?

— Да.

— Ты продолжал бежать?

— По инерции. Потом остановился.

— И посмотрел на волнолом.

— Да.

— Судна не было.

— Нет.

— Оно не разбилось о волнолом?

— Нет.

— Оно круто развернулось и скрылось в море.

— Наверное.

— А ты?

— Я пошёл домой.

— А удочка, черви?

— Мне не хотелось туда возвращаться.

— Ты пошёл домой.

— Да.

— Ты рассказывал кому-нибудь об этом?

— Друзьям.

 

Там никого не было. Он пошёл их искать. Он нашёл их на кладбище. Они играли в карты. Он тоже стал играть.

 

За три века Египет трижды покорялся ливийцам, нубийцам, ассирийцам, кому-то, возможно, ещё.

В английском языке артикль употребляется не всегда, например…

Пришёл Миша.

— Ну что? — спросил он.

— А что? — ответил я.

— А то. Фордевинд?

— А что фордевинд?

— Оверштаг?

— А что оверштаг?

— Приводимся круче к ветру или же уходим под ветер?

— По обстановке.

— Моряком хочешь стать?

— Допустим.

— Допустим, приспустим флаги.

— Или штаны.

— Вы, молодой человек, просто циник.

— А вы, молодой человек, просто… а… о…

— Е.

— Ж.

— З.

— К, Эль, Эм, Эн.

— Кэлэмэнэ.

— Ладно, поехали.

И мы помчались на его мопеде, и свалились в овраг, правда удачно, без серьёзных последствий.

 

Дождь.

Отец Гоголя был человеком одарённым.

По цели высказывания предложения бывают повествовательные, вопросительные и побудительные.

В английском языке есть буквы, которые не произносятся.

Производительность труда учащегося зависит от высоты установки тисков.

Сахар можно жарить, в результате чего образуется вязкая желтоватая жидкость, из которой можно сделать леденцы.

Теперь ты можешь научить своих товарищей делать такие леденцы.

В 10 часов 30 минут “Принцесса Алиса” отошла от причала и пошла вниз по Темзе со скоростью 11 узлов в час. На её борту находились более семисот экскурсантов, большую часть которых составили женщины и дети.

Дождя уже нет, грязь, сыро, холодно, что не помешало нам с Мишей долго бродить по улицам.

 

Второстепенные члены предложения — это дополнение, определение, обстоятельство.

Мы гордимся своей землёй.

“Землёй” — дополнение.

Гусей крикливых караван тянулся к югу.

“Крикливых” — определение.

Все пошли на праздник.

“На праздник” — обстоятельство.

Я не пошёл на праздник из-за простуды.

“Из-за простуды” — обстоятельство.

В гимназические годы Гоголь написал своему дяде П. П. Косяровскому, что хотел бы с наибольшей пользой для блага государства служить на поприще юстиции. “Неправосудие более всего разрывает моё сердце, и я поклялся ни одной минуты короткой своей жизни не утерять, не сделав блага”.

To go to bed — идти спать.

To go to sea — стать моряком.

Современное судно представляет собой сложнейший технический объект.

Каждое судно имеет свой облик.

Каждый моряк должен в совершенстве знать своё судно.

Настоящий моряк гордится своим судном.

Профессия моряка трудна и романтична.

Капитан судна должен служить примером для остальных.

 

Пасмурно, прохладно.

Земля движется вокруг Солнца.

Суслики живут в норах.

Жизнь дятла проходит на дереве.

Если в треугольнике два угла равны, то он равнобедренный.

При умножении на нуль получаем нуль.

На нуль делить нельзя, но вполне допустимо нуль разделить на что-то и получить нуль.

Без воды нет жизни.

Без воздуха нет жизни.

Без солнца нет жизни.

Мотоциклист догоняет велосипедиста. Сейчас между ними 25 км.

Легковая машина догоняет автобус. Сейчас между ними 20 км.

Выезжая из села, велосипедист заметил на мосту пешехода.

Вера Дорогач устроилась работать на молокозавод.

Аварией в морском деле считается всякое повреждение судна, ведущее к снижению его мореходных качеств.

Современная фотография обладает богатейшими возможностями отражения и познания окружающей нас действительности.

Приступая к освоению дачного участка, следует продумать этапность освоения.

Дачную печь можно построить своими руками.

 

Бернард Шоу родился в семье бедного чиновника. Он с пятнадцати лет начал зарабатывать себе на жизнь. Он прожил девяносто четыре года.

Под звуки оркестра пассажиры поднимаются на экскурсионный пароход “Принцесса Алиса”.

 

Облачно, с прояснениями.

Геометрические фигуры весьма разнообразны.

Часть любой геометрической фигуры является геометрической фигурой.

Прямые называются параллельными, если они не пересекаются.

Если завтра будет хорошая погода, мы пойдём на экскурсию.

Борьба греческого демоса за проведение реформ.

В Петербурге уже сплетничают по поводу Анны и Каренина.

Л. Н. Толстой проиграл в карты полковое сено.

Саша, Коля и Серёжа собрали пятьдесят стаканов малины.

 

Ветер.

Названия ураганов и тайфунов зависят от места их происхождения или действия.

Кто-то спит на вершине холма на окраине города.

Восход солнца.

Туман ползёт с моря.

Туман опасен для судов.

Витя мастерит из картонной коробки грузовик.

Множество факторов.

Поезд идёт со средней скоростью 65 км/час.

Древнегреческий математик Евклид доказал, что простых чисел бесконечно много.

В этой же области работал и Эратосфен.

Они писали на папирусе.

Найдите папирус и сделайте запись.

В цистерне было 38 т керосина. Потом его осталось один процент. Сколько израсходовано керосина?

 

Поражение французской революции, Наполеона и иллюзий просветителей о торжестве “царства разума”.

И вот на наших глазах разрушаются великие государства.

Духовные устремления на фоне глобальных потрясений.

Кардинальный вопрос.

— Что?!

— Кардинальный вопрос.

— Кто здесь?!

Никого. Показалось.

Сфинкс не спит.

 

Солнечно, тепло, прохладно.

Камни, песок, вода.

Дым на минуту согреет и унесёт куда-то.

Вот её горбатый домик. Её чулочная фабрика обанкротилась, и она, Нина, собирается ехать в Москву.

Мише хочется повидаться с нею, он стучит в дверь, в окошко — никто не отзывается.

Темно.

 

Миша ещё не знает, кем он хочет стать.

Разнообразие интересов, планов, грёз.

Отец работает на землесосе, мать — метролог.

Сары-Юрьев идёт к обрыву рисовать море.

Незнакомый человек в белом плаще скрывается в зарослях шиповника.

Сталевар Мовба в рабочей спецовке идёт с ночной смены домой.

Мовба затеял строительство большого дома.

 

Международный конкурс аккордеонистов.

Борьба за выход в финал.

Кто-то из конкурентов прокалывает аккордеон шилом.

 

Смена времён года является следствием вращения Земли вокруг Солнца.

Солнце может погаснуть.

С судна падает матрос. Капитан Правдин бросается в море и спасает утопающего. Княгиня Вера падает в обморок. Капитан влюбляется в Веру.

 

— Художественное произведение?

— Что?!

— Художественное произведение?

— Что?! Кто здесь?

— Художественное произведение?

— Да.

— Чьё?

— Не помню.

— Читал?

— Да.

— Чьё это художественное произведение?

— Синатры.

— Синатра — певец. Чьё это художественное произведение? Как называлось судно?

— Не помню.

— Луч разделил развёрнутый угол на два угла. Постройте эти углы.

— С помощью чего вы будете строить эти углы?

— С помощью транспортира.

— У вас есть транспортир?

— Да.

— Кто нарисовал на транспортире непристойность?

— Не знаю.

— Кто?!

— Я.

— Стань на колени в угол. Я ещё приду.

Стал на колени в угол.

Он был в белом плаще.

Он сказал, что ещё придёт.

 

Солнечно, прохладно.

Я вижу добрый и внимательный взгляд учителя Фёдора Петровича Челбараха.

“Добрый” и “внимательный” — однородные члены предложения.

Катя купила альбом и акварельные краски.

Кити заболела на почве нервного срыва по поводу Вронского, который не обратил на балу на неё никакого внимания и всё танцевал с Карениной.

Оскар Уайльд прожил недолгую, исполненную драматизма жизнь.

Древесина груши имеет розовый цвет с нежными линиями годовых слоёв.

В шесть часов вечера “Принцесса Алиса” берёт на борт ещё пассажиров, что очевидный перегруз.

“Чем глубже я уходил в детали, тем запутаннее мне казалось дело”, — вспоминает Фрэнк Годдио.

Чем, тем.

Чем дальше в лес, тем…

Что?

Можно в данном случае ограничиться дровами, т. е. чем дальше в лес, тем больше дров.

Дрова, уголь.

Скоро зима, а ни дров, ни угля.

Отец сказал, что всё будет в ажуре.

“Как яйца на абажуре”, — ответила мать.

Темно.

 

Пасмурно. Лёгкий зюйд-зюйд.

Капитан стоит на мостике и смотрит в бинокль, идя курсом галфвинд.

(Галфвинд.)

Поворот оверштаг нужно делать, выбрав место с наименьшим волнением.

Мотоциклист едет по просёлочной дороге.

Нужно узнать, когда он приедет.

Зная скорость и расстояние, можно узнать время.

Мы никогда не узнаем, когда он приедет, так как не вписывается в поворот и на полной скорости врезается в электроопору.

Галион “Маврикий” под командованием капитана Оливье ван Ноорта находится в пути.

Мебель, изготовленная из древесины дуба, служит очень долго.

Производительность труда учащегося во многом зависит от правильной организации труда.

 

— Дрова, уголь нужны? — спрашивает Анастас Святодух.

— Нужны.

— Где родители?

— На работе.

— Дрова и уголь я вам привезу.

— Хорошо.

— Но мне нужны деньги.

— У меня нет денег.

— Дров и угля на складе нет, но я могу достать. Мне нужен пока задаток.

— У меня нет денег.

— Но они есть у родителей.

— Но их сейчас нет дома. Приходите вечером.

— Вечером уже поздно. Или сейчас, или никогда.

— Анастас Спиридонович, у меня нет денег.

— Но ты знаешь, где они лежат.

— Не знаю.

— Пошарь и найдёшь. А то ведь и зима на носу. То-то у вас так холодно. Так и простудиться можно. Так и туберкулёз получить можно. Ты не лежал в тубдиспансере?

— Нет.

— Там плохо. Там холодно и куёво. Мне только пока аванс, потом рассчитаемся. Пока есть возможность. Ты Жору Стамбулчи знаешь?

— Да.

— Он завтра уезжает в Кичиксу, а сегодня у него есть и дрова и уголь. Дрова хорошие, уголь хороший, так что думай.

— Сколько же вам?

— Сейчас сколько есть, потом рассчитаемся. А не хочешь — желающих много. Сейчас все дрова и уголь идут в порт, на экспорт. Ну?

— Не знаю.

— Думать тут некогда. Когда долго думают, тогда даже на жопе появляются морщины. Ну?

— Может, мне у соседей занять?

— Не знаю. Как хочешь. Мне некогда.

Уходит.

— Анастас Спиридонович! Анастас Спиридонович! Я сейчас, подождите!

Деньги в комоде, на дне, под бельём.

— Вот, возьмите! Значит, сегодня?

— Анастас никогда не говорит завтра, если можно сегодня. Сегодня вечером Жора привезёт и дрова и уголь… А волны шумят и шумят за кормой, и след их вдали пропадает!

 

Всегда он чем-нибудь занят.

Делает всё на раз.

Может поговорить о чём-то отвлечённом, поглядывая на часы.

 

“Чем больше я уходил в детали этого дела, тем запутаннее казалось дело”, — вспоминает Фрэнк Годдио.

Речь идёт о затонувшем испанском галионе в филиппинских водах
14 декабря 1600 года.

Генри Форд в юности работал слесарем.

Не следует сокращать исторические имена.

Запись в тетрадях по столярному и слесарному делу должна быть по возможности краткая, но понятная.

Например: из какого материала делаются параллельные слесарные тиски?

Ответ: параллельные слесарные тиски делаются из серого чугуна.

В слове “параллельные” два “эль” после буквы “а”.

Запомнить.

Параллельные, параллельные.

Если это дон Алонсо Перес де Гусман эль Буэно, герцог Медина-Сидония, то так и нужно именовать.

Если это дон Алонсо Мартинес де Лейва, то так и должно быть.

Речь идёт о командирах испанской флотилии, которая осенью 1588 года отправилась к берегам Англии.

— Зачем?

— Что-то связано с религией.

— А если более точно?

— Не знаю.

— Что с дровами и углём?

— Пока ничего.

— Зачем ты давал ему деньги?

— Ну…

— Ты поверил ему?

— Ну…

— Родители знают об этом?

— Пока ещё нет.

— Стань в угол.

— На колени?

— Да. А вечером скажешь родителям.

— О чём?

— Ты знаешь.

— Про дона Алонсо Перес де Гусман эль Буэно?

— Про дрова и уголь.

В угол не стал, родителям не сказал.

 

Осенью 1588 года английский флот разбил испанскую армаду, погибло много судов и людей, сам герцог Медина-Сидония тоже погиб.

Дело в том, что вышеозначенный герцог не обладал достаточной компетентностью для руководителя морской операции такого масштаба, чего нельзя сказать об одном из опытнейших капитанов доне Алонсо Мартинес де Лейва, но не его назначили руководителем.

Столярный верстак состоит из крышки и подверстачья.

Два плюс нуль — два. Два минус нуль — два.

В доме своего отца маленький Пушкин слышал и Карамзина, и Жуковского, и Батюшкова.

Для фотосъёмки необходимо иметь фотоаппарат.

В английской грамматике прилагательные, местоимения и числительные по падежам и родам не изменяются.

Перестановка множителей не влияет на произведение.

 

Отец Пушкина, Сергей Львович, говорил о сыне, что тот с детских лет показал большое уважение к известным в ту пору писателям, что, не имея шести лет, он уже понимал, кто есть кто.

Фотолюбитель должен иметь основные понятия в области оптики, светотехники, экспонометрии и всего фотографического процесса — от момента съёмки до получения снимка.

— Их каких основных частей состоит столярный верстак?

— Из крышки и подверстачья.

— Нужен полный ответ.

— Столярный верстак состоит из двух основных частей: крышки и подверстачья.

— Уголь и дрова Святодух привёз?

— Нет.

— Ты сказал родителям?

— Нет.

— Скажи.

Белый плащ, без головного убора, ушёл в сторону холма у водокачки.

 

Испанская каравелла “Сан-Томе” под командованием Эстевеа да Вейги получила пробоину и пошла на дно.

Капитан первым покинул судно на единственной спасательной шлюпке, отобрав самых именитых.

Шлюпка оказалась перегруженной, за борт полетели наименее именитые.

— Из какой древесины изготавливается крышка столярного верстака?

— Крышка столярного верстака изготавливается из твёрдой древесины.

— Например?

— Дуб, ясень, бук.

— Что с дровами и углём?

— Ничего.

— Анастас не появляется?

— Нет.

— Что по этому поводу говорят твои родители?

— Они ещё не знают.

— Скажи им.

Ушёл в сторону холма за водокачкой.

 

Медь. Кусок медной проволоки. Медь и кусок антрацита. Из этого можно что-то сделать и подарить Тамаре.

Тамара в мареве жаркого осеннего дня стирает под старой акацией.

Он не знает, где он сегодня будет.

Воздух чист и прохладен.

В лесу, наверное, уже темно.

Они лежат в молодых подсолнухах.

Она ждёт.

Он не знает, что делать дальше.

Птиц не слышно.

В дальних гранитных карьерах рвут гранит.

В известковых печах выжигают известь.

— Ты не стал её трогать?

— Нет.

— Почему?

— Не знаю.

— Ты любишь её?

— Не знаю.

— Но она тебя привлекает?

— Да.

— А ты её?

— Не знаю.

— Но она же пошла с тобой в подсолнухи.

— Я понимаю, о чём речь, но не понимаю, что я должен был делать.

— Тебе ещё рано.

— Возможно. К тому же эти взрывы.

— Ладно, потом поймёшь.

Уходит.

 

Попробуйте представить.

Сколько их всего?

Найдите наибольший общий делитель.

Докажите.

Сравните.

Свои ответы обоснуйте.

 

— Was wollen Sie?

— A?

— Was wollen Sie?

— Нет, ничего, уже ничего.

 

— Где ты сейчас?

— На холме.

— Что ты там делаешь?

— Смотрю.

— Зачем?

— Сейчас должна подойти Нина.

— Какая Нина?

— Из “Чайки”.

— Она не придёт.

— Почему?

— Она уехала в Москву.

— Кто же тогда скажет, что холодно, пусто, страшно?

 

Ветви деревьев переплелись.

Дворник метёт аллею, ведущую к обрыву.

Из оврага доносится пенье соловьёв.

Судно можно сделать своими руками.

Начинающий фотограф должен знать устройство фотокамеры.

Иней и изморозь — разные вещи.

Спасательная лодка оказалась перегруженной, пришлось шестерых выбросить за борт.

Тело, тела, процесс взаимного проникновения.

Для закрепления заготовок столярный верстак оборудован винтовым зажимом.

Чтобы найти одно из слагаемых, нужно из суммы вычесть другое слагаемое.

Звуки мы слышим и произносим, буквы видим, пишем.

Нужно уметь правильно держать молоток.

 

— И вот…

— И вот ты идёшь на станцию воровать уголь.

— Темно.

— Темно.

— Охрана существует.

— Да.

— Уголь находится в железном бункере.

— Для заправки вагонов.

— До бункера — вагоны и рельсы.

— Ты проползаешь под вагонами.

— Прислушиваешься.

— И ползёшь дальше.

— С мешком под курточкой.

— Но вот чьи-то шаги.

— Это ботинки охранника.

— Ты ложишься на шпалы.

— И видишь крепкие ботинки.

— Но он здесь не один.

— Да.

— Тут глаз да глаз. Иначе припишут многое другое.

— Да.

— И вот?

— И вот наступает подходящий момент, но ты пока не решаешься.

— Мало ли чего.

— В том-то и дело.

— Ну, можно начинать.

— Страшно?

— Страшно, что если поймают, то на тебя навесят всё, в том числе и убитого охранника.

— И ты с пустым мешком ползёшь домой.

— Да-с.

— Ни угля, ни дров.

— Именно.

 

Он положительно характеризуется и по месту жительства, и по месту работы.

У него позитивный взгляд.

Грехов у него не было, нет и не будет.

Кто-то идёт сюда.

Кажется, это он.

Нужно спрятаться.

 

Солнечно, тихо, тепло.

Лежит на соломе, бормочет про судно.

Судно.

Они тогда перевернулись, и он получил перелом основания черепа.

 

Мимо проходит путник, о котором когда-то нужно было узнать, когда он придёт.

Он пока ещё идёт.

В поле зябь, в море зыбь.

Здесь, под небом чужим, я как гость нежеланный.

Здесь под небом своим — то же самое.

Ветер, солома, волны.

Лес ровный, будто войска на параде.

Ни земли, ни цветов, ничего — ни звука.

И вдруг — волк матёрый.

Но он — фанерный.

 

Играли в пинг-понг, пили вино, что-то ещё, что-то ещё.

Но нужно возвращаться на судно.

— Где судно?

— На дне.

 

Они стоят, сидят под забором.

Подзаборная речь, музыка.

Сумерки.

Одинокий холм на окраине города.

Огни приближаются, удаляются, гаснут.

Тут всегда ветер.

Комета Шумайкер-Леви должна столкнуться с Юпитером.

Белый плащ.

 

Да, но…

Позвольте задать вам вопрос.

Хотелось бы отметить…

Что…

Не могли бы вы сказать…

Доказательств пока нет.

Или это завуалированная тактика Макиавелли.

Но так ли это?

Холодный туман ползёт с моря.

Море, море.

Mori.

 

Он родился под раскаты грома и вспышки молний осенней грозы и умер под раскаты грома и вспышки молний осенней грозы.

Крик в ночи, говорил он, подавленное рыдание, застрявший в горле смех.

 

Ведро. Пустое оцинкованное ведро.

Человек в белом плаще.

Кто он такой?

ЧБП.

Человек в белом плаще.

Белое судно, летящее на волнорез.

Ящик с гнутыми, ржавыми гвоздями.

Чьи-то ноги торчат из кустов дикой сирени на склоне к морю.

Глина, песок, ветер.

 

Раннее утро, вокзал, почти никого.

— Что ты здесь делаешь?

— Ничего.

— Что тебе здесь нужно?

— Ничего.

— Кофе хочешь?

Человек в белом плаще приглашает в кафе.

— Ты, наверное, хочешь уехать? — спрашивает он.

— Нет.

— Куда ты хочешь уехать?

— Я вам уже ответил.

— Тебе плохо дома?

— Нет.

— Ты видишь, чувствуешь, что что-то не сообразуется?

— Что-то?

— Что-то.

— Что ж.

— Что ж.

— Мне пока что нечего сказать тебе.

— Взаимно.

— Уголь.

— Угол?

— Оставим вопрос об угле. Ты не готов ответить на этот вопрос?

— Уголь будет.

— Каким образом?

— Анастас привезёт.

— Ладно, я ухожу. Мне, я вижу, не с кем здесь поговорить.

— Тем не менее…

— Ачипачи, — сказал он и ушёл.

 

Солнце. Солнце восходит.

Толстой сказал, что он уже не может начинать с “солнце восходит”.

Это его проблемы.

Тем не менее.

И очарование лесов, полей и морей, кустов, цветов и деревьев, и её сжатых ног в серой юбке на склоне холма.

 

Окружность вписана в треугольник.

Мотоциклист мчится по просёлочной дороге и через какое-то время догоняет велосипедиста.

Основные элементы байдарки изображены на рисунке 18.

Испанский флот выходит на подавление исламских мятежей на юге Манилы.

НОТ — научная организация труда.

В Петербурге уже злословят по поводу Анны и Каренина.

Во французском языке нет падежей.

Проявитель превращает скрытое изображение в видимое.

Граб относится к твёрдым породам дерева.

— Что с углём? — спрашивает мать отца.

— Уголь будет, — отвечает отец.

Автобус остановился и пошёл дальше.

На горизонте появилось судно.

 

Туман. Туман — опасность для судов. Нужно подавать звуковые сигналы. Миша хочет отправиться в кругосветное путешествие на ведре. Он не шутит. Нужно что-то делать.

 

Нужно что-то делать.

Окружность была описана около треугольника, а теперь она вписана.

Поражение Афин.

Возвышение Македонии.

 

Несмотря на рекомендательные письма, Гоголь не может в Петербурге найти себе подходящего места службы.

Гусей крикливых караван тянулся к югу.

“Крикливых” — определение, “кричали громко” — обстоятельство.

Прилетели долгожданные ласточки и снегири.

— Так ли это? — спрашивает ЧБП.

— Не так ли, но так ли,— отвечает Миша.

— Увы, на разные забавы я много жизни погубил, — грустно говорит ЧБП.

— Не знаю, — отвечает Миша, — в данный момент мне нужно освоить молоток В. Д. Гаврилова с четырёхгранной линзой и пустотелостью рукоятки, в которой вмещается 0,25 л водки.

 

Волнение нулевое. Давление в пределах обычного. Температура нормальная. Импульс проходит нормально.

 

Светская жизнь требует больших расходов.

Соль, сахар, уксус.

Приятно отдохнуть в компании хороших друзей.

Входят двое бандитской наружности.

Они кого-то ищут, они спрашивают, где живёт Миша.

Я не знаю, где он живёт.

Ночная гроза и дождь.

В Греции триста солнечных дней в году.

Снотворность азалептина усиливается алкоголем.

Миша спрашивает, не ищут ли его бандиты.

— Не знаю.

— Но они же у тебя спрашивали мой адрес?

— Я сказал, что не знаю, но вряд ли они станут искать из-за лыж.

— Каких лыж?

— Ты же собирался покупать лыжи?

— Я их уже купил, но…

Но… но… но…

Лыжи и снег — что ещё нужно?

Дело в том, говорит Миша, что дело не в лыжах.

— А что?

— Дело серьёзное.

— Я помогу тебе.

— Ты не сможешь помочь мне.

— Почему?

— Говорить об этом преждевременно.

 

Дни идут и куда-то уходят.

Дни проходят и падают за сараем.

Осенью всё живое готовится к зиме.

У нас пятнадцать миллионов инвалидов.

Аня и Наташа ищут клиентов на вокзале с помощью клофелина.

Изысканный Лоуренс был из шахтёрской семьи.

Анастас Святодух деньги взял, а уголь не везёт.

Облачно, дождь.

Облачно, снег.

Не всё ещё убрано с полей.

С грузом жома, шрота и жмыха вышли на рассвете.

Погода нормальная.

Капитан стоит на мостике и смотрит в бинокль.

Иногда он из фляжки делает пару глотков.

На полу валяется опрокинутый стул.

Марля, драп, креп.

 

На стене висит картина с изображением зимнего леса работы Сары-Юрьева.

В Германии в театр ходят чаще, чем в Италии.

Николаю Ивановичу удалось сыграть на разнице цен и получить маржу.

Вера Ивановна хочет купить козу.

Рожь уже сжата, виноград ещё висит.

Птицы уже не поют.

Не поёт уже и Семён Степанович, так как парализован, чего никто не ожидал.

 

Жом, жмых, шрот.

Вышли на рассвете, но вернулись из-за сильного волнения.

 

Облачно, дождь, мокрые ботинки.

Ветер улёгся.

Бор загрязнён примесью борида магния.

С грузом бора-борида магния отчалили от десятого причала, но вернулись по техническим причинам.

Мимо окна пробежал кабан Юрия Ивановича Колодяжного и скрылся в речных камышах.

 

Тарелка с цветочками, скелет селёдки.

Постное масло.

Биение коренных шеек, износ кулачков.

Здесь важен творческий подход.

Продаётся сервант тёмной полировки на ножках.

 

Дальний свет, ближний свет.

Скорость поршня в цилиндре.

Осевое смещение.

В данном случае сопротивление воздуха в расчёт не принимается.

Анонимный звонок угрожающего характера.

Полковнику юстиции инкриминируется взяточничество.

Директор завода ходит по цехам, некоторых избивает.

На секретной военной базе выведен гигантский питон для спецопераций.

Астров жалуется на жизнь, Войницкий зевает, Толстой собирается на охоту, к нему за советом, что делать, приходит избитый директором завода фрезеровщик.

Утром в отдельных районах туман.

Ветер переменных направлений, возможны осадки.

Пришёл Миша, прогулялись.

Он по-прежнему бредит одиночным кругосветным путешествием.

— Одиночным?

— Да.

— На ведре по морям и океанам?

— Я пошутил тогда.

— На чём же?

— Я заказал яхту на шведской верфи.

— Ты снова шутишь?

— Нет.

— А деньги?

— Мой старший брат занимается драгоценными камнями.

— И…

— Он оплачивает проект и постройку судна.

— А я?

— А я отдам тебе свои лыжи, и ты будешь ходить на лыжах по холмам и оврагам. Шучу. Мы вместе совершим кругосветное путешествие. Готовься.

 

— Бриз?

— Ветер.

— Он…

— Он…

— Он дует…

— Он дует с моря на сушу.

— Когда?

— Ночью.

— Нет, днём. А ночью?

— А ночью… ночью он дует с суши на море.

— Бора?

— Бора… бора — это…

— Ну?

— Например, сирокко.

— Я не об этом спрашиваю.

— Бора?

— Бора… бора, бора, бора…

— Ты ещё не готов. Готовься.

 

Треугольный парус имеет переднюю, заднюю и нижнюю шкаторины, которые для прочности обшиваются ликтросом.

Поперёк паруса идут ряды люверсов, через которые при взятии рифов пропускаются риф-штерты.

У стакселя и кливера чаще всего линуются только передняя шкаторина и углы, у спинакера — все шкаторины.

 

Древний Восток и европейское Средневековье.

Концепция романтической иронии.

Критический пафос и результаты.

Гармония, дисгармония.

Внешнее, внутреннее, духовное, чувственное.

Виктор Иванович лежит под забором, не может дойти домой.

Помочь дойти ему домой, где ему не рады.

Примирение противоположностей.

Вечные колебания между чем-то и чем-то.

Бора — сильный холодный порывистый ветер, дующий с прибрежных гор в сторону моря.

Для ускорения высыхания краски можно использовать сиккатив.

Лёгкий туман, лёгкий озноб.

 

В шесть часов вечера “Принцесса Алиса” берёт на борт ещё пассажиров.

Перегруз при минимуме спасательных средств.

Левин хочет сделать предложение Кити Щербацкой, младшей сестре Долли, жены Степана Аркадьевича, который изменяет ей с француженкой-гувернанткой.

Тракторная бригада вспахала 0,5 поля и остановилась из-за отсутствия топлива.

Сердцевину окружает ядро — наиболее прочная часть дерева.

Снаружи дерево покрыто корой.

В сентябре школьники идут в школу.

“Школьники” — подлежащее, “идут” — сказуемое.

Чтобы найти делимое, надо частное умножить на делитель.

Испанский галион “Сан-Диего” под командованием компетентного Антонио де Морги идёт на дно в филиппинских водах, погибает 350 человек. Де Морга первым покидает гибнущее судно, плот с капитаном толкает перед собой к берегу его секретарь, Морга спасается, позже он напишет мемуары о своём героическом поведении.

Вечер. Предложение нераспространённое.

Осенний вечер. Предложение распространённое.

— Испанский галион.

— “Сан-Диего”.

— Дерево.

— Сердцевина.

— Ядро дерева.

— Кора дерева.

— Школьники.

— Идут.

— Идут в школу.

— Левин.

— Хочет сделать предложение Кити Щербацкой.

— Антонио де Морга.

— Погубил людей.

— И пишет.

— И пишет героические мемуары.

— Ветер.

— Ветер относительно судна.

— Оверштаг.

— Приводимся круче к ветру.

— Фордевинд — уваливаемся под ветер.

— Готовься.

— Готовлюсь.

— Судно уже строится.

— Понятно. А что это у тебя фонарь под глазом?

— Получил. Как видишь.

— Сам напросился?

— Да. Попросил закурить и тут же получил.

— И теперь твой левый глаз курит.

— Ничего страшного.

— Кто?

— Кто-то из них.

— Было темно?

— Сумерки.

— Упал?

— Да.

— Ногами били?

— Да.

— Но не сильно.

— Не сильно. Им что-то помешало.

— Я с ними разберусь.

— Не смеши меня. Они изуродуют тебя.

— Посмотрим.

 

Пасмурно, прохладно.

Двор усыпан листьями.

На отопительный сезон требуется истопник на твёрдом топливе.

Кот сидит на подоконнике и смотрит в окно.

Василий Фёдорович подтягивается на перекладине для выбивания ковров.

Сары-Юрьев с мольбертом идёт к обрыву рисовать море.

Слышен крик журавлей, улетающих вдаль.

Воздух свеж и прохладен.

Судно из Италии швартуется к первому причалу.

В порт идут составы с антрацитом.

Антрацит на снегу или снег на антраците — как угодно.

С Новым годом.

Вы не спите?

 

До Нового года ещё далеко.

Напитки и закуски, костюмы и танцы.

Опасаясь…

Чего-то опасаясь.

Дорога вдоль почему-то ещё не убранной кукурузы.

Причудливый наклон плоскостей пейзажа.

И лира Орфея отворяет врата ада.

В данный момент он в замечательном расположении духа.

Диалектика этического, эстетического и религиозного.

Противоречивость и непоследовательность.

Кажется, ему не хватает страсти, кажется, он прячет свою душу.

Ничего в угоду предрассудкам, деспотизму и фанатизму.

Искусство, говорит он, пошло угодничает и постыдно отрекается от идеала.

Он берёт деньги в комоде под бельём, идёт к Наминасу и проигрывает.

Он играет в долг и проигрывает.

Киргиз отводит его в сторону и говорит, что долг — не шутка, прощать никто не станет, ты понимаешь.

— Ты понимаешь?

— Да.

— Правильно понимаешь?

— Да.

— Вот и хорошо.

— Вот и хорошо.

— Ты, кажется, не понимаешь?

— Понимаю.

— Что же тогда тут выделываешься?

— Ни в коем случае.

— Ты меня знаешь?

— Кто ж тебя не знает.

— Значит, понятно.

— Понятней не бывает.

 

— Алё, Стокгольм?

— Да.

— С кем имею честь говорить?

— Вы имеете честь говорить с директором судостроительной компании “Гольфстрим”.

— Я заказывал вашей фирме судно.

— Оно уже строится.

Отбой. Строится. Всё в порядке, хотя какие-то сомнения остаются. Посмотрим.

 

Иногда необходимо жертвовать частностями.

Он против самодовлеющей виртуозности.

Не всякий общественный строй способствует расцвету искусств.

Низменные цели парализуют движение к высшему.

Он пытается убежать в прошлое и терпит поражение.

Двор усыпан виноградной листвой и разбитыми гроздьями “изабеллы”.

Красная “Нива” во дворе забрызгана виноградным соком.

Барахлит карбюратор.

Нужно смотреть.

 

Облачно, с прояснениями.

Агамемнон — аргосский царь, предводитель греков в Троянской войне.

1622 год стал критическим для Испании. Молодой король Филипп IV унаследовал обширную, но уже теряющую влияние империю.

Анна и Вронский встречаются в доме двоюродной сестры Вронского княгини Бетси Тверской.

Она хочет уйти от него, но пока не решается.

Роль любовницы ей противна.

К утру сильный норд-ост сорвал паруса, сломал мачты и руль и погнал судно на рифы.

При сложении дробей с одинаковыми знаменателями надо сложить их числители, а знаменатель оставить прежним.

Вычитание — аналогично.

В слове “море” два слога, четыре буквы, четыре звука.

Ночью Индийский океан светится.

To go to sea — стать моряком.

On deck — на палубе.

To drop anchor — бросить якорь.

К заходу солнца небо заволокло тучами, задул порывистый норд-ост, видимость ухудшилась, шторм усилился.

 

Почвы тёмно-каштановые и солончаковые.

Полынь, кермек, грудница шерстистая.

Холмы, овраги, камни, пещеры.

Караган, типчак, тёрн.

Песок, камни, вода.

Какая-то женщина.

Автобус развернулся у магазина, немного постоял и двинулся в обратный путь.

Состав с глыбами антрацита на тихом ходу идёт в порт, останавливается, некоторое время стоит.

Можно успеть сбросить несколько сверкающих глыб на землю, но… но чьи-то шаги за спиной.

Это человек в белом плаще.

— Антрацит — уголь хороший, — говорит он несколько отстранённо, немного холодно.

— Хороший, — говорю я. — Горит хорошо, почти без золы.

— Что ты медлишь? Может, тебе помочь?

— Плащ у вас белый, а уголь — чёрный.

— Ничего. Так что? Начинаем?

— А вдруг охрана?

— Я тебе говорю — её здесь сейчас нет.

— И не появится?

— Нет.

— Где же она?

— Её здесь нет, и она не появится.

— И я…

— И ты успеешь сбросить несколько кусков антрацита, дома разобьёшь их, растопишь печь, придут родители домой, а дома тепло и уютно, и они обрадуются, что у них растёт такой замечательный сын. Так что ж ты медлишь?

— Я вас не знаю, не знаю, кто вы, не понимаю…

Тем временем состав снова пришёл в движение и ушёл в створ порта.

— Антрацит на снегу, или снег на антраците — как угодно. С Новым годом вас. Вы не спите? — процитировал вдруг незнакомец в белом плаще моё подростковое стихотворение и медленно, заложив руки в карманы своего плаща, пошёл в сторону Слободки, и я пошёл за ним, но не свернул в свой переулок, а продолжал идти за ним.

Он всё так же медленно шёл по широкой центральной улице, и тут я увидел, что из переулка выходят наши слободские головорезы и направляются сначала в сторону вокзала, но потом, о чём-то переговорив между собой, идут за незнакомцем в белом плаще, и я что-то крикнул, вернее, хотел крикнуть об опасности, но так слабо, что никто не оглянулся, они уже настигали его, он оглянулся, остановился…

— И тут ты проснулся, — сказал Миша.

— Это не сон, Миша.

— Ладно, что же было дальше?

— Дальше они подходят к нему и о чём-то с ним говорят, а потом уходят в сторону вокзала.

— А он?

— Он пошёл дальше, а я пошёл домой.

— М-да… ладно, оставим, в конце концов… в конце концов… да… в конце…

— Кончается венцом.

— Винцом?

— Как хочешь.

— Так вот он — и венец и винцо, — он достал из сумки бутылку вина и поставил на стол.

— Стантавирино, — сказал он. — 1812 год. Коллекционное.

— Изготовлено…

— Именно. Но дело не в этом. Я звонил в Стокгольм, судно уже строится, так что нужно готовиться.

— Каким образом?

— И теоретически и практически. Теоретически — всевозможная литература, практически — на пустыре.

— На пустыре?

— Я, конечно, могу договориться в яхт-клубе, где нам преподадут основные уроки, но плевать я на это хотел. Надевай плащ и — за мной.

— Куда?

— На пустырь. Сейчас вечер, то, что нужно.

— А вино?

— Вино, море и паруса несовместимы. Вино — потом. Пойдём.

Я надел плащ, он тоже был в плаще, и мы пошли на пустырь перед оврагом, где стали отрабатывать основные приёмы управления яхтой на краю оврага с расстёгнутыми плащами.

Ветер был довольно сильный, нас то сносило в овраг, то уносило в поля, но мы умело применяли и фордевинд, и оверштаг и тому подобное.

 

Вполне уместны вопросы, и мы готовы ответить, но лучше пока без вопросов.

Небо ровное, чистое, только над пустырём какой-то тёмный пузырь.

Рванули гранит в гранитных карьерах, рванули известняк в известковых карьерах, вскрикнули куры, задребезжали стёкла в окнах, завыли собаки, перекрестились старухи.

Гамсун своим учителем считает Достоевского.

Малер говорит, что искусству контрапункта нужно учиться у Достоевского.

В творчестве Генрика Ибсена явственно проступают черты символизма.

Витализм.

В годы фашистской оккупации Гамсун запятнал себя коллаборационизмом.

Норвегия его морально осудила.

Сухой склон холма на склоне сухого дня.

Инверсионный след реактивного самолёта в сухом небе.

Мы с Ниной сидим на склоне холма.

— Холодно, пусто, страшно, — говорит она.

— Холодец, капуста, красное, — отзываюсь я.

— Какой холодец? Ты бредишь? Вокруг меня холодно, пусто, страшно, — отвечает она. А отчего бы ей не захватить с собой на склон холма холодец, капусту и красное вино?

— Ты репетируешь “Чайку” Чехова? Ты действительно хочешь уехать в Москву?

— Да.

— В Москве тебе может стать ещё холоднее, пуще и страшнее.

Вдруг из зарослей выходит человек в белом плаще, останавливается, бормочет, опускается на колени, что-то бормочет.

— Сумасшедший, — говорит Нина.

— Он не сумасшедший, — отвечаю я.

— Это мы сумасшедшие?

— Мы — обыкновенные.

— А он?

— Не знаю.

Он раздевается донага и ползёт к вершине холма.

 

Это было в те годы.

Это тогда.

Тогда, тогда.

Совершенно нелепо, как это происходит.

В этой связи хотелось бы отметить, что…

Я склонен думать, что…

 

Оставим это.

Оно нас не трогает.

Вот доска, вот рубанок.

Сейчас сделаем что-нибудь в стиле барокко.

Сверкнула молния, прогремел гром.

Рассмотрим галогены.

Галогены — это газы.

Рассмотрим кусты и деревья.

Рассмотрим Землю.

Женщина в синем плаще уводит меня домой.

Любой отрезок имеет длину, большую нуля.

Какова бы ни была прямая, существуют точки, принадлежащие этой прямой, и точки, которые ей не принадлежат.

Дана геометрическая фигура.

Нужно что-то доказать.

Допустим…

Допустим, допустим, допустим.

Например, винт газовой задвижки.

А в это время…

Например…

Да, но если…

И в то же время… и в то же время ветер рвёт в клочья спинакер… и в то же время вместо фордевинда — оверштаг… и в то же время Анна бесится оттого, что её муж совершенно спокоен и не убивает её, но…

Но не убивает её, чтобы прекратить всю эту галиматью…

“Анна, Анна!” — поёт Валерий Ободзинский, поёт надрывно… какую Анну он имеет в виду?.. Анна, Анна… да, но нужно доказать, что в равнобедренном треугольнике на склоне дня, на склоне холма… когда эскадрилья Су-24 под командованием генерала Сухарто летит бомбить Мариуполь…

За что? Мы ведь поставили вам и уголь, и… жмых, и шрот, и… слябы…

Но.

No.

И Д. в порыве ярости убивает N. И растворяет его тело в азотной кислоте…

И… и… и вот ещё что…

Входит человек в белом плаще, что-то говорит, после чего наступает долгожданный сон.

 

Солнечно, тихо, прохладно. Двор и машины засыпаны виноградной листвой и забрызганы соком упавших гроздьев “изабеллы”.

Пора снимать урожай. Часть будет продана, часть будет отправлена на выставку в Бургундию, часть будет отдана обездоленным, остальное пойдёт на вино.

Машина барахлит. Вчера опять притащили на буксире. Нужно смотреть. Порядок работы цилиндров 1 — 3 — 4 — 2.

Карбюратор эмульсионного типа, двухкамерный, с падающим потоком и системой отсоса картерных газов за дроссельную заслонку.

Отсоединил шланги, заткнул концы тряпками и снял карбюратор.

Входное отверстие тоже заткнул тряпкой.

Тряпки байковые, клетчатые, из рубашки, которую мне на день моего рождения подарила моя будущая жена, познакомился я с которой на вечеринке у Вити Арабаджи, младшего брата саксофониста в ресторане “Маяк”.

Подул ветер, посыпались листья, ворона каркнула и перелетела с яблони на печную трубу.

Снял воздушный фильтр, отсоединил от рычага привода дроссельной заслонки тягу, возвратную пружину и трос привода воздушной заслонки.

Небывало большой урожай в этом году.

Часть винограда он продаст и купит сто листов оцинкованного кровельного железа, две тонны угля, три куба дров…

— Жене шубу, сыну компьютер... а самый отборный виноград ты отправишь на международную ярмарку, в Жопу, — сказал человек в белом плаще, — за что получишь золотую медаль из говна. Всё грезишь?

— Здравствуйте, заходите, — сказал я.

— Как-нибудь в другой раз. Зимой. Когда твой виноград перебродит в золотистое говно.

Ушёл.

Что ж, иди. Иди, иди, режь правду-матку, пока не нарвёшься где-нибудь. Иди, иди!

Вдруг он вернулся и сказал:

— Извини. Я не хотел тебя обидеть. Продолжай мечтать и грезить, но не об этом.

— О чём же?

Он снял свой неизменный белый плащ, и тут я увидел, что это мой друг Миша в чёрном костюме, в белой сорочке, с бабочкой.

— О Миша, не узнал я тебя! — вскричал я, подходя к калитке, чтобы обнять своего лучшего друга, но…

Нет, это был не Миша, это был кто-то другой, я его не знал, и он спросил, где тут живёт Киргиз, я сказал, он пошёл по улице, но тут же вернулся, и я увидел, что это не кто иной, как соседка Нина, которая позавчера уехала в Москву.

Красное вино, холодец, капуста.

Она была в белом плаще, в чёрных колготках, курила, смотрела не то с любовью, не то с презрением.

— Пойдём на холм, — сказала она.

— Зачем?

— Просто так. Нет, не нужно, глупости всё это, — и тут же превратилась в Киргиза, и он спросил, когда я отдам долг.

— Вот продам виноград и отдам.

— Мне нужно сейчас.

— Сейчас у меня нет денег.

— Тогда прощайся с жизнью.

И я увидел в его руках нож…

И тут налетел смерч, и всё вокруг исчезло, а потом я снова стал заниматься карбюратором.

Подул ветер, упала и разбилась ещё одна гроздь “изабеллы”, и из неё выскочил серенький паучок, он заметался, бросился было к калитке, но тут же вернулся и спрятался в карбюраторе, в первичной камере, и я направил туда струю сжатого воздуха, и он заметался и по оси дроссельной заслонки перебежал во вторичную камеру, и я направил туда сжатый воздух, и он вылетел оттуда и на огромной скорости влип в крупную гроздь, теперь уже навсегда, что, верно, придаст будущему вину неповторимый вкус и запах, что будет отмечено и здесь, и там, во Франции, и тут я увидел на заборе ворону, жадно глядящую на детали моего карбюратора, и я сбил её с забора струёй сжатого воздуха, и тут подъехала милицейская машина, и они стали задавать мне вопросы по поводу Человека в Белом Плаще, и я понял, что сейчас они станут надувать меня сжатым воздухом, и мне было больно и страшно.

 

— Своего наибольшего могущества Вавилонское царство достигло при царе Хаммурапи, — сказал Иван Фёдорович и подошёл к окну, откуда открывался вид на железнодорожный вокзал, рыбоконсервный комбинат, порт и море. — Хаммурапи, — повторил он, глядя в окно. — Записали? Завтра буду спрашивать, а сейчас свободны, но не совсем. Мне нужно вскопать огород. Никого не принуждаю. Только желающие.

Жил он недалеко от школы, на спуске к морю.

Он сказал, что и как, и мы стали работать, а он ушёл в дом.

Наступили осенние сумерки.

— Довольно, — сказал он и пригласил нас в дом.

Там уже стоял стол с напитками и закусками.

Мы приступили. Через некоторое время он вышел к столу и стал играть на баяне и петь, преимущественно морская тема.

Появилась его жена, Вера Сергеевна.

Она тоже вышла и подпевала мужу.

Они пели так слаженно и проникновенно, что многие заплакали.

Кто-то из наших стал просто рыдать, и его вынесли на свежий воздух.

Пасмурно, прохладно.

Фредерик Тейлор в начале двадцатого века потратил пять месяцев для определения лучшего способа работы с лопатой.

Франц Кафка панически боялся воды и всё никак не мог научиться плавать, чем раздражал своего отца.

Оден начинает как прямой подражатель Элиота, а к концу приходит к коллажу.

В ракетных войсках стратегического назначения застрелился начальник штаба.

Если тело скользит по поверхности другого тела, то на движущееся тело действует сила трения.

Ветер гонит по улице опавшие листья.

Входят двое в длинных чёрных плащах. Под плащами угадываются стволы. Они кого-то ищут.

Я не знаю того, кого они ищут. Уходят.

Толь, рубероид, битум.

Гвозди, молоток, дерево, верёвка, земля.

Вареники с творогом.

Луга ещё зеленеют.

Древние греки пасут на древних пастбищах древний домашний скот.

Лев Николаевич собирается на охоту.

Воздух свеж и прохладен.

Старт космического корабля отложен на неопределённое время.

 

— Штиль!

— Ветра нет.

— Полное отсутствие ветра.

— Полное отсутствие ветра.

— Дым.

— Стелется.

— Ветер тихий.

— Ветер тихий.

— Дым слегка…

— Что?

— Слегка уже поднимается вверх.

— Ветер лёгкий.

— Его движение ощущается лицом.

— Камыш при лёгком ветре.

— Шелестит.

— Ветер слабый.

— Колеблются листья.

— Колеблются листья и…

— Колеблются листья и сучья.

— Сучья какие?

— Сучьи.

— Не отвлекайся. Какие сучья колеблются при слабом ветре?

— При слабом ветре колеблются слабые сучья.

— Мелкие.

— Мелкие.

— При слабом ветре колеблются листья и мелкие сучья.

— При слабом ветре колеблются листья и мелкие сучья. А если их нет?

— Не отвлекайся. Теперь ветер умеренный.

— Теперь ветер уверенный.

— Не уверенный, а умеренный. Что?

— Что?

— Что колеблется при умеренном ветре?

— Что может, то и колеблется. Как Нина: ехать ей в Москву, не ехать. Колеблется.

— При умеренном ветре колеблются тонкие ветви деревьев. Такой ветер подымает пыль и клочки бумаги.

— И женские платья.

— Про женские платья расскажешь потом, а сейчас ответь на вопрос.

— При умеренном ветре колеблются тонкие ветви деревьев.

— Что ещё?

— Такой ветер подымает пыль и клочки бумаги со стихотворением ветер, ветер на всём белом свете, не стоит на ногах человек…

— В угол!

— Есть — в угол! На колени?

— Да!

— На уголь?

— Да!

— Но у нас нет угля!

— Ладно, хватит паясничать. В Стокгольме для нас строится судно, а мы тут дурака валяем! Ветер свежий!

— Ветер свежий!

— Что при свежем ветре?!

— Сучья колеблются!

— Они колебались и при слабом ветре, а сейчас ветер свежий! Ну?!

— Если при слабом ветре колебались мелкие сучья, то при свежем колеблются уже крупные.

— Большие.

— Да, большие.

— А волны?

— Поднимаются. Поднимаются! Всё выше и выше! Всё выше и выше
и уже достигают неба, и летят уже по небу и дома, и деревья, и цистерны, и обломки самых надёжных судов, и люди, и животные, и…

 

Пасмурно, тихо, прохладно.

Входит человек в белом плаще.

Его имя Борис Петрович.

— Можно у тебя немного полежать?

— Пожалуйста.

— Подустал я, честно говоря.

— Есть будете?

— А что есть есть?

— Картошка в мундирах, селёдка, перец, баклажаны, орехи…

— Самогон есть?

— Где-то есть, но нужно поискать.

— Он в шифоньере, под тряпьём.

Порылся, нашёл, сказал, что он у нас не очень хорошего качества.

— Ничего, — ответил он. — А ты пьёшь?

— Нет, почти нет, разве только сухое вино.

— Красное, белое?

— И то и другое.

— Родители на работе?

— Да.

— Как у тебя с ними?

— Всяко бывает.

— А в целом?

— Что вы имеете в виду?

— Они тебя любят?

— Думаю, да.

— А ты их?

— Думаю, да.

— А остальных?

— Кого вы имеете в виду?

— Жителей города, соседей, родственников.

— В целом… как бы сказать…

— Ты любишь свой город?

— Да.

— А Слободку, где проживаешь?

— Не очень.

— Почему?

— Из-за агрессивности.

— Понятно. Что с девушками?

— Они то есть, то их нет.

— Друзья есть?

— Да.

— Кто?

— Когда-то их было много, сейчас остались Миша, Коля и Федя.

— Враги есть?

— Конкретно нет, но случаются.

— Долг Киргизу отдал?

— Нет.

— Почему?

— У меня нет денег.

— Он может тебя убить?

— Не знаю.

— Зачем ты играешь в карты?

— Не знаю.

— Тянет?

— Да.

— Непреодолимо?

— Да.

— Что Нина?

— Ей хочется в Москву.

— Она играет роль Нины Заречной из пьесы Чехова “Чайка”?

— Да, в народном театре завода “Азовсталь”.

— А ты готовишься с Мишей в кругосветное путешествие на судне, которое строится в Стокгольме?

— Да.

— Уголь привезли?

— Пока ещё нет.

— Но ведь скоро зима.

— Святодух обещал привезти, но пока не везёт.

— Он и не привезёт. Или привезёт?

— Не знаю.

— Что отец? Почему он не привезёт уголь?

— Его нет.

— То есть?

— Он ушёл к другой женщине.

— Почему?

— Не знаю.

— Он вернётся?

— Не знаю.

— Что мать?

— Она по ночам плачет.

— Машину отремонтировал?

— Пока ещё нет.

— Машина отца?

— Да.

— Виноград ещё не убран?

— Пока ещё нет.

— А ведь скоро зима.

— Да.

— Самогон у вас не такой уж и плохой. Ладно, полежу я.

Он лёг на пол, укрылся плащом, уснул.

Я вышел в сарай за остатками дров, чтобы хоть немного протопить печь, — его уже не было.

 

Его уже не было.

Буря небо мглою кроет.

В поле — зябь, в море — зыбь.

Перекати-поле катятся по степи.

С наступлением темноты “Санта-Мария” теряет фок, грот и штурвал.

Учитель Медведенко Семён Семёнович влюблён в Машу, та — в Треплева, тот — в Нину Заречную.

Александр Адуев полон романтических иллюзий по поводу государственной службы, его дядя, Пётр Иванович, говорит, что не нужно обольщаться.

При сложении отрицательных чисел сумма ставится со знаком минус.

Земледелие, скотоводство и ремёсла Древнего Китая.

Уголь — продукт гниения растений.

Коренная смычка якорной цепи крепится к жвака-галсу посредством глаголь-гака.

Для проверки углов заточки свёрл, зубил и резцов существуют шаблоны.

Турист из полиэтилена может сварить паяльником или утюгом накидку-колокол, что защитит его от дождя.

Территория Греции покрыта скалистыми горами.

У нас гор нет, т. е. там, где я живу.

Например, Каменные Могилы в юго-восточной части Приазовской возвышенности, а также Корсак-Могила, Токмак-Могила, Бальмак-Могила, Кусунгур-Могила.

 

Ранняя весна, холодный ветер, грёзы, мотоцикл.

— А не съездить ли нам на Каменные Могилы? — предложил Миша.

— Ты знаешь, у меня ангина.

— Там всё пройдёт. Там и не такое проходит. Поехали. Валька Пилипас не могла забеременеть, поехала туда и там и родила.

— Ну, это твои элоквенции.

— Садись, поехали.

И мы поехали.

 

Поставил чашку с солёной водой на некоторое время в тёплое место.

Англичане — народ, составляющий основное население Великобритании.

Они живут на острове.

Изучать язык можно в любом возрасте.

Зима второй год была весьма холодной.

Как тут не вспомнить про отмороженное левое ухо.

В то воскресенье мы куда-то пошли.

Агент ФБР внедряется в чикагскую мафию.

Самолёт падает в океан.

К судну пристаёт шлюпка с пиратами.

Су-24, Сухарто, сухари.

Огни тянутся вдоль берега и отражаются в воде.

Посёлок Кирпичный на дне карьера бывшего кирпичного завода.

Капитан стоит на мостике и смотрит в бинокль.

Болезнь бери-бери.

Уточнить.

Пассажиры веселятся на верхней палубе.

Вино мускатное, с медалями.

Ткань голубая, холодная.

Камни, песок, тишина.

Полоумное одиночество.

 

Охотник застрелил волка.

Рыболов поймал щуку.

Из сарая слышалось хрюканье свиньи.

При исполнении служебных обязанностей взаимное обращение членов экипажа судна должно быть официальным.

Володя гуляет по саду, наслаждаясь прекрасной погодой.

И видит за забором красивую девушку.

Он испытывает волнение.

Девушку зовут Зина.

Ему — шестнадцать, ей — двадцать один.

К каждому фотоаппарату при покупке прилагается инструкция.

Не применяйте усилий к ещё не изученному фотоаппарату.

Галионы с грузом вина, тканей и ртути берут курс к берегам Вест-Индии.

Командует флотом Лопе Диас де Армендарис, маркиз Кадератта.

Внезапно за забором появляется молодой гусар Беловзоров.

Он целует у Зины ручку.

Володе это неприятно, и он уходит домой.

 

Встретил Зину. На днях она познакомилась с водителем грузовика. Он принёс ей пять килограмм перловки, два десятка яиц, три лимона и пять четырёхцветных шариковых ручек.

Кто его знает, как оно дальше пойдёт.

Ветер северо-западный.

Из четырёх тысяч тонн опиумного мака получается три с половиной тонны героина.

Днём возможны осадки.

Пролежав в земле свыше шестидесяти лет, авиабомба не утратила своей разрушительной силы.

На Марсе обнаружены молекулы воды.

Допинг-тест показал наличие в организме спортсменки нандролона.

 

В середине второго тысячелетия до н. э. в Индию с северо-запада проникают племена кочевников-ариев.

При умножении двух чисел с разными знаками ставится знак минус.

Осина хорошо обрабатывается, не коробится, не трескается.

Начинающим туристам рекомендуется с помощью литературы и карт составить подробное описание предстоящего похода.

При заточке зубила следует периодически погружать его в воду, иначе произойдёт отпуск закалки.

Пасмурно, прохладно.

Светочувствительной основой фотоплёнки и фотобумаги является бромистое, хлористое и йодистое серебро.

Древесина ели по своим характеристикам схожа с древесиной сосны.

— Ездили? — спрашивает Борис Павлович.

— Да.

— Что там?

— Там когда-то произошла битва русских дружин князя Всеволода…

— Мстислава…

— Да, Мстислава Родионовича…

— Романовича…

— Да, Романовича, и вот, значит…

— Там было холодно, ветрено, тебя знобит — выпей вот это.

Он достал из кармана плаща какой-то порошок, я выпил, спал сутки и проснулся совершенно здоровым.

 

День сегодня туманный. Кто оценит в тумане мой новый белый плащ?

Белый плащ мне подарил человек в белом плаще, т. е. Борис Петрович, т. е. человек, которого я не знаю, т. е. знаю, но не настолько, чтобы…

— Надень, — сказал он.

— Но…

— Надень-надень, — приказал он, и я надел, а он был велик на меня, и он стал что-то шить, вшивать, резать, подкладывать, подшивать…

— День сегодня туманный, — сказал он, — вряд ли кто-нибудь по достоинству оценит твой плащ.

— Может, дело всё-таки не в плаще? — спросил я.

— Разумеется.

— Что же тогда?

— Не знаю, — ответил он, лёг в угол, на пол, где я, наказанный, стоял недавно на коленях, на угле, и попросил набросить на него какую-нибудь тряпку, что-то его знобит, я укрыл его своим зимним пальто и спросил, может быть, аспирин или что-то другое…

— Не знаю. Иди.

— Куда?

— Не знаю. — Он укрылся с головой и затих.

 

И ушёл в туманную даль, но вернулся, как он там, он тихо лежал под моим старым зимним пальто, мне показалось, что он умер, мне стало страшно, я пощупал его руку, она была тёплая, я приоткрыл его и со страхом увидел в нём свои подростковые черты лица — лица… лица… неопределённого, но явно в какой-то степени принадлежавшего мне…

Трудно объяснить.

Дышал он ровно, т. е. просто спал, спал некий, похожий на меня, подросток.

Пусть спит, хотя, конечно, страшновато.

 

Клён твёрже дуба, осина — сосны, вольфрам — молибдена.

Рыжей тенью мелькнула, скрылась белка в дупле.

Не к грозе ли?

Не к грозе ли побежали к павильону шахматисты?

Да и запах жёлтой акации заметно усилился.

Безопаснее грозу переждать в ложбине, что мы и делаем.

Ну а если, так что ж.

 

И Сид Чаплин, и Дэвид Стори.

Они из шахтёров.

И Ласло Беньямин, и Ференц Шанта — из шахтёров.

Шахта, шахтёры, уголь.

Когда-то я учился в школе шахтёрского посёлка Антрацитовка.

Уголь, угол, падение света.

Некоторое время молчали, потом он что-то сказал.

Некоторое время молчали, потом я что-то сказал.

Наконец, появились музыканты и женщины.

“Здравствуйте, дорогие, родные, живу я хорошо…”

“Живу ли я, — подумал я, — если простого письма написать не могу?”

 

Киники. Перипатетики.

Джалаль ад-Дин-Руми — персидский поэт суфийско-мистического направления, с пантеистическим уклоном.

Пошёл к Нине, дома её не было.

В фильме “Три тополя на Плющихе” песню “Нежность” исполнила Татьяна Доронина, потом её пела Майя Кристаллинская. Не уверен.

Побродим втроём по своим туманным окрестностям.

 

Что вы здесь делаете?

— Еду в Москву.

— Билет есть?

— Да.

— Покажите.

— Пожалуйста.

— Цель поездки?

— В Третьяковской галерее открылась выставка графики Тулуз-Лотрека.

— Гм.

— Он поссал на своё последнее полотно.

— Что в сумке?

— Колбаса, яйца, вино.

 

Блуждая и заблуждаясь.

Он отворил окно, и в комнату ворвался морской ветер.

Мы это знаем.

Вскоре он почувствовал страшную усталость.

Ветер гудел в трубе.

Было очевидно, что…

Дни идут и падают за сараем.

Он посмотрел на часы и подумал, что…

Пожалуй, что…

Он пошарил по карманам.

Это не произвело впечатления.

Было ясно, что…

Было очевидно, что…

Он пошарил по карманам и ничего не нашёл, кроме записки от неизвестной женщины.

Он поехал туда.

Там никого не было.

 

Каменные Могилы представляют собою своеобразное сочетание нагромождений гранитов.

Можно себе представить.

Погода стояла прекрасная.

Можно себе представить.

 

— Судно строится?

— Да.

— Как там у вас погода?

— Туман.

— И у нас туман.

 

Как бы там ни было.

Можно себе представить.

Например, тяжёлый взгляд отца.

Разнообразие жизни.

 

Гитара из фанеры звучит иначе, чем из палисандра.

Он показал свои новые картины: ткань, рубероид, жесть.

Нужно работать.

Шум и стук при движении.

Деформация оси нижнего рычага.

 

Восточная гряда больше западной, склоны круче.

Хаотическое нагромождение глыб.

Западная более спокойна.

Гранит.

 

Солнце садится.

Ткань, рубероид, жесть.

Подул ветер, посыпались листья.

Солнце садится.

Судно строится.

 

При некоторой игре воображения, с последующим поворотом оверштаг.

Погода стояла прекрасная.

Ты, наверное, помнишь.

Лучшего и желать нельзя.

И как это раньше не приходило в голову.

Он, кажется, сожалеет об упущенных возможностях.

И потом, если говорить откровенно.

Если подумать.

В конце концов ему захотелось прервать это тягостное молчание.

Но…

Но — но — но.

Ничего не поделаешь.

В сущности.

При ярком солнечном свете.

В вечерних сумерках.

На рассвете.

 

Сумерки, тишина.

Огни приближаются, удаляются, гаснут.

Моряк разразился потоком брани.

Капитана зашили в мешок и выбросили за борт.

Сумерки, тишина.

Огни приближаются, удаляются, гаснут.

 

Люди издавна интересовались, как возникают облака, почему бывает гром, молния, дождь, снег.

В связи с потеплением поспешил на речку.

Доплыл до середины, вернулся, лёг.

Небо, лес, тишина.

Физические процессы, происходящие в атмосфере, необычайно сложны. Многое остаётся тайной и сегодня.

Капитан Жертре из “Тружеников моря” Гюго не советует капитану Клюбену выходить в море. От собак, говорит он, пахнет мокрой псиной. Морские птицы уже две ночи вьются у маяка вокруг фонаря, столистник свернул листочки, а клевер выпрямил стебли. Дождевые черви выползают из-под земли, мухи кусаются, пчёлы не отлетают от улья.

Чайка ходит по песку — моряку сулит тоску, села чайка на воду — жди хорошую погоду.

Навозный жук может предсказать не только надвигающееся ненастье, но и конец его.

Перед ненастьем рыба выскакивает из воды.

Слоны в предчувствии дождя уходят из низин на возвышенность.

Двое идут по степи, удаляясь от города.

Куда они на ночь глядя?

 

 

Он был тогда здесь проездом с Раевскими в Крым.

Он был тогда увлечён Марией Раевской, будущей княгиней Волконской, что отразилось в “Евгении Онегине”:

 

Я помню море пред грозою:

Как я завидовал волнам,

Бегущим бурной чередою

С любовью лечь к её ногам!

Как я желал тогда с волнами

Коснуться милых ног устами!

 

Квадрат — это прямоугольник, у которого все стороны равны.

Куб — это прямоугольный параллелепипед, у которого все стороны равны.

Из двух дробей с одинаковыми знаменателями та больше, у которой больше числитель.

В Древнем Египте была хорошо отлаженная законодательная и судебная система. Удивительных высот достигла египетская медицина, например мумификация.

The numeral” — имя числительное.

The pronoun” — местоимение, которых девять видов.

The participleпричастие.

Seeing that I was late, I hurried.

Видя, что я опаздываю, я поторопился.

Погода портилась, шторм усиливался и переходил в ураган.

 

— Как там наше судно?

— Строится.

 

Диалог — это разговор двух лиц.

Омонимы звучат и пишутся одинаково, но различаются по значению.

Синонимы различаются по звучанию и написанию, но тождественны по смыслу.

Центр окружности не принадлежит окружности.

Светочувствительность — важнейшее качество негативных фотоматериалов.

В несложных турпоходах хорошо зарекомендовал себя спальный мешок, который можно сделать самостоятельно.

Не забудьте взять складной нож, записную книжку в твёрдом переплёте и простой карандаш.

 

Деревья пожелтели. “Пожелтели” — простое глагольное сказуемое. Деревья начинают желтеть. “Начинают желтеть” — составное глагольное сказуемое.

Во французском языке существует два рода: мужской и женский.

Le masculine — мужской.

Le feminine — женский.

Грецию омывают Ионическое и Эгейское моря.

Форма организации труда экипажа судна устанавливается приказом судовладельца.

Каждый член экипажа обязан заботиться о безопасности судна.

При обращении лица командного состава к младшему по должности члену экипажа последний должен встать.

Пришёл Миша. Я встал и доложил обстановку.

Вид у него был грустный. Нет, дело не касается судна, дело в чём-то другом, он довольно туманно изложил проблему, я ничего не понял.

 

 

“The verb” — глагол.

They went to the seaside — они поехали на море.

Да, поехали, т. е. пошли.

Они помогали яхтсменам готовить яхты к регате, т. е. шкурили, олифили, красили и проч.

Их угостили.

Блевали на пляже и дома. На пляже — под музыку Арно Бабаджаняна. Дома — под песни Лили Ивановой, Радмилы Караклаич и “Бранденбургский концерт” И. С. Баха.

 

— Бывает.

— Да.

— Чего только не бывает.

— Обычное дело.

— Такое.

— Шпангоут!

— Ха-ха-ха! Рангоут!

— Охо-хо-хо! Оверштаг!

— Фордевинд!

— Рок!

— Роклеры!

— Шмоклеры!

— Встать, когда перед тобой… ха-ха-ха.

— Да.

— Ну, ничего. Синеет море за бульваром.

— Привоз французский весь в дыму…

— А-а-а.

— О-о-о.

 

Оверштаг — хрен его знает.

Фордевинд — нужно уточнить.

Надир — уточнить.

Необходимо в первую очередь знать, что…

Их…

Ich liebe dich… в том числе… то есть расположение… светила… на небесной сфере… азимут и высота светила… но Ich liebe dich… то есть… и если светило на меридиане… ха-ха-ха… и другой вертикали… до центра… до центра светила…

 

Погода была неустойчивой, дул сильный шквальный ветер, мы шли вдоль восточного побережья, капитан сказал, что солнечно, светло, тихо, что изобразительные средства фотографии позволяют уйти от документальности, что это по-прежнему не потеряло своего значения, что глубина жизненного содержания, а также отточенность изобразительных форм, что иногда ошибочно полагают, что совершенно очевидно, но отнюдь не следует вывод, что нужно делать фордевинд, что некоторые пытаются сделать оверштаг, они словно находятся в плену у приёмов и никак не могут… не в состоянии от них… от них освободиться… нужно… нужно освободиться… нужно перейти… мысль, мышление! — закричал он и рухнул на палубу.

 

“The preposition” — предлог.

Качество древесины дуба тем выше, чем больше возраст дерева.

Позже выяснилось, что капитан погибшего судна не имел достаточной квалификации.

 

Не было счастливее человека, чем Акакий Акакиевич, когда наконец принёс ему новую шинель портной.

Месопотамия — родина нескольких цивилизаций.

Well” — хорошо, “fast” — быстро.

И это судно на полном ходу врезается в другое судно.

 

Тихо, солнечно, тепло. Виноград уже созрел. Пора делать вино.

Парк, Гайдн. Женщина приглашает его танцевать. Они танцуют. Она была в платье из шифона.

Шифон, музыка, деревья.

Беспокоит рулевое управление.

Специалисты сделают.

 

Купили новый сервант.

Человек в белом плаще что-то сказал, но мы не поняли.

Выпить отказался, ушёл.

Сервант новый, на ножках.

Блестит.

Ночью проснёшься и посмотришь на него.

Сервант.

 

Музыка Баха, Бетховена.

Новый сервант.

Ослабли гайки шаровых пальцев тяг.

Нужно смотреть.

Зима в тот год была удивительно мягкой.

Kate and Nick were here.

Катя и Коля были здесь.

Скоро они поженятся.

Имя существительное, имя прилагательное.

Сокращение дробей.

Вставить ножовочное полотно, стоять устойчиво, свободно.

 

Пришёл Миша, я спросил о судне, он ответил, что это вполне реально, что оно строится.

Оно строится.

 

И мы снова поехали туда.

Там степная часть испытывает большое влияние гранитов. Почва там обогащена обломками гранитов. И постепенно разрушается.

Это позволяет…

Впрочем, это научная сфера.

Мы ехали на мотоцикле.

Было холодно.

 

Had I not been ill, I should have gone to the cinema. — Если бы я не был болен, я бы пошёл в кино.

Они ходили. Там было что-то про Гамлета.

 

— Быть или не быть, — сказал Миша.

— Ты о чём?

— О судне.

— Не знаю. Всё зависит от тебя.

— Быть.

 

Быть или не быть.

Правой рукой обхватить рукоятку и резать металл.

Проверь смазку трущихся частей.

Астров к Соне не питает никаких чувств.

Чехов, “Чайка”.

Пасмурно, прохладно.

По окончании университета она преподавала английский язык в тюрьмах и в психбольницах.

Пасмурно, прохладно.

 

Облачно, с прояснениями.

Художник Сары-Юрьев бежит от повседневности в мир космических коллизий, за ним гонится его жена, Ольга Ивановна, он бежит в сторону глинистого обрыва, за которым хмуро расстилается море.

Она хочет остановить его, но разве это возможно?

 

— Пасмурно.

— Прохладно.

— Ветер зюйд-зюйд-вест.

— Курс зюйд-ост-тень-зюйд.

— Тень?

— Так написано в пособии.

— Ты готов к тренировкам?

— Не совсем.

— В чём дело?

— Что-то нездоровится.

— Плевать, пошли.

Пошли к холму отрабатывать основные приёмы.

 

Не плачь, дорогая.

Разве в том моя вина, что…

 

Догорает наша роща, дорогая.

Вот и тёща слегла.

Вот и сын в рюмку смотрит.

Это ужасно.

По себе знаю.

 

Время вносит свои коррективы.

Она отвернулась к окну.

Наверное, плачет.

— Если на срез сырой картофелины капнуть йод, то срез окрасится в синий цвет.

— Да, — говорит она, продолжая стоять у окна. — Может, отдохнёшь?

 

Да, можно и лечь, но разве в этом… разве мы рождены… например, железный гвоздь. Обычный железный гвоздь. Но если его опустить в раствор… в раствор медного купороса, то…

— Ложись, ложись, — говорит она, — ложись, отдохни, а дальше видно будет.

 

Краткие прилагательные. Труд необходим и полезен. “Необходим” и “полезен” — краткие прилагательные.

Длина окружности.

Площадь круга.

О смерти Пушкина Гоголь узнаёт в Париже.

I have just come. — Я только что пришёл.

Здесь just выступает в роли наречия времени.

Море успокоилось на рассвете. Судна нигде не было. Наступила ночь. Поиски продолжались.

Беспокоит увеличенный ход рулевого колеса.

Ослабли гайки шаровых пальцев тяг.

Разновидностью гафельного паруса является парус гуари.

Д. Лондон прожил сорок лет.

Рубка металла.

Замах и удар.

Устройство фотоаппарата.

 

Пришёл ЧБП, т. е. Борис Павлович, т. е. тот, что в белом плаще, приказал мне взять штыковую лопату, лом и рукавицы, надеть робу и следовать за ним.

Шли молча, он впереди, я — за ним, прошли по склону к речке, и он сказал: долби вот здесь, тебе ведь нужен уголь, но ты часть денег отдал аферисту Святодуху, остальные проиграл в карты — долби.

Он ушёл, а я стал долбить тяжёлую землю: камни, песок, глина.

Вдруг появился Миша и стал помогать мне долбить, и к вечеру мы додолбились до угольного пласта, но долбить уже не было сил, мы прикрыли яму камышом и пошли в театр на “Травиату”, где оба уснули, и нас разбудили, когда в зале уже было пусто и яркие огни были погашены.

 

Осенью всё живое готовится к зиме.

Не страшна зима тому, кто к ней подготовился.

Причастие — особая форма глагола.

Будто распустившиеся маки.

“Распустившиеся” — причастие от глагола “распуститься”.

Ураган надвигался быстро, барометр падал стремительно.

Капитан приказал убрать все верхние и нижние брамсели и перебросить на фордевинд, т. е. увалиться под ветер.

 

Проверить правильность установки тисков.

Закрепить деталь в тисках.

Работать.

 

Там господствует типчак, вентената сомнительная, ковыль красивейший, бурачок извилистый, дубровник белый, тюльпан гранитный, гиацинтик Палласа.

Тормоза.

Схема тормозной системы.

Удалить воздух из системы.

 

Лучина горела на столе, печально вспыхивая и погасая.

“Вспыхивая” и “погасая” — деепричастия.

Основное действие выражено глаголом “горела”.

Как-то утром…

— Как-то утром…

— Обозревая свои владения…

— Иван Иванович…

— Иван Иванович обнаруживает…

— Что?

— Нет, он приходит в довольное…

— Расположение…

— Духа.

— Но…

— Но вдруг обнаруживает…

— Что?

— Что угля нет.

— Вчера был, а сегодня нет.

— А какой был хороший уголь!

— Его бы и на новогоднюю ёлку повесить.

— Такой блестящий!

— Например, антрацит.

— Да.

— Но пусто в сарае.

— Его подозрения падают на соседа.

— На Ивана Никифоровича.

— Да.

— Тем более что вчера бездымная труба его, будто мёртвая красавица, сегодня блещет всеми красками дыма и искр.

— И тогда он снимает с ковра своё старое ружьё.

— И идёт.

— К Ивану Никифоровичу.

— И…

— В сарай к Ивану Никифоровичу, из которого вдруг выбегает свинья…

— И?

— Да что угодно.

— То есть?

— Нам не об этом нужно думать. Бери плащ и пойдём на холм.

— Тренироваться?

— Да.

— Может, лучше там, где и раньше?

— Можно и между оврагами, но сегодня пойдём на холм. Ветер сегодня хороший.

— Оверштаг!

— Фордевинд!

 

Умерла Вера Ивановна Пивень.

Она всегда безотказно давала на кино.

Капитан пытается выровнять судно, если не по ветру, то хотя бы носом к волне.

Капитан велит радисту передать в эфир сигнал SOS, но радист почему-то мёртв.

Тогда он приказывает выдать команде спиртное и сигареты.

 

Далеко не всё в этой трагической истории ясно.

Остановились на версии из-за смещения груза ячменя.

Жаль, что умерла Вера Ивановна.

У кого теперь безотказно возьмёшь деньги на кино, цирк, ресторан.

 

Танцы. Мы танцуем. Кто как может.

А что?

Что вы можете сказать?

Ничего вы не можете сказать.

Да и что можно сказать?

— Пойдём домой.

— Не пойду.

— Совесть нужно иметь.

— Полностью с вами согласен.

 

— Миша, привет.

— Привет.

— Как дела?

— Ничего.

— Судно строится?

— Да.

— Может, нужна помощь?

— В чём?

— Финансово. У меня нынче винограда много.

— Выброси его. У меня тоже много.

— Ты хочешь сказать…

— Наш виноград никому не нужен.

— Разве только что нам.

— Да и нам он не нужен.

— Фордевинд.

— Оверштаг.

 

Судно всё-таки строится.

Оверштаг, фордевинд.

— Жора уголь не привозил? — спрашивает Анастас Святодух.

— Не привозил.

— Привезёт.

 

Ходили с Мишей на водную станцию, помогали яхтсменам готовить их суда к регате.

Предстоит Большая регата.

Наречие — неизменная часть речи.

 

Низкий дом с голубыми ставнями,

Не забыть мне тебя никогда.

 

Не забыть мне тебя никогда — наречие с признаком действия.

Проявитель превращает скрытое изображение в видимое, закрепитель делает фотографическое изображение светочувствительным.

 

И тут появилась она.

Что тут сделаешь?

Ничего.

 

Из Парижа Гоголь уезжает в Рим.

Древесина бука очень прочная, твёрдая, тяжёлая.

Закрепить деталь в тисках, работать.

Работать, работать, работать, но разве для этого ты предназначен?

 

Между тем ветер крепчал. Убрали фок и верхние марселя. К полудню ураган усилился. Судно всё более делалось неуправляемым.

 

Имя существительное. Имя прилагательное.

— Ты уже об этом говорил.

— Я знаю.

— Зачем же повторять?

— Не знаю.

— Что с судном?

— Оно строится.

— Ты веришь?

— Не очень.

— Сколько во французском языке согласных?

— Семнадцать.

— Можно ли делить на нуль?

— Нельзя.

— Что происходит с крупнозернистыми гранитами?

— Не знаю.

— Что происходит с мелкозернистыми гранитами?

— Не знаю.

— Кто ты?

— Не знаю.

 

— Ха-ха-ха, ты всё ещё полагаешь, что на нуль делить нельзя?

— Нельзя.

— Перед тем, как меня выгнали из института, я узнал, что можно. Речь идёт о раскрытии неопределённости по методу Лопиталя.

— Я уточню.

— Ты отстал. Я не возьму тебя на судно.

— Да пошёл ты!

И он ушёл.

 

Земля, деревья, кусты, асфальт, блок цилиндров переднего тормоза.

Лошадь. Происхождение лошади.

Лошадь и человек.

Старт космического корабля отложен на неопределённое время.

Вакуумный усилитель.

Вата, ватин, стекловата.

Песок, глина, уголь.

Нина.

Зина.

Нина и Зина.

Волосатая чёрная туча нависла над пустырём.

 

Крот и полезен и вреден.

Истребляя вредных насекомых, летучие мыши приносят человеку пользу.

Человек. Анатомическое строение человека.

Утки поедают ряску и другую вредную растительность.

Нина всё же собирается ехать в Москву, учиться на актрису.

Зина сказала, что она хочет выйти замуж за капитана дальнего плавания, и я, прогуливаясь по Приморскому бульвару, вдруг увидел её входящей в ресторан “Маяк”.

Анастас Святодух спрашивает, не привёз ли Жора уголь.

— Не привёз.

— Наверное, машина у него сломалась, — говорит Анастас. — Он сделает, привезёт, обязательно привезёт!

Он вдруг упал передо мною на колени.

Я поднял его и предложил ему стакан вина, он вышел, заплакал и пошёл по улице.

 

Приморский бульвар, дощатое кафе “Бриз”. В зале пусто, только дама средних лет у окна да бармен Боря Боренбойм. Осеннее мутное море шумит за окном.

— Что будем? — спрашивает бармен.

— Чего-нибудь.

— Что именно?

— Не знаю. Что нальёшь, то и будет.

— В долг?

— Да.

Дама попыталась встать, но не смогла и снова села.

— Налейте ему мерзости какой-то… агавы лист… острый… снег сползает… Какого чёрта! — воскликнула она. — Где мы находимся?! Но вы, в штанах, не знаете! Что можете вы знать, когда… когда… тогда… И смерч… и ястреб… к чёрту! Курица взлетает… летит… а вы?! Кто вы?! Вам только мерзость пить!

— А вам, мадам, пора домой, — сказал Боренбойм и спросил, не знаю ли я её, я её знал, это была Вера Убейконь, бывшая актриса нашего драматического театра, в котором я некоторое время работал электриком.

Я знал, где она живёт и что муж её — радист сухогруза, очевидно, в рейсе сейчас.

— Надоела, — сказал Боренбойм. — Вывести бы её на свежий воздух.

— Я попробую.

— Я налью тебе.

— Я не из-за этого. Я в долг. Я ведь всегда отдаю.

— Так что тебе?

— Мерзости! — вдруг снова вскричала дама. — Всей этой мерзости моря, этих волнорезов, песка, ветра, всех этих ихтиозавров на рейде!

Он налил мне чего-то, я выпил и подошёл к её столику и предложил прогуляться с нею по набережной.

Мы прогулялись. Было довольно холодно, она продолжала, перевирая, цитировать Бродского, я попросил её немного посидеть на лавочке, а сам побежал к Боренбойму, где выпил ещё и побежал туда, где она сидела, но она уже лежала под лавочкой, и я потащил её домой, на Гоголя, где однажды уже бывал по случаю… не помню.

 

Крито-микенская цивилизация. Остров Крит.

Во французском языке местоимение является неопределённым и обычно на русский язык не переводится, т. е. соответствует русскому “кто-то неизвестный”: On frappe a la porte, или: кто-то стучит в дверь.

Или: On frappe a la porte. — В дверь стучат.

Вошёл Миша.

— Ветер сегодня хороший, пойдём тренироваться, — сказал он.

Я надел плащ, и мы пошли на холм.

Ветер действительно был сильный, как раз для оверштагов и фордевиндов, но я не расстёгивал свой плащ (парус) и молча смотрел на Мишу.

Он застегнул свой плащ и спросил, в чём дело.

Я не ответил.

— В чём дело? — спросил он. — Или тебе уже это надоело? Но судно ведь строится!

— Плевать я хотел на твоё судно! — ответил я. И приготовился достать нож, но Миша свой нож достал быстрее.

День был ветреный, солнечный, мы долго и неподвижно стояли с ножами на вершине холма друг против друга.

 

Нина уезжает в Москву, я её провожаю.

Мне хочется плакать.

— Может, не нужно?

— Нужно.

— Но ведь… как… что… зачем?

— Так нужно.

— Но… ты… понимаешь или… что?

— А волны шумят и шумят за кормой… Ты станешь моряком и всё такое…

— Разве в этом дело?

— Нет, конечно. Но…

— Но…

И тут появился Миша, и они обнялись с Ниной, и тогда я подумал… и тогда пронзило меня… тогда, когда… Вот в чём дело, подумал я. Так вот, значит, оно как!

И тут объявили о прибытии какого-то поезда, и я подумал…

Нина вместо обычного для неё монолога Нины Заречной вдруг говорит:

 

Мода, эстетика, этика.

Национальная идея — выглядеть индивидуально.

Красота для себя и других.

Всё в человеке должно быть красиво.

Набрать на спицы и вязать.

Шить, вшивать, вышивать.

Экстравагантные контрасты.

В ярких красках карнавала.

Тут и шерсть, и твид, и вискоза.

И волнистый узор из пряжи синель.

И цветы из фетра.

И бархатистый, насыщенный тон.

И акрил, и полиакрил, и акрил пуртель.

Силуэт подчёркнут отстроченным пластроном.

Высокая линия талии чуть намечена.

И пуговицы — будто чьи-то глаза.

Будто молодого Делона или Бардо.

Он дошивает свой век в одиночестве.

Её уже нет.

Только песня осталась.

— Нужно вернуться к прежней моде, —

говорит отставной генерал. — К высокой моде

добротных ватников и всесезонных кирзовых сапог.

— А как же индивидуальность, неповторимость жизни?

Генерал молчит, смотрит в окно.

Но будем идти вперёд.

К ярким краскам карнавала.

— Закурить не найдётся? — спрашивает солдат.

Пояс висит на тощих бёдрах.

Но к бою готов.

Ветер, ветер на всём белом свете.

Но стоит на ногах человек.

Одет модно, со вкусом.

Но не знает, куда пойти.

— Вот, вот, — говорит генерал. —

— Вот к чему приводят всевозможные изыски.

А был бы одет как тогда, давно,

так знал бы, куда пойти.

Набрать на спицы и вязать.

Шить, вшивать, вышивать.

Прислушиваясь к вою зимнего ветра.

В ожидании вечной весны.

 

И тут появился человек в белом плаще, т. е. Борис Павлович, он отстранённо и холодно взглянул на нас и пошёл дальше…

 

Сверление, зенкование, зенкерование и развёртывание отверстий.

Сделал ошибку, написав слово “зенкование” через “и”: зинкование. Зинка. Надо быть внимательнее.

Установка сверла в патроне.

Установка сверла в шпинделе станка.

Сверло, патрон, шпиндель.

Курс судна был проложен через районы, известные частыми штормами и повышенной ледовой опасностью.

Впрочем, судно было готово к любым опасностям.

Стояла полярная ночь, океан был суров.

Решить уравнение — значит найти корни уравнения или доказать, что корней нет.

Герою повести Гоголя “Записки сумасшедшего”, сорокадвухлетнему титулярному советнику Поприщину не хочется идти на работу.

Около пятнадцатого века до нашей эры критская культура из-за извержения вулкана погибает.

Пришёл отец. Чистый, опрятный, слегка выпивший. Мать была у соседки.

— Уголь не привезли? — спросил он.

— Пока ещё нет, — ответил я.

— На землесосе есть вакансия.

— Я подумаю.

— Подумай. Виноград пора срезать.

— Срежу.

— Как машина?

— Есть проблемы.

— Что?

— Двигатель, ходовая…

— Эту гниль нужно покрасить и продать.

— Наверное.

— А мать где?

— У соседки. Позвать?

— Не нужно. Жениться не собираешься?

— Пока нет.

— Так-так… да… что ж…

— А ты возвращаться домой не собираешься?

— Домой… да… не знаю… и да, и нет… не знаю… Что-то грустно мне на всё это смотреть… то есть… конечно… я от вас не отрекаюсь… я… я не убежал от вас… я… Короче, деньги есть?

— Те, что на уголь остались.

— Уголь я привезу, может, завтра и привезу… м-да… ничего… Пьёшь?

— Нет.

— Это хорошо… да… пьянство — это говно… да… но… нет, ни в коем случае! — вскричал он и закружил по комнате. — Позови мать! Нет, не нужно! Ты не имеешь права меня осуждать! Или имеешь? Имеешь ли ты право меня осуждать за то, что я бросил вас? Ты меня осуждаешь или нет?! Что ты молчишь?! Что ты молчишь?! С тобой твой отец говорит! Ты понимаешь?! Да, я сволочь и всё такое, но… Нет! Я… Нет! Об этом я тебе ничего не скажу! Нет! Сын не должен знать всё про отца… своего… Я… нет… потом… налей мне, если можешь…

— Ничего нет.

— Ничего нет… что ж… а уголь — это говно, завтра я привезу уголь… голь… голь… угоголь… Угоголь! О, ты не знаешь, что я сегодня сделал! Но и не должен знать! Я совершил преступление! Ты понимаешь?! Сегодня, на землесосе… да… но…

Он зарыдал. Я впервые видел плачущего отца и совершенно растерялся.

 

Туман. Холодный туман ползёт с моря. Многие погибли из-за тумана.

Нина уехала, Миша не приходит. К Нине уже не придёшь, а Миша… хочется его видеть, хочется с ним продолжать дружить, но…

Но сейчас возьму и пойду к нему!

Пошёл, постоял у его калитки и вернулся домой.

Тяжело на душе, невероятно тяжело.

Неужели всё кончилось?

Позвонил Зине, договорились встретиться у главпочтамта, но до вечера ещё далеко, невыносимо далеко.

Позвонил Нине. Она уже в Москве, снимает с кем-то комнату, устраивается на работу на молокозавод, учит роль Нины Заречной по пьесе Чехова, думает обо мне, думает, что “каждый должен исполнить своё предназначение” и т. д.

 

Долго ждал Зину у главпочтамта, но так и не дождался.

Пошёл к ней домой, её мать сказала, что она недавно куда-то ушла, позвонил ей — не отвечает, вернулся к главпочтамту, всё ещё надеясь увидеть её красное пальто и чёрный берет, — увы.

Подошёл незнакомый человек и вдруг обнял меня и стал спрашивать, как мне удалось спастись с погибшего судна, называл меня Борей, я не стал разуверять его, он продолжал рассказывать страшные подробности гибели “нашего” судна, он весь дрожал, руки дрожали, я предложил ему на стакан водки, от денег он отказался, пригласил меня в ближайшее кафе, стал меня угощать, называл меня Борисом, радистом погибшего судна, я попытался было разуверить его, но это было бесполезно, и вдруг я увидел Зину: она танцевала с человеком в форме капитана морского флота.

 

— Что ж, Нина, — сказал я своей матери, возвратившись домой глубокой ночью.

— Что ж, Зина, — сказал я опять же ей всё той же глубокой, туманной ночью.

— Ешь и ложись спать, — ответила она, уходя в свою комнату.

Я громко рассмеялся и лёг спать.

 

Да, туман, очень густой туман, видимость нулевая, нужно остановиться, но останавливаться нельзя, и тут вопль вперёдсмотрящего: прямо на нас идёт судно, и уже поздно что-то предпринимать, столкновение неизбежно, и Зина, Нина, Миша, Жора и Святодух почему-то смеются.

SOS!” — кричу я. А они ещё пуще смеются!

Но кто услышит?

Они же все сейчас тоже глумливо смеются.

 

“Жить в доме напротив”, “стоять возле”, “осмотреться кругом”, “оглянуться вокруг”, “иметь в виду” — наречия.

Союзы делятся на сочинительные и подчинительные.

Какова бы ни была прямая, существуют точки, принадлежащие этой прямой, и точки, которые ей не принадлежат.

С приходом дорийских племён Греция погружается в “тёмные века”.

Во французском языке, как и в русском, имеются возвратные глаголы:

Je me lave — я моюсь.

Tu te laves — ты моешься.

Проверить ход рукоятки дрели.

Проверить надёжность крепления упора.

Разметить заготовку.

Сверлить.

К утру ветер стих, море успокоилось.

Поиск погибшего судна не дал результатов.

Сейчас начнётся спектакль, сейчас Нина Заречная произнесёт: “Пусто. Холодно. Страшно”.

 

— Да забудьте вы это, — сказал Борис Петрович, выходя из ещё не убранной кукурузы, вдоль которой я катил на своём старом велосипеде и горланил “Шестнадцать тонн”, — человеку может быть и пусто, и холодно, и страшно, но зачем об этом думать?

— Да я и не думаю.

— День чудесный, дорога замечательная, велосипед пусть и не новый, но ещё ничего, вы катите по грунтовой дороге, по укатанной, слева от вас — лесопосадка, в которой подают свои голоса какие-то птицы, справа — лес ещё не убранной кукурузы, сквозь пока ещё тёплый, но уже временами довольно прохладный, предвещающий скорую зиму, ветер, вы молоды, вам ещё жить и любить, а вы…

— Всё так, я ехал и напевал что-то из джазовых и русских композиций, и…

— Но!

— Но?

— Но подспудно в вас целился некто, и его патроны заряжены дробью: “Пусто, холодно, страшно”. И это правильно. Ещё ни один человек, если он, конечно, не безумец, не ушёл от этой картечи, но…

— Да.

— Но… Но я прожил гораздо больше вас, но это ничего не значит.

— Ничего не значит?

— Нет, что-то значит, но в целом ничего не значит. Кстати, вы слышали о погибшем судне?

— Да, слышал, вчера.

— Он не называл моё имя?

— Кто?

— Тот, кто об этом рассказывал.

— Он называл какие-то имена, преимущественно женские, но вашего имени я не слышал. Вы что, имеете какое-то отношение к этой истории?

— К сожалению, да. Почти все погибли, а я вот прячусь в кукурузе… да-с, прячусь, но вы, надеюсь, никому об этом не расскажете. Хотя по сути вы — предатель.

И он скрылся в кукурузе.

 

А. С. Пушкин родился в 1799 году, в Москве, в семье офицера гвардии Сергея Львовича Пушкина и внучки Ганнибала А. П., сына эфиопского князя, Надежды Осиповны Ганнибал…

В чём же я, по словам человека в белом плаще, являюсь предателем,
т. е. не просто предателем, а предателем по сути?

Я стал вспоминать и кое-что вспомнил, что подпадало под статью предательство, и мне стало тяжело, стыдно.

 

Солнечно, тихо, тепло, временами вдруг подует холодный ветер.

Африка — второй по величине материк после Евразии.

С Плюшкиным Чичиков быстро находит общий язык.

В конце ноября князь Мышкин приезжает в Петербург из Швейцарии, где лечился.

Для любого треугольника существует треугольник, равный ему.

Биссектриса делит угол пополам.

После “тёмных веков” Древняя Греция возрождается.

Нина уехала, Зина встречается с капитаном дальнего плавания, Миша не приходит, при встрече мы делаем вид, что не знаем друг друга.

 

Сверление дрелью.

Вахтенный штурман сообщает старпому, что автоматическая противопожарная система сигнализирует о пожаре в пятом трюме.

Древесина берёзы может применяться в мебельной промышленности. Если срубленную берёзу на короткое время оставить в коре и дать “поработать” мраморной гнили, то текстура древесины будет иметь вид мрамора.

 

Именно в это время происходит становление рабовладельческого строя в Греции.

Je veux que tu dises la еritбe. — Я хочу, чтобы ты сказал правду.

Cest lunique home qui me comprenne. — Это единственный человек, который меня понимает.

Союзы сочинительные, подчинительные, разделительные.

Например…

На хрена тебе это нужно?

Они пошли в пятый трюм, но пожара там не было.

Пожар случился в одной из кают от короткого замыкания.

Он быстро распространился по судну.

 

Граб — дерево твёрдое. Его древесина хорошо окрашивается и имитируется под ценные породы древесины.

“Глаза его были большие, голубые и пристальные; во взгляде их было что-то тихое, но тяжёлое, что-то полное того странного выражения, по которому некоторые угадывают с первого взгляда в субъекте падучую болезнь”. Это князь Лев Николаевич Мышкин, лечившийся долгое время за границей от психической болезни. Сам себя он называет идиотом.

Подул ветер, посыпались листья.

Смеркалось. Стоял у калитки, курил.

Подошёл Миша, лицо грустное.

— В чём дело? — спросил я.

— Дело в том, что ни в чём, — ответил он.

— Так уж и ни в чём? — спросил я.

— Ты до сих пор обижаешься за нуль?

— Да что мне нуль.

— Нина уехала и, кажется, навсегда, а Зина встречается с капитаном дальнего плавания.

— И что?

— Ну… знаешь…

— Пойдём в “Маяк”. Деньги есть.

 

Одночлены.

Умножение одночленов.

Многочлены: сложение, вычитание, умножение, деление.

На улице Поприщин видит карету, из которой выходит дочь директора департамента.

Он влюблён в неё.

Пихта является самой мягкой и лёгкой из хвойных пород и обладает красивой текстурой.

Французское наречное местоимение может быть и местоимением и наречием.

Jcompte — я на неё рассчитываю.

Jy ai eà pense — я уже об этом подумал.

Вращением рукоятки поднять или опустить стол, пустить станок, подвести к месту обработки смазочно-охлаждающую жидкость и приступить к сверлению.

 

Стояла полярная ночь, океан был суров, барометр падал, ветер крепчал и мрачно завывал, шторм усиливался. Капитан приказал снизить обороты двигателя. Скорость ветра уже достигала ураганной.

 

Частица — служебная часть речи, она не изменяется и не является членом предложения.

Рассчитал бы, сгорел бы, преодолел бы

Сумерки, шум моря, гул аэродрома. Кто это, что это?

Знак вопроса.

Огни приближаются, удаляются, гаснут.

Агент ФБР внедряется в чикагскую мафию.

Судно никак не может отойти от причала в силу прижимающего ветра.

 

“Разве” — модальная частица.

Например: вряд ли…

Впрочем, если…

“Увы! На разные забавы я много жизни погубил” (А. Пушкин).

Провод не должен быть слишком натянут или перекручен.

Поперечник тропического циклона в среднем составляет сто шестьдесят километров.

Правильная сушка древесины — залог успеха в дальнейших действиях.

 

Междометие — часть речи, служащая для выражения различных чувств и волевых побуждений.

“О весна, без конца и без краю — без конца и без краю мечта!” (А. Блок).

“Увы! он счастия не ищет и не от счастия бежит!” (М. Лермонтов).

Хорда.

Отрезок, соединяющий две точки, лежащие на окружности, называется хордой.

Хонда… Хонда… Япония. Мотоцикл “Хонда”. Япония… Соичиро Хонда: “Многие люди мечтают об успехе. Я считаю, что успех может быть достигнут только через повторяющиеся неудачи и самоанализ. Фактически успех — это только один процент вашей работы, а остальные девяносто девять процентов — это неудачи”.

Афины и Спарта — борьба.

Демократизация, гражданские права.

Je lui ecrirai que je viendrai en ete. — Я ему напишу, что приеду летом.

Изъявительное наклонение.

Приёмы заточки свёрл.

Дело мастера боится.

Боится и прячется.

И вот ещё что…

 

Синтаксис и пунктуация.

Нина и Зина.

Нина уехала, Зина встречается с морским офицером, Миша говорит, что бизнес его старшего брата претерпевает ухудшение, в связи с чем он пока не может субсидировать постройку нашего судна, чьи-то ноги торчат из кустов на рассвете, это отдыхает после ночной смены Анастас Святодух, уголь он нам до сих пор не привёз, временами уже весьма холодно, я разбудил Анастаса, он закричал, что моряки об этом не грустят, и снова уснул, Парфён Семёнович Рогожин влюблён в содержанку капиталиста Тоцкого Настасью Филипповну, влюбляется в неё и Лев Николаевич Мышкин, мой друг Миша спрашивает, готов ли я на ограбление банка, чтобы достроить наше судно, человека в белом плаще, т. е. Бориса Петровича, давно уже не видел, персидский царь Дарий I нападает на Грецию, точка, точка, точка, тире — нуждаюсь в помощи, точка, точка, тире — хочу установить с вами связь.

 

Дело было тогда, когда…

Дело в том, что…

Боюсь, нам придётся…

Дело в том, что…

Нет никаких оснований полагать, что…

В связи с чем хотелось бы отметить, что…

Предположим, что…

Но так ли это?

Дело в том, что…

Ситуация, похоже, складывается таким образом, что…

Рассмотрим более подробно.

А именно.

Вот именно.

Весьма прохладно, даже холодно, пошёл к угольной яме, надолбил несколько вёдер угля, затопил печь.

Пришёл Миша, сказал, что насчёт ограбления банка он, конечно, пошутил, но вот холм за оврагом можно прощупать на предмет антиквариата и приступить к этому нужно немедленно, пока не замёрзла земля.

— Да он и так уже весь исковырян, ничего уже там нет, — ответил я.

— Тогда нужно прощупать другие холмы. Машина у тебя на ходу?

— Пока ещё нет.

— Поедем на мотоцикле.

Поехали в сторону Кичиксу, дотемна долбили холмы, но кроме костей ничего не нашли.

 

Пасмурно, прохладно.

Позвонил Нине в Москву, она ответила монологом Нины Заречной из пьесы Чехова “Чайка”: “Холодно, холодно, холодно. Пусто, пусто, пусто. Страшно, страшно, страшно”.

Видел на Приморском бульваре Зину с морским офицером — они сидели на лавочке и целовались…

 

Древний Рим, Тибр, Апеннинский полуостров, Италия.

Альпы прикрывают от северного ветра.

В первом классе судна “Драммонд Касл” стоят мраморные ванны, а в салоне — рояль.

В ту ночь шёл дождь, а море было окутано густым туманом.

Пассажиры развлекались в главном салоне танцами и вокалом приглашённых певцов.

Конец известен.

 

Солнечно, тихо, тепло. Ещё будет так какое-то время.

Двор и машина засыпаны листвой и забрызганы соком “изабеллы”.

Проверка тормозов.

Выехал и едва не влип в грузовик с гробами.

 

Небо чистое, ровное.

Ветер лёгкий, судно идёт хорошо.

Солнце село, лес замолчал.

Бурундуки перед грозой булькают.

Шахматный столик можно сделать своими руками.

С Трандафиловым мы ещё встретимся.

 

“Мутно небо, ночь мутна”: “мутно”, “мутна” — сказуемые.

Рассмотрим квадратное уравнение, преобразуем левую часть и получим полный квадрат и некоторое время будем смотреть в прямоугольник окна, выходящего на улицу.

Je serais alle hier aveс vous si javais en du temps libre. — Я бы пошёл вчера с вами, если бы у меня было свободное время.

 

Пасмурно, прохладно.

Собственно говоря.

Пусть многочлен не равен нулю.

Пусть не равен.

Собственно говоря.

Гробы в грузовике стояли плотными рядами и были похожи на бледное войско перед лицом неминуемой гибели.

Нужно что-то делать с тормозами.

Нужно быть более внимательным на дороге.

Стресс от пережитого был такой, что у некоторых моряков, доплывших до берега, не выдерживало сердце, и они тут же падали замертво.

— Может, потренируемся? — спросил Миша.

— Давай лучше прокачаем тормоза, — ответил я.

— Я не умею, — сказал он.

— Это легко. Я залезу под машину, отверну штуцер и опущу шланг в банку с тормозной жидкостью. Ты будешь сидеть в кабине и по моей команде выжмешь педаль тормоза, не отпуская её. Отпустишь тоже по моей команде.

— Фордевинд?

— Ладно, пусть будет фордевинд.

Миша сел в кабину, а я залез под днище, проделал все необходимые манипуляции и крикнул:

— Фордевинд!

— Бейдевинд! — закричал он в ответ и надавил педаль тормоза.

 

Выиграл, отдал Киргизу долг, он пригласил меня в “Маяк”, там уже был разгар, и среди танцующих я заметил Зину с ее морским офицером.

Киргиз был необыкновенно щедр и не переставая угощал, что держало меня в напряжении.

Дальше как обычно.

 

Что тут скажешь? Ничего тут не скажешь.

Солнце село, но лес не замолчал.

Он на разные голоса говорит то, чего я не понимаю.

И море шумит о том же.

Мать перестала со мной разговаривать.

 

Впрочем…

Хотелось бы отметить, что…

Дело в том, что…

В данном случае…

Не хотите ли вы сказать, что…

Да, но…

Здесь мы имеем дело с ситуацией, когда…

В квантовой механике, например…

Уравнение Шредингера, например…

Приходилось ли Шредингеру прятаться в кукурузе?

Да, но мы не об этом.

Итак, вы говорите о том, что…

О чём же они говорят?

 

Деепричастия и деепричастные обороты в большинстве случаев выделяются запятыми.

Не выделяются запятыми наречия, образованные от деепричастий.

Нехотя долбит землю.

Все сломя голову побежали смотреть на погибшее судно.

“Сломя голову” — не деепричастие, а фразеологический оборот и запятой не выделяется.

“Неожиданно я увидел двоих”. “Я” — подлежащее, “увидел” — сказуемое, “неожиданно” — наречие, “двоих” — числительное.

Я увидел их и остановился.

Они приближались.

Я знал их и чувствовал их намерения.

Я продолжал стоять, они приближались.

Они приблизились и спросили, где тут живёт Белый. Я ответил, что не знаю. “Тогда сейчас ты станешь чёрным”, — сказали они, и я побежал от них в кукурузу, где наткнулся на сидящего по нужде человека в белом плаще, он спросил, в чём дело, я сказал, он подтёрся кукурузным початком, надел штаны, ничего не сказал и ушёл.

С поразительной зоркостью вглядывается он в заурядность повседневной жизни.

Он критически относится к капиталистическим отношениям.

Своим учителем он считает Достоевского.

Да вот уже и в творчестве Генрика Ибсена явственно проступают черты символизма.

“И вот появилось творчество, в котором много старания и здравого смысла”, — говорит то ли Гамсун, то ли Ибсен, то ли мой друг Миша, который всё ещё надеется достроить судно и отправиться со мной в кругосветное путешествие.

Суть противоречия мировоззрения Пушкина и его романтических предшественников.

Ирония.

Он считает, что “романтики” не могут или не хотят увидеть изначальную гармонию мира.

Синус, косинус, тангенс, котангенс.

Пунические войны, патриции, плебеи, Ганнибал.

Le livre est sur le table. — Книга на столе.

Я читаю книгу.

Je lis le livre.

Да, ем ливерную колбасу и читаю, а за окном сгущаются осенние сумерки.

 

Судно отличалось роскошью отделки кают и салонов.

Всё ничего, только судно было сильно перегружено, из-за чего и погибло.

Судно приближается к мосту. Береговая диспетчерская служба приходит в ужас, видя, что судно движется к шестому, непроходимому пролёту.

Срочно пытаются связаться по радио с судном, пускают сигнальные ракеты — безрезультатно: судно на полном ходу врезается в шестой пролёт…

Я не уверен, что всё было именно так.

То есть судно погибло, но остаётся множество вопросов.

Пришёл Миша, прогулялись, холодный туман, тусклые огни.

 

Пришёл отец, трезвый, от ужина отказался, сказал, что договорился с соседями по поводу газа, так что проблем с дровами и углём у нас скоро не будет, смотрел на меня тяжёлым взглядом, спросил, чем я занимаюсь, я ответил, что в данный момент меня интересует французский философ Делёз, он усмехнулся и сказал, что пока ещё есть вакансия на землесосе.

 

Землесос… земснаряд… нечто старое, ржавое, углубляющее дно для больших судов…

— Наше море скоро исчезнет, оно останется только на моих картинах, и моя задача — успеть показать его предсмертное состояние, — сказал Сары-Юрьев и быстрыми шагами пошёл к обрыву.

“Друзья мои, прекрасен наш союз!” (А. С. Пушкин).

В данном предложении мы имеем обращение “друзья”.

“Звезда печальная, вечерняя звезда! Твой луч осеребрил увядшие равнины, и дремлющий залив, и чёрных скал вершины” (А. С. Пушкин).

В данном случае мы снова имеем предложение с обращением, но уже распространённым: “Звезда печальная, вечерняя…”

Обращение не является членом предложения.

Диагонали ромба пересекаются под углом девяносто градусов.

 

Увольнение членов экипажа на берег осуществляется по указанию капитана.

Члены экипажа могут отлучаться с судна только с разрешения своих непосредственных командиров.

В день отхода судна весь экипаж обязан быть на борту ко времени, назначенному капитаном.

Запрещается приносить на судно и употреблять спиртные напитки, а также появляться в нетрезвом виде.

На судне запрещается играть в азартные игры.

 

Сидим с Мишей в кубрике, играем в кости на ужин. Он покачивается.

— Смотри, Миша, боцман накапает капитану.

— Капитану уже накапали в порту Кюрасао. И вообще-то, я не Миша, а Борис Петрович.

 

Эта книга, я уверен, будет иметь успех. “Я уверен” — вводное предложение.

Долгая борьба плебеев с патрициями завершилась признанием плебеев полноправными гражданами Римской республики.

Рубанок состоит из корпуса, ручки, ножа, прижима и прочих деталей.

День холодный, туманный.

 

“На дворе была метель; ветер выл, ставни тряслись и стучали…”

В этот день Марья Гавриловна и прапорщик Владимир должны были тайно от родителей обвенчаться, но Владимир сбивается в степи с дороги.

Маша в ожидании, в бреду, в горячке (А. Пушкин, “Метель”).

— Зачем тебе это нужно? — спрашивает Миша.

— Не знаю. Я уже много книг переписал в общие тетради от корки до корки.

— Лучше бы ты, если уж на то пошло, морское дело штудировал.

— Этим я тоже занимаюсь.

— Тогда назови мне пункты борьбы за живучесть судна.

— Ну, это тогда… когда… это в тех случаях, когда… например…

— И так далее. Понятно. Нина уехала?

— Да.

— Когда?

— Позавчера.

— Провожал?

— Да.

— Что Зина?

— Зина встречается с морским офицером.

— Грустишь?

— Да.

— Не грусти. Фордевинд!

— Судно уваливается под ветер!

— Оверштаг!

— Судно приводится круче к ветру!

 

Погода была ветреная, и мы отправились на холм и стали отрабатывать основные приёмы: и фордевинд, и оверштаг, и потравливание топштага шкотов гика и гика-шкотов, и откренивали судно, и галсировали, и бакштагировали, и посылали руль под ветер, и глиссировали, и ловили ветер из-под надвигающихся облаков…

 

— По результатам практических занятий и теоретических знаний я больше тройки тебе поставить не могу. Условно.

— Да ничего, сойдёт.

— Что за разговор! Мы готовимся к серьёзному делу. Так дальше не пойдёт.

 

Эйнштейн любил отдохнуть после напряжённого умственного труда на небольшой яхте, самостоятельно управляя ею.

И Эйнштейн, и Эдисон, и Пикассо в юности проводили время за чтением и самоанализом, подавляя таким образом ощущение одиночества.

 

Попробуем, например, вырастить кристаллы сахара. Растворим как можно больше сахара в стакане и привяжем нитки к карандашу и положим его на стакан, и на нитках со временем образуются кристаллы, которые будут расти.

Сливочное масло можно получить в домашних условиях.

А что, если.

Можно ли получить кристаллы масла?

Если выжать кожуру апельсина на пламя, то образуется небольшой фейерверк.

Бактерии гниения присутствуют почти повсюду.

Возникает вопрос: а где же их нету? Надо подумать.

Бактерий гниения нет в самих бактериях гниения! Но, может, где-нибудь ещё?

Дрожжевые грибки вызывают брожение.

Например, виноград… который уже давно пора срезать, выжать сок и залить в бочку, в результате брожения получится вино, и человек после чрезмерного употребления вина тоже начинает бродить по улицам и может зайти так далеко, что его будут долго ждать дома.

В результате брожения по улицам ему в голову может прийти гениальная мысль. Какая? Подумать.

 

Нет на вопросы ответов.

Да и вопросов нет.

Стало быть, так надо.

Или не надо.

 

Шумно бежали ручьи. На проталинах зазеленела трава.

Лёгкий бриз задумчиво перебирает листья деревьев.

Раствор сахара, в отличие от раствора соли, электрический ток не проводит.

Из медного купороса можно вырастить кристаллы.

Блок цилиндров переднего тормоза.

Главный тормозной цилиндр.

Страусы не летают, но быстро бегают.

Буги-вуги характеризуется импровизацией на фоне повторяющихся мелодико-ритмических фигур в басу.

“Буги-вуги!” — закричал вздремнувший вперёдсмотрящий, но было уже поздно, и два встречных судна, столкнувшись нос в нос, через некоторое время пошли на дно.

 

Сумерки. Осенние сумерки.

Что-то есть в вас такое, что отличает от летних, зимних.

Это не просто сумерки, это — умерки.

Сумерки, извините.

Так хочется любви.

Холодно, пусто, страшно. Туманная облачность.

Я отплачу сумеркам за неизъяснимую грусть.

Туман.

 

Нож — это детская забава.

Когда в чужое сердце вхож…

Я зашёл с ним солнечным якутским днём за барак.

Зашёл я с ним, значит…

И получил…

Три недели больницы. Гордиться нечем. Нет, не было у меня любимой медсестры.

Была медсестра, которая говорила:

— По первому твоему слову я вызываю дочь из Крыма.

 

Пришли ребята.

— Ты хочешь жареной картошки?

— Конечно.

Хирург сказал:

— Ты какой-то хмурый. Ты никогда не женишься. Но шоколаду я тебе выпишу. Ешь шоколад!

Ел шоколад.

 

Здесь под небом чужим я как гость нежеланный.

 

Святодух привёз подводу шламового угля.

 

Покончить со всем я смогу резко, быстро и желательно на пустыре.

 

Небо чистое, ровное. Море всё так же шумит. Под деревьями совсем темно. Она возбуждённо говорит о будущем, она с улыбкой смотрит в сторону. Смеркалось. Он простудился. Он долго не может уснуть. Она идёт по улице. Он долго не может уснуть. Лес уже проснулся. От всего веет тайной. Велосипед предназначен не только для отдыха, но и для работы. Солнце село, лес замолчал. По вкусу можно определить, соль или сахар в воде. Итальянцев отличает любовь к песням. Хлеба норвежцы почти не едят. Сервант тёмной полировки на ножках идёт по степи. Нам неизвестны причины его бегства из дома. Скрылся в густой траве. Мысль не знает границ. И вот он идёт туда.

 

Когда в морском пути тоска грызёт матроса, когда грызёт он мачту или трос, свободный человек, всегда ты к морю льнёшь.

И радует тебя стихии дивный вой.

Белеет парус одинокий… и… и…

И всё же…

Но там тогда, когда.

 

Вышли на рассвете. Погода была хорошая. Все узлы и механизмы работали безотказно.

Если бросить камень в белку без учёта её движения, то не попадёшь.

Если бросить камень в гуся без учёта его движения, то не попадёшь. Познание всегда было и будет диалогом и с природой, и с самим собой.

 

Вопрос проса — чисто коммерческий.

Совокупность знаний и умений.

Его около пятисот видов: развесистое, пониклое, комовое, овальное…

Прорваться с просом на мировой рынок, захватывая всё новые и новые сегменты.

Или, скажем, разведение нутрий в домашних условиях.

Мех, мясо, деньги.

Морская поверхность редко бывает спокойной.

В случае совпадения периода собственных колебаний судна с периодом волны может возникнуть опасное для судна явление резонанса.

 

Мать недовольна, велит выбросить шламовый уголь.

— Как топить этой трухой? — спрашивает она.

 

Пьяный Святодух говорит:

— А что ты бздишь? Ты молодое говно, ещё не созревшее. Да, я падший и недостойный. А с углём — извини, меня подставили. Было уже темновато, вроде бы брал из кучи, где хороший. Но я ещё с ним разберусь, сука, падла. Он ещё не знает Тосика. Я его зарою этим углём, скотина!

И тут он упал.

 

Вообще-то он не упал, а только пошатнулся и вышел вон.

 

— А кто этот твой Борис Петрович?

— Я питаю огромное уважение к Борису Петровичу, это достойный человек, он неоднократно спасал меня от…

— Ты с ним не очень-то, — сказал Святодух. — У этого типа тёмное прошлое. Он здесь недавно, но кое-что о нём известно. Короче, твой Б. П. — тип подозрительный, поосторожнее с ним.

 

Б. П. с Ниной в кукурузе. Встаёт на цыпочки, распахивает плащ, хохочет. Поворачивается к Нине то в фас, то в профиль. Пугает очищенным от листьев и волос початком:

— Ну что, страшно? — выпад початком.

— Пусто? — Выпад початком.

— Холодно?! — Выпад початком.

Заметив меня, Б. П. говорит:

— Ничего страшного. Действительно, холодно, пусто и страшно.

Нина ведь в Москве. Неужели она меня обманула?

 

Не уходи, тебя я умоляю.

А дальше я не знаю слов. Это романс.

 

Кстати: любовь. Посмотреть в Большом энциклопедическом словаре.

Я испытал чувство любви. Я знаю, что это такое.

Но, может быть, учёные придерживаются другого мнения?

 

Иногда трогают самые простые романсы: не уходи, тебя я умоляю.

 

Мы с Б. П. подходим к пивному ларьку, из очереди говорят:

— Дайте им без очереди.

Мы с наслаждением пьём прохладное пиво и беседуем.

От волнения тему беседы не запомнил.

 

Во всех других местах она найдёт.

 

Надёжность надёжностью, но за поручень держись твёрже.

 

Зашёл в гости к Васе. У него дома телескоп.

Я посмотрел. Чёрная волосатая туманность.

Вася долго рассказывал про брызги и осколки, про то, как всё взрывается и рушится, и тут вошла его жена с бутербродами.

 

Стоило ли решать все эти задачки и разбираться в грамматике французского языка, если достаточно взглянуть в телескоп?

Спрашивается: зачем Васе жена, если у него есть телескоп? Но и с другой стороны: зачем Васе телескоп, если у него есть жена?

 

Мы встретились с тобою…

 

Я пошёл в “Маяк”. Ну, выпить захотелось. Попытался не заметить сидевшую на отшибе Зину. Она подошла к моему столику, попросила разрешения сесть.

— А где же твой капитан дальнего плавания? — спросил я её.

— Какая разница! — махнула она рукой. — Закажи мне чего-нибудь.

Я заказал. И себе тоже.

Разговор не клеился. Зина смеялась и рассказывала о незнакомой мне подруге Наде.

Появился Киргиз и подсел к нам.

Они с Зиной стали танцевать, а я незаметно ушёл.

 

Замена тормозных колодок автомобиля.

Сары-Юрьев, пробегая мимо с мольбертом, кричит, что море уходит.

Еле видимый Б. П. прошёл мимо и даже не взглянул в мою сторону.

 

— Никакого судна нет, — говорит Миша. — Никакого и брата у меня нет.

— Как, я его вчера видел.

— Это не меняет дела. Его нет.

— Да и Зины, собственно говоря, нет. И море уходит.

— Ты не бзди, — сказал Миша, — море никуда не денется.

О тренировках даже не заикнулся и ушёл грустный.

 

Мишу я на свадьбу приглашать не стал, поскольку понимал, что он наговорит чепухи про фордевинд-бейдевинд. Да и свадьбы как таковой не было. Мы отметили её в кафе Бори Боренбойма.

— А на ком же всё-таки я женился, — подумал я, лёжа в постели. — Это Зина или Нина?

— А с чего ты взял, что ты женился? — спросил Б. П. и лёг, как обычно, на пол, и стал бормотать про землесос, и вскоре утих.

Утром его уже не было.

Я вышел во двор.

Было довольно прохладно.

Я взял в сарае большую корзину и стал срезать виноград.

Двор был усыпан листьями, измазанными соком созревшей “изабеллы”.

 

Солнечно, сухо, тепло. Наступила ночь.

Вот и луна появилась.

Время движется к полуночи.

Один в шляпе, другой в шапке.

Один в комнатных тапочках, другой в кирзовых сапогах.

Подул ветер, и море подёрнулось рябью.

Утро выдалось пасмурное.

Пошёл дождь.

Дальше темно и непонятно.

 

— Прощай, Миша!

 

Пошёл на охоту, принёс зайца.

Пошёл на рыбалку, принёс рыбу.

Охота на глухарей из-за брачного сезона запрещена.

Сел, задумался.

Вдруг резко потемнело.

Ночью был сильный ветер.

Лето было дождливое.

Дело в том, что…

Но не лучше ли отложить до выяснения всех обстоятельств?

Люди тут появились давно.

Солнце село, лес замолчал.

Но не совсем, не совсем.

Где-то что-то ухнуло, где-то что-то крякнуло.

Где-то что-то свистнуло, где-то что-то пискнуло.

Связь открыта, импульс проходит нормально.

 

Ветер стих. Показалось солнце.

Прошёл день, наступил вечер.

Прошёл вечер, наступила ночь.

Прошла ночь, наступило утро.

 

Прошли годы. Однажды, заступив на вахту в качестве вперёдсмотрящего, я увидел, что мало что вижу из-за густого тумана, опустившегося на океан, но всё же зорко вглядывался вперёд. Видимость упала до нескольких метров. Я подумал, что в таких условиях капитану следовало бы сбавить обороты или же вовсе остановиться. Но наше судёнышко продолжало идти с максимальной скоростью. Очевидно, капитан хочет войти в график из-за упущенного в дрейфе у Нижних Аджах времени, подумал я. Вспомнились Нина, Зина, вспомнились дом, уголь, Анастас, и тут я увидел, что на нас надвигается огромное чёрное судно.

— Судно прямо по курсу! Расстояние минимальное! — завопил я, прекрасно понимая, что это — кондец.

— Кончай орать! — произнёс чей-то голос в темноте.

И я замолчал.

На моё плечо рухнула мачта.

Я поднял голову. Передо мной стоял бармен Боренбойм, опустив свою огромную руку мне на плечо.

— Не пора ли домой, дружище?

И я, пошатываясь и цепляясь за леера, вышел вон.

Версия для печати